«Армянован» Айнчар, или ливанский Мусалер



Хорен ГРИГОРЯН
Этнограф
Ереван

 

 

В данной статье представлены наблюдения, сделанные в ходе полевых исследований в армянском поселке Айнчар в Ливане (2015-18 гг.) при поддержке фонда «ГалустГюльбенкян», бейрутского университета «Айказян» и The National Association for Armenian Studies and Research (NAASR)

Айнчар– сельская община, расположенная в Ливане в долине Бекаа. Населенный пункт был основан (1939-1941թթ.) жителями армянских сел Сведии (ныне Самандаг) санджака Александрет-Искандерун  (ныне провинция Хаттай) при поддержке французов.История основания населенного пункта Айнчар, несмотря на официальную дату учреждения (1939-41), восходит к 1915 году, к Сведии или как называют местные –Джабал-Мусе – Муса-дагу– Мусалеру. В августе-сентябре 1915 года большинство населения армянских сел Йогон олук, Хдрбек, Кабусине, Хаджи Хабиби, Выгыф, Битиас, вопреки приказу о насильственной депортации, взбираются на гору Мусалер и в течение 45-50 дней, благодаря самооборонительным боям, избегают депортации и истребления. После самообороны сведиайцы-мусалерцы, прожив 4 года в египетском Порт-Саиде, в 1919 году возвращаются в Сведиа-Мусалер и продолжают там жить до 1939 года.

Мусалеризация Айнчара

Большинство интервью по поводу истории основания Айнчара начинается с упоминаний об обороне Мусалера. У Айнчара своя история и выработанный для соблюдения последовательности событий «экскурсионный текст». Данный текст представляется преимущественно гостям Айнчара. Согласно «экскурсионному тексту», история Айнчара состоит из следующих фрагментов:

— оборона Мусалера и годы в Порт-Саиде;

— возвращение на Мусалер (1919) и жизнь до 1939 года также включены в историю заселения Айнчара;

— миграция айнчар-мусалерцев в 1947-49 гг. в советскую Армению;

— «вторжение» палестинцев в Айнчар в 1949-1950 гг. и борьба за сохранение армянскостиАйнчара;

— Мовсес Тер-Галстян: Герой героического эпоса Мусалер-Айнчара;

— гражданская война в Ливане 1975 года и Айнчар;

— вторжение сирийских войск в Айнчар;

— сирийские войска покидают Айнчар.

Состоящая из данных фрагментов история является героическим эпосом народа с героическим прошлым, а выделенные фрагменты, видимо, избраны как знаковые символы. Во всех случаях в качестве победителя в развязке конфликтов, которые происходили в течение символических 40 дней, будь то оборона или столкновения с местными палестинцами и сирийцами, представляется не армянин или айтапец, а герой Мусалера.

Еще одним важным фрагментом стал возведенный в 1995 году памятник в честь победы в героической обороне Мусалера, который является стержнем исторической памяти Айнчара. Каждый год в ближайшие к 13 сентября субботу и воскресенье у памятника происходят мероприятия, посвященные героям Мусалера, которые совпадают с церковным праздником Священного Креста –Сурб Хача. Этот день был выбран специально, поскольку именно в день Сурб Хача в 1915 году армянам, окопавшимся на склонах Мусалера, удалось, благодаря французским кораблям, избежать истребления. Праздник впервые отмечался в 1916 году – в армянском палаточном городке в египетском Порт-Саиде, который был открыт для армянских беженцев комитетом Красного Креста. Следует отметить, что первый памятник в честь самообороны Мусалера был возведен на высоте Мусалера Дамылджык, он простоял до 1990-х, а сегодня пребывает в полуразрушенном состоянии. Местное население уверено, что памятник был разбит в ответ на Карабахского движение.

Помимо празднеств и мемориального комплекса, в различные годы были возведены памятники, которые указывают  на преемственность Мусалера и Айнчара. Как направленный в будущее взгляд растут 18 платанов в память о героически погибших при обороне Мусалера, а клен – это один из главных символов Мусалера. В Айнчаре из поколения в поколение передается предание о 100-летнем платане в селе Хдрбек, дупло которого стало убежищем для сельчан.

Среди памятников, напоминающих о Мусалере– бюсты двух равнозначных эпических героев самообороны Мусалера–Мовсеса Тер-Галстяна и преподобного Тиграна Андреасяна, а также родники, которые являются напоминанием о трудностях в первые годы жизни в Айнчаре. Даже археологический памятник со времен Омманской династии также пробуждает воспоминания о прошлом Мусалера, потому что до раскопок здесь располагался курган, вокруг которого и был возведен первый палаточный городок.

Напоминанием о Мусалере является даже официальное название Айнчара–Хауш Муса-Айнчар. Шесть кварталов поселка носят названия шести армянских сел Сведии-Мусалера (Йогон олук, Хдрбек, Кабусине, Хаджи Хабиби, Выгыф, Битиас), и в них проживают потомки населения одноименных сел.

Примечательно, что армянский сказитель из Бейрута, который часто возит гостей в Айнчар (армян и иностранцев), представил нам Айнчар как хранителя живой памяти о Геноциде армян, а айнчарцев– как живой образец населения Западной Армении.

«АрмянствоАйнчара– это нечто иное, тут совершенно другие реалии, Бейрут и Бурчамуд ближе друг другу, чем Бейрут и Айнчар, во-вторых, Айнчар обладает также армянскими особенностями, интересно, что это единственная полностью армянонаселенная община. В-третьих, она прямо и косвенно напоминает о Геноциде армян, здесь звучит эхо прошлого – это единственное место, где говорят на диалекте». «… При общении с айнчарцами может показаться, что те прежние люди ожили, и ты сейчас общаешься с ними, а завтра они вновь пустятся в путь – к Мусалеру…»

Сказитель, который возит гостей в Айнчар, воспринимает его как фрагмент живой памяти о Геноциде, а айнчарцев– как представителей западноармянских реалий – со своим говором и живым сельским бытом.

Другая сказительница, которая вышла замуж и переехала в село из другой области Ливана, видит в Айнчаре маленькую Армению. Вот так: «……сейчас моему сыну 8 лет, он посещает школу, воскресную, школьный хор, танцевальную секцию. В нашей школе все заняты армянской культурой, я бы сказала, Айнчар в Ливане известен как маленькая Армения, даже среди арабов, потому что они знают – в Айнчаре все говорят по-армянски, не по-арабски, продавцы армяне, говорят по-армянски, мясники тоже армяне, в школах, церквах звучит армянская речь… В Айнчаре только армянская культура, иной нет».

 

Share

Comments are closed.