Армения – Диаспора: от «дипломатии тостов» к общим интересам

 


Давид СТЕПАНЯН
Журналист
Ереван

 

Наличие фундаментальных проблем во взаимоотношениях между Арменией и Диаспорой не является секретом, пожалуй, уже ни для кого. И их маскировка громкими, патриотическими речами, ежегодно звучащими на Всеармянских форумах, дается все труднее и труднее. Меж тем, на фоне прогрессирования внешних и особенно внутренних вызовов безопасности Армении, или проживающих, к примеру, в Сирии наших соотечественников, представляется разумным проблемы эти не маскировать, а выводить на поверхность с целью последующего разрешения. Последний пункт, на фоне угрожающих внешних и внутриармянских тенденций, становится все более безотлагательным. Меж тем как при условии правильного сочетания собственных возможностей с возможностями Диаспоры Армения вполне способна стать фактором международной политики. И самое важное, что все это возможно при условии соблюдения интересов всех компонентов триады Армения-Арцах-Диаспора.    «Взаимное доверие, единство и ответственность»

Последний шестой по счету Всеармянский форум «Армения – диаспора» прошел в Ереване 18–20 сентября прошлого года под громким девизом «Взаимное доверие, единство и ответственность». В течение трех дней 1800 армян из 71 страны мира обсудили проблемы вокруг объединения армянского мира. Ложкой дегтя в общеармянской бочке меда стала лишь пронизанная размышлениями о будущем Армении и Арцаха речь Католикоса Великого Дома Киликийского Арама Первого. Выступление явно выбилось из общей радужно-улыбчивой тональности и потому стало причиной разногласий в первый же день форума. В целом, католикос «всего лишь» напомнил собравшимся об угрозе опустынивания двух армянских республик в случае продолжения нынешней социально-экономической политики властей.

Вторым отрезвляющим выступлением форума стала речь депутата турецкого парламента Каро Пайлана. Отметив усиление националистических настроений в соседних с Арменией Азербайджане и Турции и сопровождаемую хаосом политическую турбулентность в Сирии, Ираке и даже Иране, Пайлан призвал собравшихся к незамедлительным действиям. По его оценкам, надеяться на спокойную жизнь в подобном регионе, уповая исключительно на внешние источники безопасности, невозможно. На этом содержательная часть форума, собственно, закончилась после чего мероприятие продолжилось заявлениями в лучших традициях «дипломатии тостов».  Завершился форум заявлением, в котором участники выразили готовность «совместно и со взаимной ответственностью, сплочением человеческого, материального и духовного потенциала еще более укрепить триединство Армения – Арцах – Диаспора с целью достижения общеармянских целей».

Тем не менее очередной форум не выявил ни взаимного доверия, ни единства, ни ответственности собравшихся. В условиях отсутствия «на земле» четких, единых ориентиров для Диаспоры, отдельных диаспор, в частности, и Армении с Диаспорой, в целом, все это неминуемо остается лишь на бумаге.

Общая повестка

Впрочем, надежда на понимание принимающими решения лицами всей глубины общих проблем армянства все еще остается. Во всяком случае, ее дает принятое еще в сентябре 2015 года решение о трансформировании Госкомиссии по координации мероприятий, посвященных 100-летию Геноцида армян, во Всеармянский совет. Идея создания Всеармянского совета как стратегического инструмента для диалога между Арменией и диаспорой витала в воздухе, начиная с 90-х. И сегодня планируется направить его деятельность на укрепление потенциала диаспоры и активизацию ее участия во внутренней жизни Армении. Первое заседание планируется провести в мае 2018 года в дни празднования 100-летия Первой Республики, что представляется одной из логичных предпосылок формирования у Армении и Диаспоры некоей общей повестки. К сожалению, 27 лет независимости Армении продемонстрировали полную неспособность Армении и Диаспоры к разрешению общеармянских проблем по-отдельности.

Внутренние проблемы

В этом свете вопросы международного статуса Армении и статуса Армении в Диаспоре представляются архиважными и неразрывно связанными. Не менее важным вопросом является устранение внутренней раздробленности в отдельных диаспорских коммунах. К сожалению, наблюдения за позицией самых различных армянских диаспор, отношение многих их лидеров к Армении особого повода для оптимизма не внушают. Даже Армянская Апостольская Церковь в Армении и Диаспоре не едина, хотя многими это почему-то рассматривается в позитивном свете. За исключением Ливана сам факт существования армянских т.н. традиционных политических партий в остальных очагах Диаспоры парадоксальным образом является лишь проводником еще большей раздробленности. Неучастие же всех этих партий в выборах в органы государственной и местной власти в странах собственного базирования, как минимум, делает их функции непонятными. Сплотить же диаспорские организации вокруг подобных политических партий представляется практически невозможным.

В подобных условиях разговоры о мощных возможностях армянского лобби способны вызывать разве что удивление. Наиболее наглядный пример – продажа в марте 2017 года за $57 млн здания запланированного под второй Музей-институт Геноцида в Вашингтоне. Считающаяся наиболее сплоченной армянская община США в лучшем случае просто не осознала всю важность наличия другого музея Геноцида армян, другого инструмента «мягкой силы» неподалеку от Белого Дома. Второй, ежегодный пример – 10-миллионный итог телемарафона по сбору средств в пользу в первую очередь Арцаха. Устаревшие, уже изжившие себя диаспорские организации лишены самого главного – нового видения собственной деятельности, лучшим свидетельством чего является немногочисленность молодежи в сборах в армянских церквах или диаспорских салонах.

Еще одним фактором, способствующим раздробленности внутри армянских диаспор, их большему отторжению от Армении, является деление на параллельные, “старые” и “новые” диаспоры. Первые в основном представлены армянами, проживающими вне родины более века, вторые – выходцами из советской и независимой Армении. Бывшие советские граждане и граждане независимой Армении вливаются в диаспоры стран, куда они переезжают, с большим трудом, либо вообще этого не желают. Отдаленность же новоприбывших от подходов, ценностей, мировоззренческих парадигм, которые «местные» армяне рассматривают как константу, зачастую приводит даже к конфликтам.

Палка о двух концах

Сами реальные отношения между Диаспорой и Арменией лучше всего можно охарактеризовать как палку о двух концах. В Диаспоре как в неком воображаемом сообществе стало хорошим тоном рассматривать себя в качестве своеобразной оппозиции Армении. Причем, не властям Армении, а именно Армении. Подобная Диаспора привычно видит корень практически любой проблемы в Армении, а отдельные ее представители считают даваемые менторским тоном нравоучения о правильной жизни наилучшим способом общения с армянами из Армении. При этом нет ни единого интереса, ни единого принципа самоорганизации, ни самой единой Диаспоры. В этом свете ожидать общего восприятия Армении в США, Франции, России или Иране не приходится.

В свою очередь, власти Армении воспринимают Диаспору исключительно в качестве дойной коровы, которую при этом можно вообще не кормить. К примеру, предоставляя двойное гражданство, право голоса и справедливые возможности ведения бизнеса на родине. Случаи, когда наши диаспорские соотечественники-бизнесмены оказывались в армянских тюрьмах по обвинениям в надуманных преступлениях, известны, пожалуй, всем. Аналогичная ситуация царит в Арцахе. Таким образом, честности в вопросах выявления хотя бы того, где мы сегодня находимся, куда и зачем идем, нет с обеих сторон.

Поэтому между Арменией и Диаспорой подводных камней хватает и через 27 лет обретения Арменией независимости. Подобные подходы и местнические схемы уже давно стали архаикой, и давно пора отставить их в сторону. В начале 90-х армянство собиралось создавать Армению с помощью и при участии как армян из Армении и Арцаха, так и Диаспоры. И даже с учетом всех озвученных выше проблем представляется, что шанс рассмотрения армян из Армении и Диаспоры как субъектов с одинаковыми правами и возможностями на пути следования к общему будущему и целям окончательно все еще не утерян. В этом свете то, каким образом Армения и Диаспора могут сформулировать глобальное сожительство, представляется проблемой № 1. В первую очередь в силу глобальности вызовов в их отношении.

Вызовы и возможности

Наихудшим примером реальности подобных вызовов стала судьба сирийских армян. Уничтожение одного из самых процветающих очагов армянской культуры за рубежом продемонстрировало всю наглядность экзистенциальных угроз самому существованию как Армении, так и ее диаспорских очагов. Причем, ни в Армении, ни в Диаспоре к подобному сценарию оказались не готовы. Нет четких, общих сценариев реагирования на подобные катаклизмы, к сожалению, и сегодня. В подтверждение приведем лишь один факт – армянскую гуманитарную помощь в сирийский Алеппо доставляли российские самолеты, поскольку у Армении оказалось “открытое небо”, но не оказалось национального авиаперевозчика. Меж тем в  подобных случаях именно национальный авиаперевозчик является первым инструментом для эвакуации соотечественников. Приехавших же на родину сирийских армян власти независимой Армении встретили патриотическими речами, обещаниями, чуть поубавили бюрократизм, но полудикие правила ведения бизнеса не изменили. В результате сирийским армянам пришлось последовать многовековому примеру других соотечественников и искать лучшей жизни вне Армении.

Тут невозможно не вспомнить призыв Каро Пайлана к незамедлительным скоординированным действиям. Однако подобные действия требуют организованности, новых идей, новых лидеров, в чем сегодня одинаково нуждаются Армения и Диаспора. Армения, в принципе, могла бы способствовать самоорганизации армянских общин. Разумеется,  лишь способствовать, а не диктовать свою повестку. Подобное содействие существенно облегчит самоорганизацию общин на уровне одного государства, а в будущем между диаспорскими организациями и Арменией.

Все это, конечно, можно было причислить к области фантастики, если бы не одно «но» – Aurora Prize – гуманитарный проект представляющий собой уникальный экземпляр совместного начинания армян из разных ментальных и мировоззренческих плоскостей: США и России. И то, что столь разные армяне смогли найти общий язык, выработать общую позицию и видение, является ярким примером того, как можно сотрудничать внутри Диаспоры во благо Армении. Создание структуры, ежегодно творящей добро вне границ Армении, но увязывающей это добро с Арменией, структуры, в которой проблема Геноцида армян никоим образом не выходит на первую полосу, но всегда незримо присутствует, представляется лучшим проявлением армянской, пусть не политизированной, но «мягкой силы».

Aurora Prize – весьма неплохое начало общей работы в направлении становления Армении и Диаспоры в качестве неразрывного фактора международных отношений. Сегодня, по прошествии 27 лет, процесс государственного строительства в Армении все еще не завершен. И нужно признать, что завершить его возможно лишь совместно с Диаспорой, как это, собственно, задумывалось три десятилетия назад. Необходимо, наконец, осознать, что в отдельности Армения и Диаспора являются всего лишь инструментами манипуляции в интересах США, Израиля, Франции, Нидерландов, России, кого угодно, но только не собственных. И лишь окончательное осознание этой неутешительной реальности во всех очагах армянской культуры с подачи Армении способно создать перспективы для выхода из этого положения.

Share

Comments are closed.