С ног на голову: фейк-ньюз и будущее масс-медиа

В сфере коммуникаций происходит настоящая революция. Структуры по всей Европе распались из-за зависимости от не работающей больше модели финансирования. Это позволило новым цифровым платформам нарастить свою доступность, в то же время взяв под контроль всю информацию, которую мы потребляем и распространяем.

В новой медиасреде фейк-ньюз буквально процветают, становясь угрозой для демократических обществ. Однако эту ситуацию, несущую в себе риски, мы, увы, беззаботно игнорируем. Член сети «этичной журналистики» Эйдан Уайт согласился обсудить  с нами воздействие фейк-ньюз на наше общество.

Как бы Вы оценили нынешнее медиа-пространство и происходящие главные перемены?

Эйдан Уайт. Ландшафт трансформировался благодаря технологиям и, в частности, интернету, который позволяет нам, индивидам, пользоваться большим выбором и широким кругом источников для получения более оперативной информации. Но это дорого нам обходится, подвергая угрозе тайну частной жизни и защищенность, а также препятствуя получению плюралистической и достоверной информации.

Способность социальных сетей предоставлять оперативно информацию снизила роль журналистов как трансляторов вестей о новых событиях. Но осталась неизменной потребность в достоверной и выверенной информации, которая является не просто связкой фактов, а представляет событие в полном контексте, с намерением выявить воздействие происходящего и последствия.

Журналисты представляют весь контекст.

Хотя социальные сети позволяют нам мгновенно освещать какие-то инциденты или катастрофы, но мы все равно нуждаемся в журналистском фильтре, чтобы, скажем, до освещения изучить их негативное воздействие на уязвимые группы, к примеру, на детей, поскольку картинки и видео могут сказаться на их здоровье.

Нет контроля (модерации), поскольку технологические компании каждый раз говорят, что доводят контент до пользователей безо всякого вмешательства. Это оставляет дверь открытой для разного рода недобросовестных коммуникаций, чем пользуются, к примеру, группы с особыми интересами, пытающиеся навязать свою узкую повестку, а не преследующие общий интерес.

Как эта трансформация реально сказывается на традиционных медиа?

Интернет фундаментальным образом переиначил индустрию новостей и информации, поскольку сейчас люди могут бесплатно пользоваться интернетом вместо телевидения, прессы и журналов.

В итоге изменилась бизнес-модель журналистики и СМИ. Реклама, которая питала журналистику, изменилась, став своеобразной бизнес-моделью соцсетей, мерилом которой является потребляемый пользователями контент: скажем, судят по количеству кликов, сенсационных текстов или видео, единственной целью которых является привлечение внимания людей. Это, к сожалению, лишило традиционные медиа ресурсов.

Информационные агентства по всей Европе сократили сотрудников или вовсе исчезли из-за зависимости от подобной уже не работающей бизнес-модели, что, в свою очередь, означает, что сейчас гораздо меньше подготовленных журналистов могут по-прежнему выполнять роль посредников. Хотя школы журналистики в мире как никогда раньше полнятся энергичными студентами, реальность состоит в том, что на журналистском рынке нет достаточного количества мест. Многим из них придется работать в других сферах. Между тем все больше людей занимаются репортерством, скажем, гражданской журналистикой, а число репортеров в журналистских союзах и профсоюзах год от года сокращается. А поскольку эти союзы объединяют в большинстве своем журналистов, работающих в традиционных СМИ, это указывает на то, что их численность сокращается. Еще одно обстоятельство – растущий в журналистике спрос на нестандартную работу, скажем, фриланс или краткосрочные договора. Хотя для журналистской работы сейчас больше возможностей, чем прежде, но сокращение доходов и прибылей свидетельствует о дефиците хорошо оплачиваемых и застрахованных рабочих мест на полную ставку.

Расследовательская журналистика также оказалась под давлением из-за нехватки ресурсов. Возьмем, к примеру, процесс обнародования документов «Рая» или «Панамы»: он стоил довольно дорого, и платили частные фонды. Сейчас считающиеся «четвертой властью» подобные СМИ полностью зависят от филантропии, публичных средств и доноров, они уже не финансируются традиционным рынком. Это привело к кризису в большинстве масс-медиа, и это действительно крутой поворот.

Как вы расцениваете феномен «фейк-ньюз»? Это ли самый опасный вид «недобросовестной коммуникации», с которым нам приходится сталкиваться?

Журналистика никогда не была лишена ошибок (в газетах нередко можно встретить опечатки). «Сеть этичной журналистики» определяет фейк-ньюз как предумышленное искажение информации с целью обмана или введения в заблуждение. Это крайне опасно. Злоупотребляя функциями соцсетей, недобросовестные группы могут в любой момент, исходя из политической или коммерческой мотивации, пускать в обращение информации в защиту собственных интересов.

Определенные сенситивные вопросы, такие, как терроризм и миграция, могут с легкостью стать инструментом в их руках. Пророссийские информационные сайты, подобные «Спутнику», непосредственно управляются и финансируются из Кремля и публикуют статьи стратегического характера, используя ряд инструментов для придания своим публикациям пущей достоверности. Они публикуют абсурдные требования. Например, год назад было заявлено, что из-за политики Меркель в отношении мигрантов германцы покидают свои дома. Такие информации опасны. Они могут не только эксплуатировать страхи людей, отчуждать их, но и подвергнуть уязвимые категории риску.

Это может причинить реальный ущерб, нанеся удар по демократической системе и способствуя откровенному насилию.

И это не про группу подростков из Македонии, которые пытаются заработать в интернете, а про явление, которое может привести к политическому упадку, что крайне тревожно с точки зрения последствий и мотивации.

Но разве это новое явление, разве СМИ не были всегда склонны к искажениям?

Следует разграничивать фейк-ньюз и политическую пристрастность. Масс-медиа всегда были склонны к пристрастности, но ее легко определить и сопротивляться. Кроме того, традиционные СМИ обязаны нести ответственность за предвзятость или ошибки. Если это оспаривается, то дело может дойти до публичных извинений или исправления ошибок. Но у тех, кто распространяет фейк-ньюз, подобных тормозов нет. Распространяемая ими информация находится за пределами каких бы то ни было этических или моральных норм. Таким образом, мы имеем дело с новым и более опасным явлением, чем политическая предвзятость традиционных СМИ.

Насколько опасны фейк-ньюз для нашей политической системы?

Информация имеет жизненное значение для демократии, поэтому подобные удары по информационным потокам, призванным осведомлять граждан, являются угрозой для принципов демократии.

Когда сложно разграничить ложь и правду, люди начинают терять доверие к политическим процессам, что может стать угрозой демократическим обществам, строящимся на плюрализме, ослабляя саму суть демократических сообществ.

Фейк-ньюз стали одним из вызовов для политиков и правительств на Западе, поскольку позволяют влиять на ход предвыборных кампаний. Мы уже были очевидцами распространения фейковых сайтов, особенно в период выборов и конфликтов, когда уровень эскалации высок. Например, последние выборы в США, когда ложные информации распространялись с такой же периодичностью, что и новости солидных СМИ, или развития, связанные с событиями в Украине.

Гендиректор Facebook Марк Цукерберг смеялся, когда ему говорили, что распространяемые на созданной им платформе фейк-ньюз сказались на выборах. Но доказательства заставили его изменить позицию. Это вынудило Facebook в начале января изменить подход, и компания заявила, что будет в приоритетном порядке показывать частный контент пользователей, а не информационные материалы.

Это реальная перемена, которая указывает на то, что в Facebook осознают свою неспособность определять информационный контент посредством алгоритмов и роботизированных инструментов, поскольку они просто не в состоянии подвергать контент этическому анализу. Youtube, судя по всему, также пришел к такому выводу и заявил недавно о приеме на работу тысячи дополнительных редакторов.

Итак, как можно решить эту проблему? Какие шаги нужно предпринять политикам и партиям?

Во-первых, политикам следует оказать давление на социальные платформы и вынудить их как издателей взять на себя ответственность за контент на их сайтах.

Это можно сделать посредством политического давления, правовых механизмов или добровольных норм поведения. Во-вторых, политические центры власти могут сделать больше, чем сейчас, поддерживая, сохраняя и развивая публичную журналистику, естественно, не за счет редакционной независимости. Это вовсе не значит, что государство должно напрямую платить, важно, чтобы финансирование было, и оно поступало от разных заинтересованных сторон. Тем не менее государство может начать процесс, вложив средства, конструкцию и выработав политику. Можно, например, создать национальные фонды, которые государство также может поддержать, либо действующие за счет частного сектора или публичной подписки структуры, поскольку рынок не может в одиночку гарантировать плюрализм информации. Третье, правительства могут вкладывать больше инвестиций в новые информационные и образовательные инициативы, чтобы развивать медиаграмотность не только среди молодежи.

А что вы скажете о роли ЕС и архитекторах его политики?

Европейская комиссия сейчас осуществляет интенсивные исследования фейковых новостей, создана экспертная группа высокого уровня для изучения угроз и разработки политики и плана действий. Я сомневаюсь, что это приведет к новым открытиям, потому что у ЕС в этом пространстве нет полномочий. Вопросы, связанные с медиа, как правило, оставляются на усмотрение стран-членов, поэтому возможности Евросоюза ограничены. Но пока это сыграло полезную роль в согласовании норм этики с Google, Facebook и Twitter, с целью предотвратить распространение ксенофобии. Хотя эффект сложно измерить, но это как минимум указывает на то, что Европейская комиссия развивает модели, которые национальные правительства могут использовать для регламентирования отношений с данными платформами.

Какая роль предназначена традиционным и новым медиа?

Интернет-вещатели и новые цифровые медиа должны взять на себя большую ответственность, однако по сей день их желание работать в этом направлении как издателей вызывает сомнения. Легитимные СМИ должны уделять больше внимания разграничению новостей и мнений, действовать более транспарентно и указывать, как они получают информацию, предстоящую к опубликованию. Журналистам следует также улучшить свои представления об изменениях  медиаландшафта. Последняя карта фейковых новостей для журналистов указывает, насколько интернет загрязнен ложью и как можно уследить за процессом. Эта инструкция не для слабонервных.

Как можно спасти СМИ и отобрать информации у тех, кто похитил их, исходя из политических или коммерческих интересов?

Нам надо переподготовиться самим как пользователям, чтобы стать более недоверчивыми к получаемой информации, более критично к ней подходить. Фейк-ньюз обращаются в социальных СМИ благодаря мультипликации, в которой пользователи выступают как инструмент, институционализируя этот процесс. Все публичные сферы и учреждения должны говорить со своими сообществами о сопротивлении, необходимости этики плюрализма. Это долгий процесс, который требует больших усилий и вложений, и легких ответов нет.

Мы вступаем в эпоху, где люди должны нести большую личную ответственность за информацию, которую потребляют и производят. Простота и скорость коммуникаций привлекают нас, но непредсказуемость последствий этого уже очевидна. Пользователи соцсетей, а также журналисты нуждаются в паузе: прежде чем распространять какую-то информацию, задумайтесь на миг о влиянии в общественном информационном пространстве. Вместо того, чтобы «быстро действовать и ломать», нужно идти медленно, создавая более конструктивными методами публичное и социальное мышление.

Насколько актуальны эти проблемы и можно ли верить в перспективу перемен?

Кризис общественного доверия указывает на то, что люди уже более склонны не доверять онлайн-информации. Недавно проведенное исследование констатирует, что люди стали распознавать и раскрывать дезинформацию и пропаганду быстрее. Это повышает их недоверие к онлайн-платформам. Но результаты исследования также показывают, что люди склонны, скорее, искать тот же материал на тысячах сайтов, чем пользоваться парой достоверных источников, что создает вакуум, который нужно заполнять. Это может стать поворотным моментом для традиционной журналистики и СМИ, которые могут стать достоверными источниками информации для потребителей. В этом случае традиционные медиа могут вернуться к своим основным задачам – открывать мир для людей и поощрять их участие в демократических процессах.

К сожалению, сейчас потоки дезинформации только усугубляются. Технологии развиваются быстрее, чем когда-либо, а правительства известны своей инертностью. Следовательно, публичная политика будет только поспевать за развитием технологий, будучи не в состоянии пройти вперед.

Меня беспокоит то, что может наступить момент, когда правительства в качестве рефлексии на фейк-ньюз ужесточат цензуру, вместо долгосрочных решений. Новые законы могут ограничить нашу свободу вместо того, чтобы защищать ее, если нам не удастся достичь консенсуса.

Журнал «Зеленая Европа».
Оригинал Green European Journal

Share

Comments are closed.