50mg viagra

Чтобы на этот раз Независимость была навсегда

Рубен МЕГРАБЯН
Pедактор русской  службы Первого
Армянского Информационного (www.1in.am)
Ереван

 

“Нация  эта была повержена  в прах, по всей вероятности, навсегда…” 

Уинстон Черчилль об Армении, после Лозаннского  договора 1923 г.

 

2011-й год стал 20-м  для Независимой Армении, независимости  страны, которая, по всем известным  правилам политического прогнозирования,  не имела больше шансов вновь  стать таковой, равной среди  не более двухсот себе подобных  на мировой карте, после того, что с ней произошло во время  и после Первой мировой. Но  Независимость – это факт, как  и факт то, что в армянах  великий англичанин ошибся.

 

Однако, Черчилль был  современником событий 1918-20 гг., затем  до 1923 г., и косвенным свидетелем того, что мы сделали в период своей Первой Республики, что мы с ней, с нашей Независимостью, сделали в итоге. И подводя итоги этого всего, на которых стояла “жирная печать” Лозанны, будущий премьер Великобритании не мог и предполагать другого. Остальное уже было потом, современниками и действующими лицами которого Провидением было дано оказаться нам, нашему поколению армян.

 

Что же мы сделали  с нашей сегодняшней, уже 20-летней независимостью? А еще важнее –  чего не сделали при ней?

 

Мы так и не достигли приемлемых отношений с нашими соседями, с которыми нам жить веками. Мы не разрешили наши противоречия с Турцией, мы не разрешили наш конфликт с  Азербайджаном, т.е. Армения не стала  самодостаточной для обеспечения  мира и собственной безопасности. Мы выиграли войну, теперь же мы проигрываем  мир. Нам осталось все еще уповать  на благосклонность России, которая  “авось” поможет, несмотря на то, что  сама идет твердой поступью к новой  полосе дестабилизации, а может, и  новой волне распада, так и  не сумевши найти модус-вивенди  ни для своих граждан, ни для своих  отношений с соседями, ни своего места в изменчивом мире.

 

Мы не смогли на должном  уровне сформулировать и сформировать наши отношения с Россией, ибо  мы перестали помнить, от кого мы перестали  зависеть, когда стали независимыми. В отношениях с ней мы застряли между прошлым и будущим, боясь  сделать решительный шаг вперед и стремясь обмануть время.

 

Вместе с этим, мы не сформировали экономическую систему, соответствующую потребностям гражданина, раскрывающую его несомненные таланты, дающие возможность честно и достойно заработать ему, а через его налоги – разбогатеть нашему государству. Потому и неимущих армян можно  встретить только в Армении. Зато мы создали монополии, которые убивают  инициативу в экономике и, вообще, в жизни, отравляя климат – экономический, политический, общественный, нравственный. Испугавшись свободного плавания, мы экономически отдались за газовую “похлебку” прежней метрополии, всецело и  по-глупому отдав ей энергетику, связь, коммуникации, а также заводы, которые так и не заработали.

 

И мы не создали политическую систему, гарантирующую и защищающую свободу гражданина, позволяющую  свободному гражданину своим добровольным служением принести пользу обществу и стране, систему, способную направить  огромный потенциал патриотизма  в созидательное русло, систему, предназначенную для того, чтобы  выбирать лучших и достойных среди  нас, которые способны взять на себя ответственность не только за себя, но и за ближнего и за страну. Мы еще  продолжаем дискуссии на темы, давно  исчерпавшие себя еще во времена  Монтескье и Руссо, но, при этом, не забываем считать себя частью европейской  цивилизации. Однако, мы продолжаем платить  налоги, на которые живет избивающий, а не защищающий граждан полицейский, обирающий, а не благодарный налогоплательщику  за работу налоговый инспектор, чиновник, таможенный инспектор. Так и была нами же взращена власть троечников и  недоучек, неудачников и “несунов”  из низших звеньев колхозно-комсомольской  пирамиды советского времени.

 

Не сделав этого  всего, многие из нас еще склонны  обижаться на “страну” и на “нацию”, пытаясь найти воплощение нашего стремления к счастью и равенства  в этом стремлении не в самой Армении, а вовне ее, вслед за 80 процентами всех наших, уже бывших, соотечественников. И если они оказались там волею  исторических трагедий, экономических  катаклизмов или отдавшись страсти  к освоению неведомых широт и  возможностей, то сегодняшние обиды  основаны только лишь на упорном непонимании  того, что происходит вокруг, того, что  мы обязаны сделать. Мы – это граждане страны, ее жители, ее налогоплательщики  и ее военнообязанные – пока не сформулировали в себе правила, по которым  нам вместе жить. Свод этих правил, записанных в документе, называемом Конституцией, стал предметом пренебрежения со стороны властей и циничного  отношения со стороны граждан. Потому и еще некоторое время наша 20-летняя независимая страна будет  в блужданиях и заблуждениях среди  исторических самоуничижительных стереотипов  – и в отношении региона, где  мы живем, и в отношении самих  себя.

В то же время, в армянских  городах и селах сформировалось многотысячное созвездие граждан  Независимой Армении, которые являются не только достойными хозяевами своей  судьбы, но и достойными наследниками всего, что мы добились ценой крови, пота и слез, став одной из всего  лишь двух сотен наций, удостоившихся  того, чтобы иметь свое государство. И этим гражданам дано самоорганизоваться, сформировать власть сообразно Конституции, основанной на самой высшей ценности – самом человеке и его правах, поскольку без этой ценности слово  “родина” становится бессмысленным. А Свобода и свободные граждане – это и есть цель и, в то же время, содержание того, что называется родиной, про которую мы не только слагаем песни, но и живем в  ней и растим детей. И только так, избрав и проторив этот путь, мы обретем  уверенность в том, что на этот раз Независимость – уже навсегда.