Реалии в цифрах и… на деле

 


Елизавета ПОГОСЯН

По состоянию на 1 ноября 2016-го года в Республике Арцах на учете состояло 8 427 инвалидов, из коих, 375 – дети до 18 лет.

Пенсия инвалидам 1 группы составляет 31 тыс. драмов, 2 группы – до 29 тыс. драмов и 3 группы – 19 тыс. драмов.

По данным министерства по вопросам труда, социального обеспечения и заселения Арцаха, инвалиды 1 и 2 групп могут получать лекарства бесплатно, а инвалиды 3 группы – со скидкой в 50%. Кроме того, лежачих больных посещают на дому, есть и другие программы помощи.

Но в какой мере предпринятые государством меры могут реально облегчить жизнь инвалидам и помочь им решить свои социальные проблемы?По словам матери инвалида первой группы Рузанны Саркисян –Лены Саркисян, Рузанна получает 30 тыс. драмов пенсии, но половину необходимых медикаментов приходится покупать самим, поскольку установленные лекарства выдаются в ограниченном количестве. «Каждый месяц приходится ходить по кабинетам врачей, давать на подпись массу документов, чтобы получить лекарства. Иногда я просто не хожу, устала», – рассказывает мать.

Уверяет, что врачи к ним домой не ходят, даже участковый врач не знаком с ее дочерью.

Каждый год она пишет письма, но это глас вопиющего в пустыне…

Данный пример свидетельствует не только о несовершенстве закона, но и о недобросовестном выполнении, мягко говоря, несовершенного закона.

Казалось бы, у инвалидов есть льготы, но на деле они почти не сказываются на их социальной жизни, а бюрократическая волокита зачастую вынуждает людей отказываться и от этих убогих льгот.

Разве государственные органы не знают обо всем этом? А есть ли вообще надзорный орган? Проверяет ли кто-нибудь, как выполняются социальные программы?

Как мне кажется, установленные для инвалидов даже незначительные льготы не реализуются в полной мере. И чтобы добиться большего, приходится бороться.

Но где найти в этих хрупких телах силы для борьбы? Будут ли они бороться за свои права или, отчаявшись, перестанут предпринимать что-либо?

А может, обществу стоит встать на их защиту, защиту их прав?

Существуют ли общественные организации, занимающиеся этими проблемами?

Сколько же открытых вопросов…

Comments are closed.