Как превратить студенческое движение в результат



Мкртич КАРАПЕТЯН
Журналист
Ереван

В Бархатной революции, имевшей место в Армении, особую роль сыграло студенчество. Масштабы участия студенчества, высокий уровень самосознания и его действия отличались от прежних студенческих движений. Так же, как следует монетизировать сформированную в Армении атмосферу в конкретные действия и результаты, студенческое движение тоже пора перевоплотить в мощную, альтернативную структуру.

Символическую роль в самоорганизации университетского студенчества сыграло принуждение к открытию ворот ЕГУ перед манифестантами, которое имело место 13 апреля, в день, когда шествие Никола Пашиняна достигло Еревана. Хотя в контексте революции это был лишь небольшой фрагмент, однако в процессах вокруг университета он нес в себе важные нюансы и смыслы. Ворота университета были заперты перед участниками движения Левона Тер-Петросяна в 2008 году, они не отворились в 2013 году перед движением, которое возглавлял Раффи Ованнисян, двери университета были закрыты даже перед студентами, протестовавшими против отмены отсрочки от армии. Надежно запертые ректорами на протяжении лет ворота университета были насильно отворены Пашиняном и его сторонниками, и в университетах стали звучать политические требования и заявления. Система, в которой ректоры и деканы держали студентов под замком,  13 апреля получила первый мощный удар. Симптоматично, что в последующие дни ворота университета уже не закрывались перед студентами, проводившими акции протеста против Сержа Саркисяна. Первая забастовка студентов в рамках политического процесса отстранения Сержа Саркисяна состоялась именно 13 апреля. Тогда студентов было совсем немного, но число протестовавших студентов стало стремительно расти параллельно политической эскалации — к акциям неповиновения подключались все новые студенты, порой не отличавшиеся гражданской активностью.

В октябре-ноябре прошлого года группа студентов вступила в борьбу за сохранение права на отсрочку от армии. Несмотря на тотальное недовольство, власти в то время так и не пришли к согласию со студентами, и право на отсрочку было фактически ограничено. Но в результате в университете сформировался круг студентов, которые стали заниматься решением университетских проблем и публиковать факты о коррупционных проявлениях в университетах. Была создана инициатива «ЕГУ рестарт», которая и стала организатором массовых акций и забастовок. До этого «ЕГУ рестарт» приступил к обсуждению со специалистами и экспертами образовательных, вузовских проблем. В этих дискуссиях руководство ЕГУ не участвовало. Дискурс, нацеленный на улучшение студенческой среды, сформировался за университетскими стенами. По сути, отсутствие контактов между студентами и университетским руководством в стенах университетов вынудило студентов обсуждать повестку с экспертами вне университетов. Между тем в ходе обсуждений вопроса об отсрочке или после этого университеты вполне могли предпринять адекватные шаги для включения поднятых студентами вопросов в процесс университетского управления. Этого не произошло, и инициатива «ЕГУ рестарт» приступила к трансформации образовательной системы. В дни Бархатной революции данная инициатива сыграла неоценимую роль в мобилизации студенчества, и во время акций неповиновения улицы, прилегающие к ЕГУ, были парализованы именно студентами университета.

Особого внимания достойно  эффективное использование  социальных сетей студенческим движением. Оперативные информации о ежедневных акциях распространялись в соцсетях, и они полностью себя оправдали как инструмент распространения информации. Университеты проводили децентрализованные акции протеста, а инструменты гражданского неповиновения обеспечили большую солидарность. Это порождало большие проблемы для полиции, а давление руководства ряда университетов вызвало обратный эффект.

Одной из особенностей студенческого восстания стало его географическое распространение. Активность студентов выбралась из Еревана и достигла Гюмри, Ванадзора, Иджевана и других городов. После революции инициатива «ЕГУ рестарт» предприняла в этих городах цикл дискуссий, с целью ознакомиться с ситуацией на месте. Студенты стали предъявлять ректорату требования – они хотели отставки и реформ. 25 мая, после акций протеста в вузе, директор Иджеванского филиала ЕГУ заявил об отставке. Затем, предъявив требования об отставке ректора ЕГУ Арама Симоняна, члены инициативы «ЕГУ рестарт» заблокировали кабинет ректора, после чего его самочувствие ухудшилось. Этому предшествовали акции против ректора Ширакского университета. Не исключается, что к этому ряду присоединятся и другие университеты.

Подобную активность студентов и инициативность по выдвижению задач необходимо сейчас институционализировать и структуризировать. Особого упоминания достоин тот факт, что после революции многие члены инициативы «ЕГУ рестарт» оказались в системе госуправления и получили возможность осуществлять контроль над университетами, так сказать, изнутри, по долгу службы.

Еще один вариант – трансформировать проявившийся в ходе революции студенческий потенциал в конкретные студенческо-гражданские единицы, которые должны функционировать самостоятельно, став альтернативой действующим студсоветам, которые, как говорят, не представляют интересы студентов и были сформированы по политическим соображениям.  Создание подобных структур во всех армянских вузах позволит осуществлять в вузе эффективный надзор, контролировать финансовые потоки – как доходы, так и расходы. Возможно, необходимости в создании новых структур, призванных осуществлять контроль над деятельностью университетов, не возникло бы, если вузы сами приступили, исходя из новых общественно-политических реалий, к программе масштабного оздоровления, в том числе, отставке ректоров, повышению финансовой отчетности и транспарентности, упразднению студсоветов. Пока таких сигналов из университетов не поступает.

Более того, после Бархатной революции инициатива «ЕГУ рестарт» требовала отставки ректора ЕГУ Арама Симоняна, но тот упорно заявлял, что не намерен подавать в отставку, да еще говорил о давлении нового правительства на университеты. Студенты, в соответствии с нынешним вузовским законодательством,  должны быть представлены в Совете правления университетов 25-ю процентами – посредством студсоветов. Однако в отношении делегированных структур, студсоветов, как я уже отмечал выше, существует недоверие, поэтому представление интересов студентов необходимо осуществлять посредством реорганизованных иных студенческих структур.

Есть и другой вариант – в контексте предстоящих в Армении парламентских выборов  революционный бунт студентов может рассматриваться политическими силами как важный политический капитал. Это значит, что политические силы, возможно, попытаются привлечь участвовавшие в Бархатной революции студенческие группы как объединения позитивных факторов к предстоящим политическим процессам. Более того, определенная часть студенческого актива после революции уже стала частью сформированной исполнительной власти.

Вопреки колоссальной роли студенчества в Бархатной революции, пока не удалось добиться перемен в самих университетах. Это признают и члены инициативы «ЕГУ рестарт». Управление университетами продолжается старыми методами. Предметом недовольств остается присутствие в Советах попечителей университетов руководителей Республиканской партии.

В деле трансформации руководства университетов решающую роль может сыграть новая исполнительная власть. Но тут есть немало сложностей: ректор ЕГУ, например, считает попытки трансформаций в вузе давлением со стороны высокопоставленных лиц на самостоятельность вузов. Нельзя также исключать, что кое-кто из ректоров попытается приспособиться к политическим переменам и найти грани сотрудничества с новым правительством. Кстати, инициативе «ЕГУ рестарт» за это время удалось прийти к решению важной задачи в результате переговоров с новой властью. Речь идет о жестком ограничении права на отсрочку от армии: в частности, студентам удалось снизить ряд параметров отсрочки, что позволит воспользоваться правом на отсрочку большему количеству студентов.

Но сейчас необходимо проанализировать общую картину студенческого движения и монетизировать активность в конкретные единицы для решения проблем с целью поддержки долгосрочных образовательных реформ.

Share

Comments are closed.