«Мы являемся очевидцами витков «атака-контратака» Ирана, Израиля и Сирии»


Старший аналитик Международной кризисной группы (МКГ) Офер Цайзберг обсуждает эскалацию на северо-западе Сирии, итогом которой стали удары Израиля по пригородам Дамаска в субботу.

10 февраля ознаменовалось самой серьезной в последние годы эскалацией между Израилем и Сирией. Сначала иранский беспилотник вторгся в воздушное пространство Израиля. Израильские силы сразу же его атаковали, открыв огонь на поражение, но получили в итоге сбитый военный самолет F16 (он упал на территории Израиля). Пилот получил серьезные ранения.

Данный инцидент привел к массированному контрудару израильских сил в направлении 12 сирийских и иранских зон в пригородах Дамаска (Сирия). За два дня до данного обострения МКГ опубликовала подкрепленный фактами доклад об угрозе формирования в Сирии нового фронта с участием Израиля. Один из авторов доклада –ОферЦайзберг– анализирует причины обострения в этом регионе.

– Израиль не впервые реагирует военными действиями на вторжение беспилотника в его воздушное пространство. Но в то утро израильская армия действовала беспрецедентно оперативно и массированно. Означает ли это, что стороны решили протестировать красные линии друг друга?

Офер Цайзберг:

– Инциденты с применением сирийских беспилотников не были чем-то новым. Новостью стало вторжение иранского беспилотника в воздушное пространство Израиля. Израильские официальные лица восприняли это как нарушение границ Израиля со стороны Ирана: беспилотник был сбит в 30 км к юго-западу от пограничной стены между Израилем и Сирией и был явным признаком разведывательных действий Ирана в отношении Израиля и подготовки к вооруженному конфликту.

Мы становимся очевидцами витков обоюдных реакций, где стороны прибегают к большим рискам, чем прежде: Иран – для наращивания разведывательных возможностей в отношении Израиля, Израиль – чтобы укрепить красные линии своего воздушного пространства, а Сирия – чтобы защитить свое небо от атак Израиля.

– Даже при том, что никто не желает начать новую войну, которая может вылиться в региональный кризис, эскалация все равно нарастает?

– Бои продолжаются, президент Сирии Башар Аль-Асад и его сторонники занимают все больше и больше территорий, и пока это их утешает. Следовательно, они могут направить ресурсы на другие цели и рискнуть, согласившись на компромисс по поводу воздушных атак Израиля. Это новое соглашение может сказаться на способности Израиля наносить удары по машинам, транспортирующим вооружения Хезболлы из Сирии в Ливан. Туда перевозятся ракеты высокой точности, которые могут нанести большой ущерб Израилю в будущем противостоянии с Хезболла.

– К каким заключениям вы пришли в опубликованном 8 февраля докладе, где вы предупреждаете о вероятной эскалации в Сирии?

– Сторонник режима Асада Россия – единственная сила в Сирии, которая может содействовать двум актам, направленным на снижение рисков расширения конфликта. Это нужно сделать в двух сферах. Россия должна начать переговоры о соглашении по деэскалации на юго-западе Сирии путем отвода подконтрольных Ирану сил от линии примирения Сирии и Израиля. Россия должна также стремиться достичь модус вивенди между Сирией и Израилем, при котором Иран откажется от строительства объектов по производству высокоточных ракет и военных инфраструктур, а Израиль признает присутствие в спорных регионах Сирии внешних сил до соглашения по поводу будущего страны. При отсутствии подобных договоренностей риски обострения между Израилем, Ираном и Хезболлой будут гораздо выше. События прошлой ночи – тому подтверждение.

–  Как вы отмечаете в своем докладе, в последние месяцы имеют место активные контакты между Россией и Израилем. Насколько они эффективны? Может ли Израиль уповать на Москву при срыве планов Ирана?

– Соглашение между Израилем и Россией имеет место хотя бы потому, что Израилю, по сути, позволено наносить удары по Хезболла и иранским целям. Сирийцы понимают, что Россия могла бы использовать свои противоракетные технологии для пресечения ударов Израиля, но она предпочитает не делать этого. Но и израильтянам хорошо известно (в связи с инцидентом прошлой ночи), что Россия позволила вторжение в воздушное пространство Израиля из Сирии.

Мы видим, что Россия делает все, чтобы не оказаться в самом центре конфликта между Ираном и Израилем и сохранить дистанцию с обеими странами. Если Москва намерена сохранить партнерские отношения с обеими сторонами, она должна быть заинтересована в достижении упомянутых договоренностей. Защищать ее союзников в Дамаске также будет проще в рамках договоренностей.

В контексте широкомасштабного конфликта между Ираном и Израилем в Сирии Израиль может нанести сирийской армии обезоруживающие удары.

– Каковы будут последствия в случае присоединения пользующихся поддержкой Ирана шиитских сил к сирийской армии?

– Первым следствием станет появление в сирийской армии верных Тегерану подразделений. Израилю и Сирии в этом случае будет гораздо сложнее вернуться к ситуации до 2011 года, когда их граница была гораздо спокойнее, чем границы Израиля с другими странами. Проще говоря, сложнее будет стабилизировать динамику между Израилем и Сирией, даже если все силы Ирана и Хезболла покинут страну.

Специально для «Аналитикон» перевела с французского Анна Сетагян

Оригинал Le Monde, 10.02.2018

Share

Comments are closed.