«Нация-армия» и власть:

кто является реальным бенефициаром проекта «нация-армия»?

 


Микаел ЗОЛЯН
Политолог
Ереван

 

 

Проект «нация-армия»: стратегия или риторика?

 Прошлый год ознаменовался новым словосочетанием, которое все чаще произносится в выступлениях представителей власти, в публикациях в СМИ и в дискуссиях на площадках соцсетей. Речь о словосочетании «нация-армия». И хотя это выражение на слуху, общественноститак и не была представленна концепцияили стратегия программы «нация-армия», так что сложно оценивать, на каких принципах она построена и какие меры предполагает. Есть отдельные инициативы, как, например, «Честь имею» и «Это я», которые в итоге могут привести к положительным результатам. Но общего представления о стратегии «нация-армия» у общества нет, и не исключается, что подобной стратегии попросту нет. Пока наиболее очевидным проявлением проекта «нация-армия» стал заметный рост милитаристской пропаганды и использование ярлыков «изменников» и «дезертиров» по отношению к противникам власти. В различных уголках Еревана можно натолкнуться на достаточно примитивные плакаты, на тему «нация-армия», напоминающие советскую агитацию времен застоя.

Если бы проект «нация-армия» предполагал получение всеми гражданами РА боевого оружия и обучение навыкам пользования этим оружием, то по крайней мере суть инициативы соответствовала бы ее названию. И в этом случае, конечно, были бы споры о положительных и отрицательных сторонах проекта. Сторонники могли сказать, что проект может серьезно нарастить военный потенциал Армении, а противники указали бы на то, что он может привести к росту несчастных случаев и преступлений с применением огнестрельного оружия. Так что, споры неизбежны в любом случае, но хотя бы была бы понятной логика проекта. Но, учитывая особенности политической системы Армении, сложно вообразить, что власти пойдут на всеобщее вооружение общества, даже если бы это позволило повысить обороноспособность страны. Ведь вооруженное общество может иметь непредсказуемые последствия для самой власти. Так что, на поверхности остается несколько инициатив, касающихся сферы обороны, и рост милитаристской риторики, совокупность которых, видимо, и следует рассматривать как суть проекта «нация-армия».

«Тысяча драмов» и отмена отсрочки

В представлениях общества с проектом «нация-армия» связывается и создание фонда социальной помощи семьям погибших и получивших инвалидность военнослужащих (который «в народе» известен как проект «1000 драмов»), а  также поправки в порядок предоставления отсрочки студентам. В обоих случаях выглядит спорным причисление этих инициатив к проекту «нация-армия», так как в обоих случаях власти всего лишь решали конкретные задачи. Но в обоих случаях власти воспользовались пропагандистским потенциалом проекта «нация-армия», чтобы заставить замолкнуть критиков и избежать неудобных вопросов.

Отмена отсрочки входила в планы властей еще в 1990-х, когда о проекте «нация-армия» никто и слыхом не слыхивал. Теперь этот вопрос вновь вошел в повестку, видимо, в связи с негативными демографическими трендами. Но отмена отсрочки, во всяком случае, в том виде, в котором проводится, может иметь, скорее, негативные, чем позитивные последствия. Правда, численность призывников, видимо, несколько возрастет. Но элита, которая до сих пор де-факто была освобождена от службы в армии, сохранит эту неформальную привилегию. Те, кто ранее использовал отсрочку для освобождения своих сыновей от службы в армии, найдут для этого иные коррупционные схемы. Это в свою очередь приведет к еще большей утере обществом чувства справедливости, и вместо повышения «патриотического духа» получится обратный эффект – поощрение эмиграции. Эмиграция среди семей, имеющих детей мужского пола, давно уже стала распространенным социальным явлением, особенно среди так называемого «среднего класса» (во всяком случае, об этом многоговорится, хотя достоверных социологических исследований по этому вопросу пока нет).

Для науки и высшего образования последствия этих решений также могут быть тяжелыми. В иных условиях, наверное, можно было смириться с таким ущербом. Но образование и наука в Армении и без того переживают регресс, следовательно, это решение может нанести непоправимый урон. Большая часть работающих сейчас в университетах и научных учреждениях молодых специалистов в свое время воспользовалась правом на отсрочку. И вопрос в том, удастся ли после отмены отсрочки пополнять кадры, которые столь необходимы для поддержания жизни в науке и образовании Армении. В случае отмены отсрочки потенциальные ученые могут избрать иные сферы деятельности или предпочесть заниматься наукой за рубежом.

Что касается сбора 1000 драмов, то помощь семьям погибших и инвалидов крайне необходима, и никто не ставит под сомнение цель. Но не понятно, почему эту задачу решили посредством нового фонда, а не бюджета, причем, добавив к и без того тяжелой налоговой ноше граждан еще один налог. При такой логике можно создать фонд и ввести новый налог в обход бюджета для решения любой другой задачи, которая должна решаться за счет бюджета. К этому можно добавить и то, что новый налог составляет 1000 драмов на каждого работающего, независимо от размера его зарплаты, что противоречит элементарным требованиям социальной справедливости. Вместо ответов на эти и подобные вопросы власти произносят пафосные речи и обвиняют критиков в недостатке патриотизма.

 Одна нация-армия, один командующий                    

Таким образом, в рамках проекта «нация-армия» действительно проводятся определенные инициативы, часть которых действительно направлена на повышение уровня безопасности (правда, есть еще вопрос их эффективности), но на данный момент превалирует пропагандистский и политический компонент. Под видом проекта «нация-армия» проводится пропаганда милитаризации общества и консолидации вокруг «верховного главнокомандующего», которая имеет мало общего с вызовами безопасности. Более того, эта пропаганда служит дымовой завесой для бездействия властей в таких вопросах как реальная борьба против неэффективности государственной системы и тотальной коррупции.

За риторикой «нация-армия» можно просмотреть две цели – долгосрочную и краткосрочную. Долгосрочная цель – повышение управляемости общества. Это квази-идеология, призванная обеспечить жизнеспособность режима. Армия – это структура, где командиров не выбирают, их приказы не обсуждаются, а те, кто не подчиняется, считаются «предателями» и «дезертирами». В условиях армии все это вполне нормально, но проецирование этой модели на все общество присуще авторитарным, даже тоталитарным режимам. Если властям удастся навязать обществу эту модель, это, возможно, облегчит жизнь правящего класса, но может иметь негативные последствия для большинства населения Армении.

Есть также конкретная краткосрочная задача –обеспечить политическое долголетие Сержа Саргсяна. Значительное число отданных на последних выборах голосов за РПА было обусловлено личностью премьер-министра Карена Карапетяна, а также ресурсом кандидатов от РПА на местах. Более того, бренд РПА и сам Серж Саргсян были малозаметны в ходе предвыборной кампании. В этих условиях не так просто приучить общество к мысли о том, что в апреле 2018-го года Серж Саргсян не намерен отойти от власти. Это довольно сложная задача, тем более что Саргсяна сложно назвать харизматичным лидером (в отличие, например, от президента Беларуси А. Лукашенко), а во время его правления не было особого прогресса в социально-экономической сфере. Таким образом, для обеспечения политической жизнеспособности режима и лично Сержа Саргсяна необходимо создать идеологическую базу, и проект «нация-армия» выполняет эту функцию.

Все это, быть может, и отвечает интересам правящей верхушки, но в итоге ослабляет Армению, поскольку способствует углублению пропасти между рядовым гражданином и государством. Долгосрочным следствием данной риторики может стать снижение общественного доверия к армии. Если до сих пор армия была, пожалуй, единственным государственным институтом, который в общественных представлениях был каким-то образом отделен от власти и избегал негативного отношения, которое проявляется к власти, то вследствие риторики «нация-армия» армия начинает идентифицироваться с властью. Власти, конечно, надеются, что общество в результате станет более управляемым, но результаты могут быть совершенно иными: армия может утерять запас доверия, который на сегодня пока имеется.

Share

Comments are closed.