50mg viagra

Время упущенных возможностей

Изида ЧАНИЯ

Главный редактор “Нужной газеты”
Сухум (Абхазия)

12 октябре в поселке Цандрипш, расположенном на абхазской стороне российско-абхазской границы, торжественно открывали очередной российский погрангородок. На территории городка, помимо административного корпуса, жилой комплекс на 25 квартир, в котором будут проживать семьи пограничников.

Все квартиры в доме меблированы; созданы все условия для досуга пограничников и их семей – тренажерный зал, детская комната, комнаты отдыха, сауна, теннисные корты, баскетбольная площадка. Инфраструктура погрангородка полностью автономна: установлено оборудование для водо- и энергоснабжения.

За три года после признания Абхазии Россией такие погрангородки были построены во всех районах Абхазии. Некоторые из них – в Новом Афоне, в поселках Приморском и Цандрипш – больше напоминают курортные объекты, уютно белеющие на самом побережье. Об их военном предназначении свидетельствует разве что капитальное ограждение и невозможность попасть на территорию. Городок в Цандрипше одиннадцатый по счету. Всего погрангородков, в соответствии с российско-абхазским «Соглашением о совместных усилиях в охране государственной границы Республики Абхазия», подписанным два года назад президентами двух стран, будет двадцать восемь (по четыре на каждый район Абхазии). На въезде в столицу Абхазии Сухум в авральном режиме возводится даже не «городок», а городище: 12-этажные восьмиподъездные дома растут как грибы после дождя. Это штаб погрануправления ФСБ России в Абхазии.

Если к этим «городкам» и «городищам» прибавить военные базы, санатории, пансионаты и дачи, земли под посольство и строительство жилья для сотрудников дипкорпуса (в самых респектабельных районах Сухума), ставшее вдруг спорным приграничное села Аибга, то возникает вопрос: а на каких условиях осуществляется это «взаимовыгодное сотрудничество» Абхазии и России?

Эти условия прописаны многочисленными российско-абхазскими соглашениями. Вот выдержки из этих документов:

- Земельные участки, на которых размещены объекты, передаются российской стороне на условиях аренды на 49 лет с оплатой в размере 1 рубля за каждый участок;

- На земельных участках, передаваемых в аренду, российская сторона имеет право осуществлять капитальное строительство. Право собственности на построенные здания и сооружения принадлежит российской стороне. Абхазская сторона обеспечит юридическое оформление права собственности российской стороне.

- Абхазская сторона обеспечивает объекты электороэнергией, связью, водоснабжением, топливом и другими услугами по установленным для администрации президента Республики Абхазия ценам.

- Подразделения пользуются полным иммунитетом от гражданской и административной юрисдикции Республики Абхазия.

- Представители органов власти не вступают на объекты и занимаемые ими земельные участки иначе как с согласия руководителя подразделения…

- Подразделения освобождаются от уплаты всех видов налогов, сборов, пошлин, установленных законодательство Республики Абхазия.

- От всех видов налогов, сборов и пошлин освобождаются военнослужащие, лица из числа гражданского персонала и члены их семей

- Абхазская сторона предоставляет членам семей военнослужащих и лицам из числа гражданского персонала право на трудовую деятельность, равное праву, предоставляемому своим гражданам.

- Военнослужащие, избравшие местом своего жительства Республику Абхазия, обеспечиваются абхазской стороной жилой площадью в порядке, установленном для военнослужащих Вооруженных сил Республики Абхазия…

Объяснение «уступчивости» Абхазии, уже угрожающей той самой независимости, которую три года назад признала Россия, на самом деле существует. Ему как нельзя лучше способствует упорство международного сообщества в вопросе грузино-абхазского урегулирования. Нежелание стран Запада смириться с существующей реальностью не сближает, а отдаляет кавказские республики и снижает уровень собственного, даже теоретического влияния на страну. По мнению абхазского политолога Ираклия Хинтба, «… нежелание признавать различную природу конфликтов в регионе способствует низкой эффективности европейского вовлечения в разрешение и трансформацию конфликтов на Южном Кавказе».

За последние несколько лет «принципиальность» ООН стала причиной того, что эта организация не представлена на территории Абхазии, и теперь ооновские дипломаты, посещающие республику в рамках официальных визитов, говорят о возможности возобновления контактов. А вот абхазские дипломаты уже не предлагают ООН «варианты» присутствия в Абхазии. «Появившиеся в прессе сообщения о том, что Абхазия готова разместить у себя новую миссию ООН или наблюдателей ООН, далеки от нынешней политической реальности и отражают лишь теоретически допустимые возможности или варианты», – говорит глава делегации Абхазии на Женевских дискуссиях и министр иностранных дел Абхазии Вячеслав Чирикба, давая понять, что Абхазия не заинтересована в нахождении миссии на ее территории. Президент Абхазии Александр Анкваб, принимая на прошлой неделе делегацию ООН во главе с помощником Генсека ООН по политическим вопросам Оскаром Фернандесом Таранко, был достаточно конкретен в своих высказываниях, сравнивая помощь, оказываемую Абхазии со стороны международного сообщества и России. Ответ на вопрос о внешнеполитических приоритетах Абхазии, заданный Оскаром Таранко президенту, не оставил дипломату никаких вариантов. Стратегический партнер Абхазии – Россия.

Конечно, в рамках неофициальных контактов некоторые грузинские политики, журналисты и международные дипломаты признают, что политика Грузии и Запада в отношении Абхазии не только не привела к ожидаемым результатам, но препятствовала прогрессу в переговорном процессе. И позиции сторон на Женевских дискуссиях после признания Абхазии Россией еще больше отдалились. «Открытое отрицание демократических устремлений Абхазии и слепая поддержка жесткой линии Тбилиси на ее изоляцию ведет к тому, что Запад сам отказывается от тех самых рычагов влияния, которыми можно было бы подтолкнуть абхазское руководство к обсуждению вопросов статуса и связанных с этим переговорам», – считают американские политологи А. Кули и Л. Митчелл. То же самое и в отношении паспортов международного образца (некоторое подобие которых Грузия пытается сегодня навязать гражданам Абхазии). Это «событие» запоздало как минимум на десятилетие, за которое фактически все граждане Абхазии получили российские паспорта и решили вопрос своего передвижения. «Абхазы и осетины с радостью отдали себя России. Мы должны обличать безответственную и авантюристическую политику нашей власти. Чем дольше Саакашвили будет находиться во главе государства и продолжать разрушать страну, тем больше это устраивает Россию», – говорит грузинский конфликтолог Паата Закарешвили.

Сегодня, когда в Грузии некоторая (незначительная) часть общества уже созрела для дискуссии по вопросу признания Абхазии со стороны Грузии – для Абхазии эта тема становиться неактуальной. Деактулизация грузинского фактора – это серьезный признак изменений, произошедших в абхазском обществе за три года после признания Россией. Грузинские политологи и мои коллеги периодически прогнозируют в СМИ, что поведение России приведет к протестным настроениям в Абхазии. На мой взгляд, такие предположения не то чтобы не имеют под собой почвы, они просто не принесут Грузии никаких дивидендов в вопросе разрешения грузино-абхазского конфликта. Надо признать, что время возможностей урегулирования отношений между Абхазией и Грузией упущено, и совершено бессмысленно и вредно для Грузии издавать законы, запрещающие въезд в Абхазию через Россию, возмущаться по поводу прибытия в Абхазию иностранных бизнесменов, политиков и арестовывать людей, в паспорте которых стоит штамп «Псоу», а Совету Европы – твердить как мантру о своей преданности принципу территориальной целостности Грузии.

К сожалению, международное сообщество так и не услышало многочисленных посланий, адресованных ему из Абхазии. В 2010 году на круглом столе, проведенном в фонде Карнеги, абхазские эксперты говорили о том, что без признания со стороны международного сообщества республике будет сложнее развиваться как демократическому государству, и предлагали Соединенным Штатам и Западу способствовать такому развитию, оказывая республике экспертную, консультативную помощь, необходимую для дальнейшего строительства демократических институтов и модернизации; активизировать в Абхазии деятельность международных институтов, в том числе неправительственных. В результате, непризнание Абхазии со стороны международного сообщества и отказ от прямого взаимодействия способствовали усилению односторонней зависимости от России. Поэтому слова российского посла в Абхазии «Россия пришла в Абхазию всерьез и надолго», вполне соответствуют действительности и действиям России, направленным на освоение страны, и бездействию Абхазии, проявляющей «уступчивость» даже в вопросах, связанных с безопасностью страны.

Дом Москвы на набережной Сухума.

 

Территория, отведенная под строительство российского посольства на сухумской набережной.

 

Территория, отведенная под строительство жилья для представителей дипломатического представительства.

 

Строительство российского погрангородка на въезде в Сухум