Речь исполняющего обязанности премьер-министра Республики Армения Никола Пашиняна в Национальном Собрании

 

Многоуважаемый председатель Национального Собрания,
Уважаемые депутаты Национального Собрания,
Уважаемые журналисты,
Дорогие соотечественники,

Прежде всего я хотел бы уточнить, что сегодняшнее мое выдвижение в кандидаты премьер-министра Республики Армения носит формальный характер, и выдвижение моей кандидатуры на пост премьер-министра фракцией “Выход” сделано не для того, чтобы меня избрали премьер-министром, а для того, чтобы не избрали премьер-министром. Следовательно, Национальное Собрание сегодня не должно голосовать за меня. И смысл выдвижения — не оставить никаких возможностей ставить под сомнение легитимность предстоящих парламентских выборах, чтобы исключить любую правовую лазейку помешать предстоящим выборам, о чем я скажу позже более подробно. На этом этапе я хотел бы подчеркнуть, что в декабре, безусловно, у нас будут внеочередные парламентские выборы, которые в конечном итоге станут конечным пунктом окончательной победы ненасильственной бархатной народной революции в Армении. До этого, однако, я хотел бы вновь использовать трибуну Национального Собрания, чтобы рассказать о событиях, которые произошли в Армении за последние пять с половиной месяцев, об их глубинном смысле и политическом значении.Прежде всего, я хотел бы затронуть вопрос о том, что произошло в Армении — революция или просто смена власти? Для меня однозначно, что в Армении произошла революция, потому что произошло реальное изменение общественной формации. И смысл этого изменения в том, что доминирующим политическим фактором в Армении до апреля 2018 года была криминальная, экономическая, политическая элита, которой принадлежала вся власть, а после революции доминирующим политическим фактором, решающей политической силой в Армении является народ, который смог заставить эту политическую и экономическую элиту выбрать его кандидата на пост премьер-министра Республики Армения и признать власть народа. Эта тема актуальна потому, что есть политики, аналитики, которые заявляют и утверждают, что в Армении всего лишь произошла смена правительства, а не революция. Правда на самом деле противоположная: в Армении произошла революция, но смены власти еще не произошло, по крайней мере, полной смены власти. Да, в Армении установлена власть народа, да, в Армении создано народное правительство, но у народа и народного правительства пока нет механизмов для полноценной реализации своих идей и идеалов, потому что система государственного управления, если не полностью, то по большей части, не только действует в рамках старой логики и традиций, но и со скрытой надеждой в сердце на возвращение старой системы.

С 8 мая 2018 года, то есть после моего избрания на пост премьер-министра, были возбуждены уголовные дела против десятков официальных лиц в Армении по обвинению в злоупотреблениях, взяточничестве и присвоении. На данный момент я не имею в виду уголовные дела, которые возбуждены по фактам, произошедшим до 8 мая или апреля-мая, я говорю о делах, которые произошли после революции, после моего избрания на пост премьер-министра. Долгое время мне было непонятно, как чиновник может брать взятки в Республике Армения после апреля-мая 2018 года, присваивать и т.д., через месяцы, недели, даже дни после революции. Т.е., вы можете себе представить, что в Армении произошли такие события — публичные, на глазах у всех, и в Армении есть чиновник, который требует и получает взятки, в Армении есть чиновник, который позволяет себе что-то присваивать. Это нелогично. Представляете через неделю, через 15-20 дней после революции есть чиновник, который берет взятку, и это доказано.

Ответ один: другой логики быть не может. Конкретно из этого зала и со стороны бывшего парламентского большинства сразу после победы революции старой системе поступали и поступают сигналы о том, что все это имеет перспективы на пару месяцев, что все это скоро изменится и старая система вернется. То есть люди, которые продолжают функционировать в старой логике, они же не сверхлюди, у них должен быть источник вдохновения, иначе быть не может. Следовательно, источником вдохновения для них является прежнее парламентское большинство и прежняя правящая система. Тем более, это вдохновение было не только по внутренним, но и публичным каналам.

Представители Республиканской партии периодически публично заявляли, что в Армении нет предусловий для проведения внеочередных парламентских выборов, что следующие парламентские выборы в Армении состоятся в 2022 году. Представители Республиканской фракции дали несколько интервью об этом, выступали с заявлениями. Все это делалось для достижения нескольких целей. Во-первых, для того, чтобы как можно больше консолидировать многолетнюю коррумпированную государственную систему. Во-вторых, сделать атмосферу в Армении максимально нервной, т.е. постоянно держать людей в напряжении, чтобы они не имели возможности спокойно жить своей жизнью, чтобы нанести ущерб экономическому и инвестиционному климату и создать все возможные препятствия для действующего правительства, ожидая удобного для реванша момента. До сих пор были совершены три реальные попытки реванша.

Во-первых, попытка консолидации вокруг Роберта Кочаряна, которая, однако, провалилась из-за мощного политического фактора: однозначного и сильного отторжения со стороны народа.

Вторая попытка была сделана 2 октября в Национальном Собрании, когда парламентское большинство внесло изменения в Регламент Национального Собрания, чтобы нивелировать фактор народа в контексте текущих политических процессов. Но всего за два часа около 80000 граждан Армении заблокировали здание Национального Собрания и показали, что все попытки исключить политический фактор народа столкнутся с широким массовым сопротивлением.

Третьей попыткой достичь реванша было то, что произошло в Национальном Собрании в этот понедельник, когда Республиканская партия фактически бойкотировала и провалила внесение изменений в Избирательный кодекс. Это было сделано для того, чтобы предстоящие внеочередные парламентские выборы были проведены в соответствии с действующим Избирательным кодексом, то есть по рейтинговой системе, потому что у представителей Республиканской партии и их соратников внезапно появилась надежда на то, что рейтинговая система может дать им шанс на реванш.

Почему же эти люди начали так думать? Причина должна быть непосредственно связана с выборами мэра в Капане, административном центре Сюникской области. А что случилось в Капане? Оказалось, что старая избирательная система, старая избирательная культура в Сюникской области все еще проявляет некоторые признаки жизнедеятельности. Что это означает на практике? Это означает, что уголовная, политическая и экономическая элита Сюника все еще держит в своих руках значительные рычаги, обеспечила консолидацию и, в конечном счете, в определенной логике старой культуры и ценностей, точнее, при помощи модифицированных форм старых моделей, смогла направить часть народа в ходе выборов и достичь желаемого для себя результата. Республиканцы надеются, что на предстоящих парламентских выборах они смогут применить модель Капана.

Журналисты и аналитики, конечно, правы, когда уделяют столько внимания выборам в Капане, но они ошибаются, когда связывают произошедшее с назначением Унана Погосяна на пост губернатора Сюника. Напротив, решение назначить Унана Погосяна губернатором Сюника связано с убеждением правительства и информацией о существовании в Сюнике старой системы. Я убежден в следующем: в Сюнике революция не состоится до тех пор, пока в области есть экономические и криминальные силы, которые считают, что они сильнее государственной народной власти.

В Сюнике у государственной власти не должно быть альтернативы, в Сюнике должна быть установлена безоговорочная и бесспорная власть государства и народа, и это не политический вопрос, а важнейшая проблема национальной безопасности, о ряде параметров которой я упомянул в своем выступлении в Капане 19 октября. В течение этих пяти месяцев у меня сложилась неоспоримая убежденность в том, что эту проблему может решить только губернатор с большим опытом руководства, который знаком со всеми деталями и нюансами старой политической системы и сможет нивелировать влияние старой экономической и криминальной элиты на правоохранительную систему. Как говорится, это тот случай, когда клин клином вышибают. Именно по этой причине Унан Погосян, который много лет был заместителем начальника полиции Армении, был назначен губернатором Сюника, и главная причина этого решения заключается не в том, чтобы установить новую диктатуру в Сюнике, а в том, чтобы гарантировать права и свободы гордых граждан Сюника, что просто было бы невозможно без нейтрализации нездорового влияния криминальной, экономической элиты. И это проблема, которую мы будем решать четко, решительно и неоспоримо.

В свете всего этого возникает естественный вопрос: почему мы приняли результаты выборов мэра в Капане и посчитали это победой демократии. Прежде всего, чтобы показать нашу искренность: большинство избирателей голосовало в соответствии со своей искренней убежденностью, и абсолютное меньшинство голосовало по логике старой избирательной системы, но их поведение, к сожалению, было решающим для результатов выборов. Принятием результатов выборов мы можем продолжать наш искренний диалог с общественностью, более подробно и понятно представляя ей мотивацию наших действий, показывая на практике решающее и поворотное значение голоса каждого гражданина, чтобы каждый гражданин мог более ощутимо видеть, какие реакции и влияния имеет его голос на все политическое поле и всю внутриполитическую ситуацию. Вся моя политическая деятельность посвящена тому, что я пытался представить, убедить каждого гражданина, что его голос является самым решающим фактором, который может существовать.

Мои многолетние политические дебаты, мой диалог с людьми заключался именно в том, чтобы люди не задавались вопросом о том, что может решить один голос, что от его голоса ничего не зависит. Я пытался убедить людей в том, что, да, все зависит от одного его голоса. И революция произошла тогда, когда большинство граждан Армении в какой-то момент поняло и осознало, что, да, решение одного гражданина является решающим политическим фактором. И очень важно, чтобы мы могли четко представить эту логику гражданам Республики Армения.

Хочу особо подчеркнуть, что голосование в Капане и его результаты являются законными. Официальный результат голосования отражает выбор людей, но моя политическая позиция заключается в том, что криминальная и экономическая элита оказали нездоровое влияние на исход выборов только потому, что революция еще не достигла всех, и не все почувствовали и оценили свою свободу. И наша задача очень конкретна и практична: свобода в Армении, в том числе в Сюнике, должна быть не декларацией и заявлением, а практичным инструментом, которым может воспользоваться каждый гражданин Республики Армения, и наша политическая задача — сделать эту свободу по-настоящему доступной.

Кстати, я хотел бы обратить ваше внимание на еще один факт, когда высокопоставленный представитель полиции Валерий Осипян, бывший высокопоставленный чиновник, занимавший высокую должность до революции Валерий Осипян и бывший высокопоставленный сотрудник Службы национальной безопасности Артур Ванецян были назначены соответственно на должность начальника полиции и директора Службы национальной безопасности, был большой шум, был большой дискурс непонимания, но после одного или двух обсуждений эта тема, по сути, была закрыта. В случае с Унаном Погосяном дискуссии в Facebook и не только в Facebook длились довольно долго, потому что фон справедливых вопросов и озабоченностей был искусно использован некоторыми экономическими и криминальными кругами в Сюнике, в том числе с использованием контролируемых ими СМИ и, возможно, они снова попытаются использовать все это, чтобы сохранить и утвердить в Сюнике свою автократическую и антигосударственную власть. Я затрагиваю эту тему так подробно, потому что, как я уже сказал, это очень важный внутриполитический эпизод. С другой стороны, как избранный по требованию народа премьер-министр, я не могу допускать каких-либо неправильных утверждений о наших решениях, каких-либо неверных толкований в плане наших мотиваций. Я не говорю, что мы безошибочны, не поймите меня неправильно, но наши мотивы должны быть открытыми до конца, искренними, прозрачными для нашего общества и нашего народа.

В этом контексте, конечно, возникает множество и ряд законных вопросов. В частности, речь о том, что, когда мы, тем не менее, не исключаем, что даже представители Республиканской партии или бывшие челны правительства, даже представители Республиканской фракции, могут сотрудничать с нами, возникает очень законный вопрос, где же грань. Должна же быть грань? Я хочу подчеркнуть два важнейших фактора.

Во-первых, вовлеченность/невовлеченность в коррупцию. Речь не о политической декларации, а о конкретных случаях, конкретных фактах, конкретных обвинениях. Почему я так говорю? Сегодня созданы все условия, нет никаких преград для того, чтобы подробно и до конца раскрыть все дела, связанные с действующими, бывшими чиновниками, начиная от нового поколения, которые пришли к власти после революции, заканчивая теми, кто занимал должность до этого. Есть некоторые технические препятствия, о которых я скажу чуть позже.

То есть, с этой трибуны я в качества кандидата в премьер-министры, а затем и в качестве премьер-министра, заявлял, что даже если дело касается меня или членов моей семьи, то я буду считать всю свою политическую деятельность, весь путь, который я прошел, бессмысленным, если на пути расследования и выявления правды будут какие-то политические препятствия. Таким образом:

во-первых, любой чиновник, который имеет конкретные связи с коррупцией, погряз в коррупции, во время нашего правления не может занимать пост в Армении,

во-вторых, любой чиновник, который как-то связан с кровью, не может занимать пост в нашем правительстве,

в-третьих, чиновники, которые показали пример неэффективного управления.

Эти принципы относятся не только к прошлому. Почему мы постоянно фокусируемся на прошлом? И кто сказал, что новоназначенные чиновники являются ангелами? В течение этого времени я испытал ужасные разочарования и стрессы, когда были люди, которые, выступая в качестве самых ярых защитников революции, за пару месяцев, за пару недель сломались. И я не могу не говорить об этом, потому что это будет нечестно в отношении нашего народа, это будет нечестно перед самим собой в первую очередь. Для меня нет никакой разницы в этом отношении: бывшие или действующие. Для нас нет разницы, даже если речь обо мне, потому что принцип и истина — самое важное. Если мы отклонимся от истины хотя бы на миллиметр, если мы хотя бы на миллиметр отклонимся от того, чтобы смотреть прямо в глаза людей, то вся наша жизнь, наша деятельность и все это бессмысленно. Мы не имеем права ставить дружеские, родственные, семейные отношения выше, чем те ценности, которые мы создали вместе. Это будет прямое предательство государства, родины, народа.

Я хочу сказать всем гражданам, которые критикуют нас по разным поводам, каждая из ваших критических замечаний воспринимается очень прямо, анализируется, делаются выводы, но даже в этом случае мы не считаем, что мы должны быть таким правительством, которое вы не должны критиковать вообще, потому что это естественный процесс. Вообще, много говорится о том, у кого есть опыт, у кого нет опыта. Нас критикуют и за назначение неопытных, и за назначение опытных деятелей, потому что каждый шаг, конечно, заслуживает критики, и хорошо, что критикуют.

Но я хочу вам сказать следующее: то, что мы делаем сейчас, и то, что мы сделали, — опыта этого ни у кого нет, потому что то, что сейчас происходит в Армении, никогда не происходило ни в одной стране мира. Что произошло в Армении, нет такого опыта, который мы можем перенять, нет формул. Сегодня существуют научно-исследовательские институты, книги с подробными описаниями, теории и т.д. для формирования всех существующих систем в мире. То, что мы сделали, исходит из всех теорий, и, признаемся, из наших представлений, и то, что мы делаем сейчас, — это вне рамок всех восприятий, всех стандартов, и это наша главная миссия. Именно это делает Республику Армения и армянский народ уникальными во всем мире. Поэтому пусть никто не думает, что у него достаточно опыта для создания той страны, новой Армении, которую мы должны создать, потому что такой Армении никогда не было. Такого не было ни в виде новой Шотландии, новой Норвегии, Дании или Великобритании. То, что мы хотим сделать, что мы сделали, это уникально и в мире не было такого опыта. Никто не может сказать нам, каким должен быть следующий шаг, дать нам дорожную карту. Это процесс, через который мы должны пройти. Мы — пионеры в этом смысле и не должны бояться быть пионером, потому что это повышает престиж нашего народа и нашего государства во всем мире.

Так что, дорогие соотечественники, все ваши месседжи восприняты, все ваши критические замечания приняты, и, да, я приветствую представителей гражданского общества, средств массовой информации, которые под микроскопом изучают жизнь, биографию, имущество и доходы всех должностных лиц. Мы никогда не будем бояться истины, мы всегда будем сотрудничать со всеми теми, кто борется за правду, независимо от того, эта истина является положительной для нас или отрицательной. Но, с другой стороны, я надеюсь, что никто не хочет видеть в Армении бесхребетное, равнодушное, неспособное принять решение правительство, которое может быть раздавлено или сломаться в результате критики. Надеюсь, никто не хочет иметь такое правительство, потому что в мире есть хорошие, плохие, эффективные, неэффективные правительства, но самой страшной катастрофой для любого государства является слабое правительство. Самой страшной катастрофой для любой страны является слабый лидер, слабая власть. Наша власть никогда не будет слабой. Наша власть будет принципиальной, там, где нужно ударить, она ударит, там, где нужно получать удары, получит, и будет крепко стоять на ногах, и ни на миллиметр не будет отклоняться от истины, от службы, от миссии.

Я хочу еще раз сказать: да, мы считаем борьбу с коррупцией одной из наших самых важных миссий. Никто не должен сомневаться в том, что дело 1 марта будет раскрыто до конца, и я просто призываю всех нас быть готовыми к полному раскрытию, потому что будет непросто узнать все, что я уверен, вы скоро узнаете. И не только по этому делу.

Сегодня задают очень законный вопрос: почему нет новых раскрытий, то есть создается впечатление, что этот процесс каким-то образом остановился или топчется на месте. Да, это правильно, и у этого есть свои конкретные причины:

1. Сегодня нагрузка всех следственных органов и следователей в Армении удвоилась, то есть есть следователи, которые расследуют сразу 20, 30 и более дел сразу. Нагрузка уголовных дел следственных органов удвоилась.

2. Далее, суды, если они не повсеместно, то по крайней мере очень часто берут залог и освобождают людей из-под стражи. Кстати, скажу, что я хочу быть очень ясным, потому что есть такие комментарии, что мы ловим, с одной стороны, потом договариваемся и отпускаем их на свободу. Это очень важный вопрос и очень серьезное обвинение. Я хочу сказать честно, хотя многие назовут это слабостью: я не вмешиваюсь в дела судебной власти — не потому, что не могу, а потому, что я взял на себя обязательство перед обществом. И да, суды работают, и здесь есть хорошая новость и плохая новость.

Хорошей новостью является то, что сегодня мы находимся на беспрецедентно низком уровне с точки зрения загруженности наших пенитенциарных учреждений и практики применения задержания. Другими словами, проблема, которую мы пытаемся решить в течение 20 лет, говорили, что они спят в исправительных учреждениях по очереди, спят вшестером и т.д. Не думайте, что так сделано случайно. Нет, это делалось намеренно, потому что я как человек, который определенное время провел в пенитенциарных учреждениях, могу сказать, что это делалось намеренно. Когда говорят, что у криминальной элиты была власть в Армении, это связано именно с этим: отсутствие места для сна — это деньги, кто больше заплатит, тот получит место для сна, наличие места для сна — это так называемый «базар хорошего пацана». Пенитенциарные учреждения в Республике Армения были, если и не крупнейшим, то одним из крупнейших бизнесов.

И смысл этого очень прост: человек, заключенный, вошел в пенитенциарное учреждение, его ставили на конвейер, и это явление все еще существует. Но мы искореним это из пенитенциарной системы. Человек ставится на конвейер, и вся система работает до его освобождения, чтобы как можно больше денег выжать из него: будь это в виде азартных игр или чего-то другого. Люди продают дома, чтобы покрыть свои долги в исправительной колонии, и чем больше заключенных к ним приходит, тем от большего количество людей они получают деньги. И да, я хочу сказать, что некоторые из этих мафиозных структур по-прежнему занимают должности в пенитенциарных учреждениях. И почему мы все не освободили их от должностей? По очень простой причине. Во-первых, неправильно смешивать плевел с зернами, всех уравнивать, во-вторых, если мы снимем их, то кого мы назначим на их место работать за 70 000 драмов?

Все это вопросы, да? Таким образом, практика задержания имеет низкий уровень, во-вторых, существует проблема, и на самом деле людей освобождают под залог и т.д., и в этой связи, да, следственные органы очень обеспокоены, потому что хорошо это или плохо, в конце концов, следственные органы в Армении работали в этой логике, и во многих случаях это, действительно, объективно. Если, например, человек обвиняется в раздаче избирательной взятки и освобождают его из-под стражи, то он получает возможность работать со свидетелями через свою сеть, а люди видят, что поймали и выпустили, значит, эта тема не такая серьезная, даже если они поймают, то все равно выпустят.

Т.е. это конкретная проблема, которая, да, есть у наших следственных органов, но с другой стороны я не исключаю, что есть случаи, когда суд действительно принимает решение на основе своих принципов, на основе истины, а не из-за коррупционных или иных влияний. Здесь тоже существует проблема отделения плевел от зерен, и мы, кажется, пришли к выводу, что в ближайшем будущем мы должны просто проанализировать дела и понять, во скольких процентах дел мы действительно согласны с тем, что этот человек должен быть выпущен под залог или иным образом, а во скольких процентах это было недопустимо и было сделано для того, чтобы препятствовать конкретному уголовному делу. И здесь мы должны сделать соответствующие выводы, но я хочу сказать вам, однозначно, что у меня нет никаких договоренностей ни с кем, тем более нет влияния на судей.

Я не исключаю, что в органах государственного управления могут быть звенья, и если я не даю приказы судебной системе, это не значит, что судебная система не ищет инструкций. Я не исключаю, что эти инструкции могут быть получены из другого звена сегодняшнего правительства, и я не исключаю, что они могут получать от представителей предыдущих властей. Ясно одно, как я уже говорил, и теперь я повторяю, что украденное у народа будет возвращено до последней копейки. Кстати, есть и другие препятствия, например, есть раскрытое уголовное дело с участием члена Национального Собрания, которое уже доказано на 100%, и уже два месяца мы ждем официальный ответ на один документ, и как только его получим, будет инициатива о задержании этого депутата, это дело о взятке. Но это связано с иностранным дипломатическим представительством, и этот документ не приходит уже три месяца.

Хорошо, можно протянуть еще неделю, еще месяц, но нет иного варианта — этот депутат будет задержан, это будет дело о самой крупной взятке в истории третьей Республики, которое приведет к другим высокопоставленным чиновникам. Почему я говорю это? Народ, не нужно, чтобы я каждый раз, каждый день объявлял об этом, это объявлялось несколько раз, и исключается, чтобы мы отвлеклись от наших принципов хоть на один миллиметр. Например, два дня назад был арестован заместитель начальника налоговой инспекции при взятке в размере 1 млн драмов. Объясните, кто этот человек, который в сегодняшней Армении требует и берет взятки, что он представляет из себя, кто-нибудь может мне объяснить?

И в этой связи я хотел бы сказать следующее, да, произошла революция, а смены власти не было. До тех пор, пока в Армении есть чиновник, думающий, что он может брать взятку, это означает, что смены власти не было. Да, революцию удалось совершить за полтора месяца, смена власти — гораздо более сложный процесс, и этот процесс не произойдет без нового парламента, поскольку большинство этих должностных лиц — и налоговые, и таможенные, и полицейские, во всех системах назначены по исходящим отсюда сигналам.

Возвращаясь к теме Избирательного кодекса, я также хотел бы ответить на вопрос о том, если предстоящие парламентские выборы пройдут в соответствии со старым Избирательным кодексом, получит ли коррумпированная система шанс на реванш. Ответ однозначен: нет. Так как система и заговор полностью раскрыты, в диалоге с народом мы закроем все возможные щели для незаконного реванша. Победа народа на предстоящих парламентских выборах неизбежна даже со старым Избирательным кодексом. Я хочу особо подчеркнуть, что все коррумпированные системы в мире потерпели поражение на основе их собственных законов, и в мире нет власти, которая проиграла по чужим законам.

Все правительства, парламентские большинства терпели поражение по написанным ими же законам. Как нам удалось добиться отставки Сержа Саргсяна Конституцией, написанной для Сержа Саргсяна, так же законами, написанными для РПА, мы одержим победу над Республиканской партией, обеспечив окончательную победу революции и заложим основы для реальной смены власти. И хотя есть возможность внесения изменений в Избирательный кодекс на внеочередном заседании, я хочу сказать одно: дорогие республиканцы, вас постоянно ведут в неправильном направлении, потому что, сохраняя старый Избирательный кодекс, вы делаете нам услугу. Почему что мы хотим изменить Избирательный кодекс? Для того, чтобы избирательный процесс проходил в логике политических дебатов.

Если вы сохраните эти реваншистские настроения, хотим мы этого или нет, выборы пройдут в логике черного и белого, и вы получите ноль голосов, ваш единственный шанс — как можно больше политизировать, чтобы мы считали старую тему закрытой, говорили о проектах, бюджете, налогах, проблемах, экономических перспективах, где у вас достаточно информации. Наконец, оставьте эти реваншистские штучки, потому что это наносит ущерб только вам, и, в конце концов, признайте, что вы — оппозиция, сохраните по крайней мере, шанс остаться оппозицией, вы даже этого не хотите сохранить.

Со старым Избирательным кодексом вы вообще не пройдете, ваш единственный шанс — это измененный Избирательный кодекс, простой пропорциональный список, чем больше будет напряженность, тем больше это работает против вас. Разве не вы всегда говорите, что эту атмосферу нужно изменить? Шармазанов спрашивает: “Разве это мы построили эти баррикады?” А кто их построил? Вы построили своей коррупцией, своими постоянными заговорами, своими постоянными неадекватными комментариями, вы создали эти баррикады. И баррикады — это то, на чем мы чувствуем себя очень уверенными, так что хотите строить, стройте, у нас нет проблем, но неужели нет никого, кто объяснит вам вашу выгоду.

Кстати, о заговорах, в начале своего выступления я сказал, что мое выдвижение на пост премьер-министра имеет формальное значение. И суть выдвижения — это не дать поводов для возможных манипуляций вокруг легитимности предстоящих парламентских выборов, исключать какие-либо правовые лазейки на предстоящих выборах. Я хочу уточнить, как и почему было принято решение о выдвижении моей кандидатуры сегодня. Как вы знаете, президент Республики Армения не подписал пресловутые поправки, внесенные в Регламент Национального Собрания, которые вызвали кризис 2 октября, и президент обратился в Конституционный суд.

Теперь, как это связано с этой ситуацией? Мы получаем достоверную информацию о том, что некоторые люди в контексте обсуждения этого дела активно участвуют в переговорах, чтобы Конституционный суд принял решение о том, что, если кандидатов в премьер-министры не было и голосования тоже не было, то это не может быть основанием для роспуска Национального Собрания. И это решение можно было бы быстро принять, и его даже можно было бы принять слишком поздно, и поставить под угрозу легитимность внеочередных выборов, загнать в тупик. И чтобы было ясно, о чем идет речь, статья 149 Конституции гласит: “В случае неизбрания премьер-министра через семь дней после голосования проводятся новые выборы премьер-министра” и так далее, это все из-за слова “голосование”.

Весь смысл моего выдвижения в том, чтобы сегодня в итоге состоялось голосование, в котором вы примете участие или нет, чтобы закрыть этот вопрос. Я подробно описываю это не только для того, чтобы показать нашему народу все наши мотивы, наши действия, но и, наконец, обратиться к представителям предыдущих властей с призывом.

Господа, прекратите свою заговорщическую позицию, смиритесь, наконец, с тем, что в Армении произошли необратимые политические изменения, что победа народа не имеет альтернативы, что возвращение в прошлое никогда не будет никогда и ни в каком случае. Несколько раз — 17 августа, 2 октября, мы показали вам, по какой опасной дороге вы идете, но каждый раз, когда мы возвращаемся к обычной жизни и солидарности нашего государства, нашей родины ради революционных ценностей, вы сразу же начинаете интриги, за которые нас критикуют.

Правду говорят, 2 октября присутствовали люди, видели, как много усилий было мной приложено для того, чтобы все разрешить нормально, спокойно в этот день, но каждый раз я не понимаю, можно ли столь продолжительно интерпретировать вежливость, корректность как слабость. То есть, кому-то еще нужно убедиться в силе народа? Не идите по этому пути, потому что нельзя держать страну в нервной атмосфере. Нервы народа очень прочные, но в конечном итоге они могут не выдержать. Чего вы хотите вообще? Прекратите эти заговоры. Вы хотите, чтобы мы вышли из равновесия, вы не сможете сделать этого с нами, но с народом можете, и это совсем не хороший путь.

Я сказал, что произошла революция, должна произойти смена власти, и в результате всего этого неизбежны внеочередные парламентские выборы. Я говорил, описывал, чтобы показать, что внеочередные парламентские выборы исходят из интересов не нашей партий или нашей политической команды, а из интересов Армении, потому что, один раз мы получим много голосов, остальные получат меньше, а в следующий раз — другие получат больше, а мы меньше. Вы, по крайней мере, убедились, что не все наши кандидаты выигрывают, в некоторых местах мы проиграли. Вы, по крайней мере, убедились, что я исключаю фальсификацию. Мы скорее отрежем себе руки, чем будем фальсифицировать результаты выборов. Я говорю, что если результаты каких-либо выборов в Армении будут фальсифицированы, я лично буду считать свою жизнь бессмысленной. То, что происходит, это не для меня, это не для нас, это для всех, для любого политического деятеля, кто хочет заниматься политикой, для всех.

Это создает шанс, чтобы депутаты получали добро не от премьер-министра, а от людей. Разве это плохо, я не понимаю? Ну, допустим, мы победили на одних выборах, на других мы проиграем, ведь кто-то победит. На этом этапе в интересах всех нас установить нормальную политическую культуру в Армении. Почему произошла революция? Потому что результаты выборов все время фальсифицировались, если люди будут знать, что они могут изменить власть и правительство путем выборов, не будет никакой необходимости в революции, потому что все будут знать день, время, место проведения революции, если кто-то, где-то, когда-то захочет революции, он пойдет и совершит революцию голосованием. Вы что, думаете, людям приятно, мне так приятно идти спать ночью в палатке на площади Франции? Это так приятно, да? Или будучи депутатом НС приятно ходить по горам и долам, замерзать и так далее? Неприятно, каждый хочет сохранить этот шанс совершить революцию на избирательном участке, сменить власть, и мы боремся за этот шанс. Я еще раз говорю, и в этом нет преувеличений, когда люди решат, что я не должен быть премьер-министром, я не останусь на этой должности и 15 минут, завтра решит, завтра я не буду премьером.

В этом смысле вы видите логику смены правительства и революции, постоянно есть проявления в разных деревнях: требуют отставки старосты деревни и т.д. Это также конкретная проблема, они перекрывают путь. Я думаю, что в этой логике должно быть два метода: во-первых, главы тех общин, которые думают, что у них есть доверие людей и нет никаких сомнений, они должны уйти в отставку, назначить внеочередные выборы, чтобы убедиться, что люди будут голосовать за него.

В этих условиях мы гарантируем, что ни один голос не будет потерян. А во-вторых, те, кто требует отставки, даже если лидер общины не уходит в отставку, должны работать методично, пусть они собирают подписи более половины избирателей, посылают их правительству, а то так не пойдет, чтобы пять человек собрались и сказали, что требуют отставки. Если бы мы впятером остались на площади, подал бы Серж Саргсян в отставку, или если бы нас было десять тысяч человек? Пойдите, получите свой голос и скажите им, что были правы. Зачем так держаться за должность? Поэтому я призываю и действующих глав общин, и мэров, и тех, кто сражается против них.

Нельзя так, нужно выйти из этой нервной атмосферы, все время оставаться в одном и том же цикле. Например, за эти пять месяцев я убедился в одном и могу признаться, что бессмысленно находиться у власти без доверия народа, это просто пустая трата времени, ничего не может получиться, потому что суть этого института именно в этом. То же самое касается глав общин и мэров. Т.е. те, кто является действующим должностным лицом и имеют проблемы в общинах, должны инициировать внеочередные выборы, а если не инициируют, то те, кто действует против них, должны идти институциональным путем, а не закрывать дверь мэрии вчетвером.

Да, совершайте политические акции, выражайте свою позицию, но без нарушения прав других. Я говорю, когда я перекрывал дорогу, я тысячу раз извинялся перед людьми, которые не могли пройти по этой дороге, я столько извинялся, что они говорили, хорошо, перекрывай. До сих пор я не видел, чтобы наши соотечественники, которые блокируют дорогу, извинялись перед кем-нибудь. Люди идут, перекрывают межгосударственную дорогу, они идут с места на место, и оказывается, что четыре часа они не могут проехать. Нельзя так. Я настоятельно призываю вас, и надеюсь, что вы последуете этому призыву, потому что власть также несет ответственность за обеспечение функционирования этих инфраструктур.

Честно говоря, я хотел затронуть текущую экономическую ситуацию и происходящие в экономике процессы, экономические показатели, налоговый кодекс, вопросы внешней политики и нагорно-карабахского конфликта, хотя то, что я хотел сказать в связи с последним, четыре дня назад я сказал об этом на встрече с нашими соотечественниками в Ливане и есть видеозапись этой встречи. Я хочу призвать: со вчерашнего дня напряженная атмосфера, некоторые опасаются, что сегодня меня не изберут премьер-министром, другие опасаются, что меня изберут премьер-министром, я просто призываю пойти другим путем — эту атмосферу, старую страницу нужно действительно закрыть и открыть новую страницу.

После выборов в Совет старейшин Еревана были другие утверждения, но вы видели пример Капана, где ни один бюллетень не был тронут и так будет до тех пор, пока я являюсь премьер-министром Республики Армения. Даже один избирательный бюллетень не будет сфальсифицирован в ходе выборов, независимо от того, какое значение имеют результаты этих выборов для нас, для правительства, для власти. Поэтому я призываю вас не участвовать в голосовании или голосовать против, или воздерживаться и никоим образом не голосовать за то, чтобы сегодня избрали премьер-министром.

Благодарю вас.

24.10.2018

www.primeminister.am

Share

Comments are closed.