Турция -2017: еще один трудный год


Геворг ПЕТРОСЯН

Тюрколог
Ереван

 

Последние годы для Турции складываются довольно сложно как с экономической, общественной, так и внутри- и внешнеполитической точек зрения. Исключением не стал и 2017-й год, в течение которого продолжился  стартовавший в 2015-ом году и связанный в основном с курдской проблемой сложный внутриполитический цикл, а также имели место бурные региональные развития – с подъемами и спусками, значительным накоплением негативных импульсов, усугублением поляризации общества, пересмотром ценностей.Курдская проблема, как и в прошлые годы, прямо или косвенно была одним из императивов внутренней и внешней политической повестки Турции, а в определенный момент времени – основным. Возобновившиеся в 2015-ом году турецко-курдские столкновения продолжались и в 2017-ом. Вооруженные столкновения между Курдской рабочей партией (PKK) и силовыми структурами Турции, гонения турецких властей на курдские политические силы и политиков сказывались и на жизни обычных граждан, которые ощущали на себе всю тяжесть конфликта – начиная от экономических проблем до существенного ограничения прав и свобод, вплоть до частых запретов выходить на улицу, массовых арестов, замалчивания прессы и пр. Стрессом для Турции стал и референдум о независимости в Иракском Курдистане: для Анкары было важно не позволить суверенизации курдов по ту сторону границы, чтобы пресечь распространение «вируса независимости» среди проживающих в Турции миллионов курдов, которые не скрывают желания «заразиться».

Одной из важнейших задач, которые Турции приходится решать в последние годы, стал вопрос безопасности и угрозы террора и насилия, исходящей сразу от нескольких источников (РКК, «Исламское государство, левый экстремизм и пр.). Прошлый год с того и начался: в первый день 2017-го было совершено нападение исламистских экстремистов на ночной клуб «Рейна» в Стамбуле, которое привело не только к гибели 40 человек, но и в очередной породило среди граждан этой страны и миллионов туристов вопросы по поводу безопасности Турции. Туризм, который занимает в экономике Турции важное место, продолжает получать удары. Одним из них стало обоюдное приостановление выдачи виз Турцией и США в период обострения отношений с Вашингтоном. Проблемы на туризме не заканчивались. В условиях сложности региона и международного положения турецкая лира перманентно девальвировала, достигнув рекордно низких показателей, параллельно росту цен на топливо, которое является движущей силой экономики страны.

Таким образом, Турция, которая в 21-ом веке считалась, наряду с определенными политическими проблемами, страной с быстроразвивающейся экономикой, добавила к усугубившимся политическим  проблемам экономические сложности в виде девальвации национальной валюты и инфляции.

Проблемы с Западом и изменение соотношения сил и ситуации в Сирии связывают Анкару с Россией и Ираном, с которыми, несмотря на краткосрочное совпадение интересов, так и не удалось нивелировать разногласия и столкновение интересов в регионе по ряду глубинных проблем, в том числе, раздела Сирии и Ирака на зоны влияния.

В Турции весь год продолжались афтершоки после попытки военного переворота 15 июля 2016-го года. Неудавшийся переворот стал хорошим предлогом для освобождения от нежелательных элементов, таких, как гюленисты (сторонники проживающего в США турецкого религиозного идеолога ФетуллаГюлена), но, как показало время, главным пострадавшим оказалось… турецкое государство. В то же время за попыткой военного переворота последовало объявление в Турции чрезвычайного положения, которое продлевалось в течение 2017-го года, выливаясь в определенные моменты в «охоту на ведьм». Десятки тысяч представителей государственной, общественной, военной и научной сфер подверглись гонениям. Увольнения и аресты не только усугубляли в обществе ощущение недоверия и поляризации, но и существенно снижали потенциал страны в данных сферах, повышая уязвимость страны. Негативные последствия гонений на гюленистов проявятся в ближайшие годы, когда Турция окажется перед лицом дефицита научных кадров, по которым пришелся один из основных ударов.

Параллельно в Турции продолжались общественные трансформации, которые наиболее явно проявились в религиозной политике власти. Эрдоган не прекращал многовекторную борьбу против культа личности основателя Турции Мустафы КемаляАтатюрка, а также продвижение исламских традиций и ценностей, одним из примеров которых стало предоставление права женщинам в армии, считающейся бастионом светскости Турции, носить платки, что прежде было запрещено и не принято в обществе. Опираясь на мои визиты в прошлом году в различные регионы Турции, могу добавить, что в недрах различных категорий общества заметно скапливались негативные настроения, и можно было заметить общую апатию.

С точки зрения урегулирования отношений между Арменией и Турцией в 2017-ом году вряд ли приходится говорить о прогрессе – замороженный процесс «обледенел», хотя активный товарооборот между странами (в основном из Турции в Армению) продолжал расти. Также предпринимались шаги для подготовки контактов обществпри участии неправительственных организаций и международных доноров.

2017-ый год останется в истории Турции и как год трансформации системы правления в стране, когда бывшая на протяжении многих лет парламентской страна титаническим усилиями президента Эрдогана, желающего продлить власть, стала после конституционного референдума президентской республикой. Хотя исход референдума был положительным для Эрдогана, но возник ряд вопросов и во время голосования, и после, и это указывало на то, что не менее половины граждан  выступают против подобной формы правления. Это был важный мессидж для Эрдогана, поскольку в случае удачнойборьбы оппозиции Эрдоган может столкнуться с серьезными проблемами. В этом смысле симптоматично выглядит политическая кампания представителя националистических кругов МералаАкшенера, который претендует на то, чтобы дать Эрдогану серьезный бой. Акшенер создал партию «Хорошая партия» (İyi Parti или  «Good Party»), которая должна генерировать под своей крышей недовольных Эрдоганом и его политикой единомышленников.

Сложно рассматривать 2018-ый год для Турции в оптимистическом ключе. Во внутриполитическом плане это будет год подготовки к президентским выборам 2019-го года, а это предполагает, что  шаги турецкого государства будут зависеть от внутриполитических развитий и избранного президентом Эрдоганом политического курса и тактики.

В стане нашего западного соседа – период перемен, и значительная их часть связана с личными амбициями Эрдогана. Формируется Турция с новыми политическими и общественными приоритетами, которая, однако, пока не готова отказаться от ряда реалий и укоренившихся государственно-общественных традиций. Данный период трансформации выделяется ростом религиозности и национализма, пересмотром внешнеполитических приоритетов и политической системы в стране, которые и являются столпами хаотичной структуры Турции Эрдогана.

 

 

Comments are closed.