От кого ждать контрреволюции



Мкртич КАРАПЕТЯН
Журналист
CivilNet.TV

Вопросы внутриполитической повестки после победы Бархатной революции в Армении стали рассматриваться и дискутироваться прежде всего в ракурсе революции и контрреволюции. А поскольку сохранение трансформаций, произошедших в апреле-мае этого года, стало для политического активизировавшегося общества приоритетным и принципиальным, политическое слово против вероятной контрреволюции стало особо приемлемым для широких общественных кругов.В свою очередь, прежние власти Армении, не жалея усилий, сформировали своими заявлениями и шагами атмосферу, в которой сами оказались в роли мишени контрреволюции. Начиная с заявлений, последовавших после ареста Роберта Кочаряна, и кончая неожиданными и поспешными поправками в регламент-закон Национального собрания, принятыми в начале октября, Республиканская партия делала все возможное для того, чтобы предстать в дискурсе революция – контрреволюция в качестве сторонника последней. Это, конечно, еще возымеет политические последствия для РПА, а лучшим тестом станут результаты этой партии на предстоящих досрочных парламентских выборах. И хотя результаты выборов в Совет старейшин Еревана и оперативный отклик тысяч людей на клич премьера собраться у парламента могут указать на потенциал контрреволюции, есть необходимость оценить возможности контрреволюции в Армении посредством сопоставления фактов.

Кто может в Армении совершить контрреволюцию? Где силы, которые способны в условиях тотального доверия и симпатии в отношении правительства совершить шаги, которые могут повернуть вспять колесо революции? Никол Пашинян 2 октября причислил к таким силам «Процветающую Армению» и АРФД. Но очевидно, что, помимо этих партий, в государственном аппарате присутствуют определенные прослойки – в средних эшелонах, а в некоторых случаях и в высших, которые не особенно воодушевлены революцией и более того – эти прослойки как минимум теоретически могут стать первыми сторонниками вероятной контрреволюции. После упразднения вертикальных коррупционных схем замешанные в этих схемах многочисленные государственные работники, начиная с налогово-таможенной службы и кончая полицией, оказались перед угрозой потери противозаконных источников доходов. Нет сомнений в том, что при наличии политического процесса и предпосылок эта категория готова будет как минимум поддержать контрреволюцию.

Помимо этой категории есть в государственном аппарате и другая «окопавшаяся» прослойка, которая, в связи с раздутостью государственного аппарата, подвержена оптимизации, со всеми вытекающими последствиями. Данные категории, конечно, не могут стать авангардом контрреволюции, но, исходя из естественных мотиваций, при случае могут выступить против революции, пытаясь возродить старые схемы. Лучшим решением вопроса данных категорий государственного аппарата и нейтрализации их участия в теоретической контрреволюции может стать увеличение их доходов, иначе говоря, повышение зарплат, но это не предусмотрено проектом бюджета на 2019 год.

Хотя имевшие место в апреле-мае в Армении перемены стали преимущественно результатом организованного неповиновения с участием широких народных масс, на развитие событий в немалой степени повлияла и ситуация внутри власти. Несмотря на то, что, по мнению разного рода политических аналитиков и деятелей, Сержу Саргсяну удалось «выстроить» крепкую и монолитную власть, события  показали, что на деле политическая платформа Сергсяна в значительной мере ослабла вследствие столкновения интересов различных группировок внутри власти. Столкновение группировок внутри РПА и их интересов продолжается и по сей день. Внутривластная клановая борьба, которая происходила в недрах РПА, отсутствует в правящей в настоящее время партии Гражданский договор. Одной из причин этого, причем, основной, является то, что нынешняя власть не ставит перед собой задачу овладеть доходными сферами армянской экономики, разделить их между членами партии, тем самым пытаясь удовлетворить и заинтересовать последних с целью обеспечения долголетия партии.

Борьба между политическими силами в Армении — это и борьба между ресурсами. В настоящее время своеобразное значение имеет пропагандистский ресурс. Прежние власти по-прежнему владеют значительным ресурсом в в медиапространстве, а после ареста Роберта Кочаряна число СМИ, уже формально связанных с прежней властью, увеличилось. И если исполнительная власть в мае сменилась, а законодательная изменится в конце года, суды тоже пытаются привести в порядок, то различные площадки четвертой власти, имеющие наибольшую аудиторию, по-прежнему контролируются старой властью, и при необходимости они, безусловно, будут направлены на формирование необходимого фона и настроений. Несмотря на то, что нынешние общественные настроения и авторитет Никола Пашиняна могут в настоящее время нивелировать пиар-атаки на правительство, понятно, что скоро, когда эйфория вокруг правительства и премьера спадет, или правительство вынуждено будет пойти на непопулярные шаги, пропагандистский ресурс контрреволюции будет задействован в полной мере, и его воздействие возрастет.

Революция в Армении, по сути, состоялась в атмосфере нейтралитета геополитических центров. Одной из главных причин этого стали, видимо, заверения Никола Пашиняна в том, что геополитических реверсов в Армении не будет.

Однако организацию контрреволюции сложно представить без внешней поддержки. Пожалуй, именно этот фактор может оказать решающее воздействие на дальнейший ход революции и даже организацию контрреволюции. Различные силы в Армении не раз доказывали свою приверженность тем или иным геополитическим центрам. Однако действия против революции при внешнем вмешательстве выглядели бы сомнительно без внутренних условий для вмешательства. Общественно-политические настроения в Армении и нынешний расклад политических сил, во всяком случае, не позволяют предполагать, что в общественно-политических настроениях присутствуют предпосылки для внешнего вмешательства. В то же время, очевидно, что выступающие против правительства Никола Пашиняна политики пытаются представить свои связи с Москвой в гипертрофированном свете хотя бы в пиар-пространстве, создавая иллюзию внешнего следа в вероятной контрреволюции.

После досрочных парламентских выборов в декабре в Армении будет нейтрализован еще один очаг контрреволюции. Это, конечно, не означает, что прежние власти не попытаются взять реванш. Поводом для этого могут стать непопулярные шаги, которые должны быть предприняты правительством, поскольку на пути демонтажа порочной системы и осуществления реформ непопулярные шаги, которые затрагивают интересы различных слоев населения, неизбежны. Тем не менее, учитывая то, что императивом сформированной в мае-октябре повестки правительства являются внеочередные выборы, настало время для выработки новым правительством политики и концепций для различных сфер.

Параллельно решению накопившихся проблем и нивелированию вероятности контрреволюции в политическом пространстве должна быть создана система противовесов, хотя итоги досрочных выборов в какой-то мере дадут гарантии  наличия таких механизмов. С другой стороны, досрочные выборы могут в определенной мере нивелировать ожидания контрреволюции, положив начало в системе государственного правления разработке новой политики, стратегий и реформ.

Share

Comments are closed.