Бархатная революция: армянская версия

 


Мовсес ДЕМИРЧЯН
Кандидат философских наук, доцент
Ереван

 

 

Верное своим традициям и управляемое прошлым общество обречено на небытие. Управляемое настоящим общество обречено на застой. И только то общество, которое нацелено в будущее, способно развиваться.

Арнольд Тойнби

Начавшееся в апреле 2018 года в Армении Движение мирного неповиновения стало беспрецедентным не только для Армении, но и постсоветских стран в целом. Многие разом назвали его Бархатной революцией, безотносительно принятого определения термина «революция», схожести произошедших событий с данным определением и так далее. Однако каким бы ни было восприятие, имевшие место события нуждаются в глубоком анализе и осмыслении в самых различных аспектах – историческом, культурологическом, психологическом и прочее, но в первую очередь – философском. Почему философский аспект «приоритетен»? Причин три: во-первых, важно понимание в процессе Движения таких понятий, как «закон», «право», «развитие», «государство», «нация», «единое будущее», что неизбежно предполагает их философское, пусть даже на бытовом уровне, восприятие, связанное с такими явлениями, как смысл жизни, право на борьбу и прочее. Вторая причина состоит в том, что анализ Движения в свете философских и синергетических закономерностей раскрывает явления, которые были заложены в его основу, питают и способствуют его становлению, не всегда очевидны для других специалистов, усматривающих, в свою очередь, в движении иные аспекты. И, наконец, именно философскому мышлению присуще видеть в основе событий и явлений такие непросматриваемые явления, как дух, воля, сущность и прочее, с целью указать пути их проявления.Следует прежде всего констатировать, что в смене власти в Армении важную роль сыграл интернет, а конкретнее – СМИ, работающие в виртуальном пространстве, ибо именно они стали основными каналами распространения информации, из которых граждане даже в самых  отдаленных уголках страны составляли представление о происходящих событиях. Но получилось так, что в современных условиях СМИ не только являются распространителями информации, но и ньюзмейкерами. И именно они выстраивают реальность, социальную среду, в которой мы живем. А виртуальная реальность принципиально отличается от физической, хотя бы тем, что в физической реальности именование происходит вслед за явлением, а в виртуальной именование закладывает существование реалий. Иными словами, в виртуальной реальности вещи воспринимаются так, как их называют.

И если обратить внимание, то риторика лидера Движения в этом смысле дала свои плоды: в  первые дни заявлялось, что «это революция», через пару дней это было названо «состоявшейся революцией», «народ победил», «все изменилось» и прочее, хотя мало кто представлял себе, что происходит на самом деле, о чем свидетельствует небольшое количество людей, которые в первые дни выходили в центр Еревана. Но к делу приступил интернет, и, по сути, желаемое стало действительным.

Можно с уверенностью утверждать, что в ходе Движения мы обрели независимость. Старые порядки, особенно, «советы» разрушились только сейчас, став историей. Если попытаться на минутку не только задуматься, но и прочувствовать, можно выяснить, что прежняя социально-культурная среда канула в прошлое. Это уже прошедший этап, потому что она преодолена как на психологическом, так и в немалой степени на практическом уровне. Обретенная в 1991 году независимость носила по большей части формальный характер, и она не была суверенитетом в политическом, экономическом, психологическом смыслах. В то время не были изменены старые порядки – традиционные методы управления, социальные институты и другое. То есть, независимость не принесла с собой свободу. В Армении по инерции продолжала действовать социокультурная модель жизни, в которой, наряду с другими пороками, проявлялось и присущее армянам клановое мышление, в рамках которого осознание общественного и государственного интереса и его примат стали практически невозможными. Данная модель очень скоро продемонстрировала собственную несовместимость с развитием государства.

Здоровый национализм, который проявился в идеологии Движения, конструктивен по сути, он создает такую социокультурную среду, в которой человек имеет возможность проявить себя и позиционировать себя не только как правовое, экономическое и политическое существо, но и как культурную и историко-культурную, а порой даже эмоциональную и иррациональную личность. Это более широкий диапазон, в отличие от социокультурных систем, выстраиваемых только на правовых, политических и экономических (кстати, сугубо рациональных) проявлениях (распространенных прежде всего на Западе). В этом смысле Движение вовсе не нацелено на то, чтобы быть похожим на Запад и калькировать его модель, как это было в случае внутренней логики иных цветных или бархатных революций на постсоветском пространстве.

Данная социокультурная среда позволила появиться важнейшему в историческом смысле явлению, о котором говорилось много лет. Речь идет о новом восприятии понятия «нация», его новом определении. Классическое определение указывает, что нация – это конгломерат людей, считающих себя носителями территориальной, языковой, религиозной общности и имеющих общую историю. Но данное определение исчерпано в той же мере, что и распространено. При определении нации отныне мы вынуждены говорить об «общем будущем» как сущностном и объединяющем факторе данной нации. Именно это произошло в ходе Движения, потому что шла борьба за «желанное будущее», которое должно стать не результатом инерционного хода, а сознательного выбора. Можно с уверенностью говорить, что свою роль в этом сыграл и возраст участников (20-35), средний показатель которого по удивительной закономерности совпал с возрастом нашей независимости – 27 лет.

Это, в свою очередь, означает, что в Армении происходит процесс трансформации традиционной нации в политическую. Традиционная культура – это устойчивая (статичная) модель организции и регламентирования жизни, в которой предусмотрены поведенческие и мыслительные нормы. Данная культурная жизнь являет собой состояние, а не процесс. Традиционную культуру в статичном состоянии сложно подвергать трансформации, следовательно, модернизации, поскольку любое изменение устоявшихся веками обычаев, мышления и образа жизни воспринимается как угроза идентичности.

При трансформации нации из традиционной в политическую важную роль играет интеллектуализация общества, свидетельством чему мы также являемся в Армении, как в физической, так и виртуальной реальности. В перспективе общественной интеллектуализации коллективный интеллектуальный потенциал общества превосходит коллективную интеллектуальную немощность власти. Эта ситуация порой называется «точкой невозврата». Это когда люди меняются, и с какого-то момента становится невозможно управлять ими старыми, традиционными методами, усыпляя псевдо-патриотическими идеологемами. Ярким проявлением данного явления стало обсуждение выступлений депутатов, в процессе которого выяснилось, что так называемый «рядовой житель» Армении грамотнее, разумнее и рациональнее многих «избранников народа».

Формирование политической нации предполагает также отпочкование от традиционного общества гражданского сообщества. Это еще одна форма существования (бытия) общества, когда импертивом становится самосознание человека как гражданина. Если в традиционном обществе в основу отношений между людьми на различных уровнях заложены традиционализм и обычаи, то система отношений в гражданском обществе строится на законе и праве.

Состоявшаяся в Армении бархатная революция раскрыла еще одну закономерность: выяснилось, что политической платформой власти являются не только и не столько партии – политическая система, сколько лидер партии, отставка которого вмиг обнулила партию как политическую систему. Это проявление образовавшегося в последние годы в Армении институционального кризиса, в условиях которого социальные институты – государство, семья, церковь, политическая система и прочее – существуют формально, а в содержательном смысле себя не оправдывают. Волна гражданского неповиновения продемонстрировала, что критическое состояние социальных институтов и бессодержательная их деятельность отныне несовместимы с интересами и целями граждан, особенно молодежи. Это должно стать серьезным сигналом для новой власти Армении при проведении институциональных реформ.

Полную версию статьи на армянском языке можно прочитать на сайте «Аналитикон».

Share

Comments are closed.