«Арцах должен стать полноценной стороной переговоров»:

подходы Никола Пашиняна по карабахскому урегулированию

 

Татул АКОПЯН
Корреспондент СивилНет, координатор
Центра армянских исследований АНИ
Ереван

 

 

Первый свой визит после избрания премьер-министром Армении Никол Пашинян нанес в Арцах. 9 мая на пресс-конференции в Степанакерте он заявил: «Нам следует отчетливо ответить на вопрос – хотим ли мы урегулирования карабахского конфликта или нет. Если международное сообщество, в том числе Азербайджан желает урегулирования карабахской проблемы, нелогично обсуждать вопрос в формате, в котором он не может быть принципиально решен. Как может подобный формат решить конфликт, один из ключевых акторов которого не присутствует за столом переговоров? Главным компонентом урегулирования должен стать правильный формат. Одна из полноправных сторон конфликта – Арцах – должен стать полноценной стороной переговоров». Пашинян заявил также, что готов в полной мере вести переговоры от имени Армении, но от имени Арцаха должны проводить переговоры его власти: «От имени Арцаха могут говорить только власти Арцаха, так же, как власти Армении будут говорить от ее имени. Армения также является стороной конфликта и будет в полной мере говорить за себя. А от Арцаха должны говорить власти Арцаха».

Премьер Армении отметил также, что «суть Арцахской проблемы состоит в защите прав человека,  потому что проблема Арцаха возникла, когда Азербайджан оказался не способен не только обеспечить элементарные права армянского населения в НКАО, но и стал прямой угрозой их жизни и безопасности, праву на идентичность, самому существованию этих людей – реальной угрозой, которая проявлялась не на словах, а на деле – в форме вооруженной борьбы против мирного населения».

Первым на заявления Пашиняна отреагировал экс-министр обороны Армении Виген Саркисян: «Премьер заявил, что… Армения является стороной конфликта. На этом всегда настаивал Азербайджан, между тем международному сообществу известно, что Армения – гарант безопасности Арцаха, партнер по переговорам, но ни в коем случае не «сторона конфликта». Наконец, в заявлениях (Пашиняна) есть проявления неосведомленности о деталях переговоров».

Пашинян не стал отвечать Вигену Саркисяну. Ответ неожиданно для многих прозвучал из уст первого президента Армении, причем, довольно жесткий.

«Обвиняющий Пашиняна в «неосведомленности о деталях переговоров» Виген Саркисян на деле раскрывает собственную неинформированность о контенте процесса карабахского урегулирования. Армения, Азербайджан и Карабах получили от международного сообщества статус «стороны карабахского конфликта» Итоговым документом Будапештского саммита ОБСЕ 6 декабря 1994 года и окончательно – в Пражском комментарии руководящего совета ОБСЕ от 31 марта 1995 года. Очевидно, утверждение Вигена Саркисяна о том, что, якобы, Азербайджан всегда настаивал на том, чтобы Армения была признана стороной конфликта, является нонсенсом. На деле Азербайджан настаивал на том, чтобы Армения была признана стороной не карабахского конфликта, а карабахской войны, иначе – агрессором», – в своей краткой статье написал Левон Тер-Петросян.

Первый президент Армении напомнил также, что обретение международно признанного статуса «полноценной и равноправной стороны конфликта» для Нагорного Карабаха является одним из величайших достижений армянской дипломатии, которое было растрачено Робертом Кочаряном из-за преступной халатности, что и стало почвой для появившихся в дальнейшем в карабахском урегулировании сложностей.

На данное заявление откликнулся офис Роберта Кочаряна: «Представители НКР перестали принимать участие в переговорах как минимум за год до избрания Роберта Кочаряна президентом РА. А встречи  и переговоры президентов Армении и Азербайджана проводились с 1990 года – параллельно Минскому процессу. Цинизм Тер-Петросяна зашкаливает: он вновь обвиняет второго президента в том, что сделал сам».

Оставим полемику и утверждения экс-президентов в стороне и обратимся к ряду деталей, важных для тех, кто будет проводить переговоры от Армении и Арцаха, в том числе, Никола Пашиняна.

Намерение и желание вернуть Арцахскую сторону за стол переговоров, о чем заявил Пашинян в Степанакерте, крайне важно. Премьер Армении упомянул также решение ОБСЕ от 24 марта 1992 года, которым Арцах был признан стороной переговоров.

Да, действительно, в ходе встречи Совета ОБСЕ  в Хельсинки была принята резолюция из 11 пунктов, в 9 пункте которой указывались страны, которые должны принять участие в Минской конференции.

«Избранные и иные представители Нагорного Карабаха будут приглашены в качестве заинтересованной стороны на конференцию со стороны ее председателя после консультаций с государствами-участниками конференции», – говорилось в резолюции от 24 марта.

Безусловно, это важная формулировка. Хотя Минская конференция так и не была созвана, зато была сформирована Минская группа, которая вот уже 25 лет пытается помочь своим посредничеством сторонам, предлагая варианты урегулирования.

Возвращаясь к резолюции 24 марта, следует обратить внимание на формулировку «избранные и иные представители Нагорного Карабаха». Избранные представители – это легитимные власти Нагорного Карабаха, которые были сформированы по итогам парламентских выборов в декабре 1991 года. Под «иными представителями» имеются в виду городские власти Шуши, тогда еще контролируемого Азербайджаном, то есть речь идет об азербайджанской общине Арцаха.

Официальный Баку долгие годы пытается ввести в обращение формулировку армянская и азербайджанская общины Карабаха, представляя Карабах как двуобщинную единицу. Ереван и Степанакерт отвергают этот подход. В трехсторонних переговорах, которые продолжались до апреля 1997 года, Азербайджан пытался позиционировать бывшего мэра Шуши Низами Бахманова как представителя азербайджанской общины Нагорного Карабаха, что было обжаловано армянской стороной.

Удастся ли официальному Еревану добиться того, чтобы Баку согласился на вовлечение Степанакерта в качестве стороны переговоров? Это непростая задача, поскольку Азербайджан желает вести переговоры исключительно с Арменией, пытаясь продемонстрировать международному сообществу, будто конфликт происходит между двумя странами, и Армения предъявляет территориальные претензии Азербайджану. Если даже Баку согласится с участием в переговорах Нагорного Карабаха, он обязательно потребует участия и представителей азербайджанской общины, как это было в 1990-х.

Безусловно, Армения должна сделать все возможное для восстановления трехстороннего формата переговоров. Это важно не только для того, чтобы показать, что Арцах – полноправная сторона переговоров, а в первую очередь для того, чтобы Степанакерт также нес ответственность за переговоры по судьбе Арцаха и компромиссы.

На пресс-конференции в Степанакерте Пашинян заявил, что Карабахский конфликт должен быть урегулирован путем переговоров в рамках Минской группы ОБСЕ, что не мешает, однако, удвоить и утроить усилия по международному признанию Арцаха.

С другой стороны, милитаристская риторика Азербайджана исключает урегулирование, потому что не может быть урегулирования, если одна из сторон угрожает другой истреблением. «В этих условиях у нас две задачи: первая – укрепить и повысить уровень безопасности Армении и Арцаха, вторая – призвать международное сообщество вернуть Азербайджан в конструктивное пространство», – сказал Никол Пашинян.

Еще одним новым подходом премьер-министра стал следующий: «Пока Азербайджан использует милитаристскую риторику и заявляет о намерении захватить Ереван, Зангезур, Севан, Степанакерт, говорить о компромиссах попросту бессмысленно. Говорить о компромиссах можно будет тогда, когда из Баку будет получен четкий мессидж о готовности признать право народа Арцаха на самоопределение».

Share

Comments are closed.