Почему информационное поле Армении все еще остается беззащитным



Сказать, что революционные процессы в Армении, начиная с апреля 2018-го года, изначально и категорически не нравились постсоветским диктатурам, как и то, что они, эти диктатуры, не упускают повода для организации информационных диверсий против освободившейся от авторитаризма Армении – ничего не сказать.

После бархатной революции, ненасильственной смены власти и полностью соответствующих всем европейским демократическим стандартам выборов Армения оказалась в топе мировых СМИ. Произошедшее изменило смысл власти и государства, что стало важнейшим отличием между Арменией и криминально-клептократической сутью власти у «нашего стратегического союзника», и нет нужды в дополнительных доказательствах того, что это меняет основу «традиционных» армяно-российских отношений. И естественно, что даже на фоне постоянно повторяющегося разъяснения о том, что Армения не намерена совершать геополитических разворотов и остается приверженной своим прежним договорным обязательствам, у Москвы то и дело наблюдается «непонимание» и «необходимость» в дополнительных разговорах пояснительного характера. Констатация этого необходима для понимания сути информационных диверсий в направлении Армении, которые были и будут, пока в Москве не придут к выводу, что Армения окончательно перестала быть интересной и перспективной для внешнего мира.

Очевидно, что успешная Армения – это прямой вызов системе Путина в политическом отношении и воровской «путиномике» – в экономическом. Также очевидно, что нужно делать – дискредитировать, внести сомнения, утопить в склоках, запугать, демотивировать, заставлять оправдываться и т.д., т.е. применить весь арсенал спецпропаганды как в отношении реально враждебного субъекта. И не стоит обманываться благожелательными заявлениями и улыбками, рукопожатиями и объятиями отдельных представителей Москвы, ибо дела красноречивее всяких слов.

Насколько устойчив информационный «иммунитет» Армении как государства, а также армянского общества  к подобным диверсиям? Красноречивым ответом на этот вопрос является волна нездорового ажиотажа в соцсетях каждый раз, когда из «дружественной» и «союзной» страны выходит какая-то публикация или репортаж с прямыми физическими угрозами в адрес Армении или оскорблениями в адрес армянской нации, прямо подпадающими под статьи УК РФ. Но, как правило, они остаются без внимания со стороны российских правоохранительных органов или, скажем, такой «замечательной» организации, как Роскомнадзор, которая в течение января по очереди блокировала ряд русскоязычных изданий Армении и перестала делать это лишь после прямого вмешательства Союза журналистов, МИД Армении и Посольства Армении в Москве.

«Постправда» об Армении засоряет информационное поле из трех «ценностно-интегрированных» источников: это сама российская пропаганда со всеми ее «спутниками» и ее два духовных детища – пропаганда режима Алиева из Азербайджана и местные армянские «озабоченные», выдающие эту свою «озабоченность» за «государственное мышление». При этом нетрудно заметить полное совпадение их главных тезисов – «ничего не изменилось», «это ненадолго», «скоро будут уступки по Карабаху», «они разваливают государство» и т.д., а прежняя «песня о вендетте» сменилась на «Кочарян – первый политзаключенный на постсоветском пространстве».

Вместо того чтобы  эти топорные приемы были восприняты со  спокойной презрительной ухмылкой, они  всё еще вызывают раздражение. Конечно, со временем будет превалировать единственно верный способ реакции на них, что засвидетельствует зрелость политически активного сегмента общества, но в краткосрочной перспективе они могут еще вызвать эффект пусть и дешевой, но сенсации. В государственных институтах отчасти научились реагировать на фейк-ньюз и информационные диверсии, однако, пока что это получается постфактум, и еще остаются бреши, куда и нацеливаются эти фейк-ньюз.

Создается устойчивое впечатление, что в государственных институтах пока нет осознания того, что в 21-ом веке без должного информационного обеспечения тех крупномасштабных перемен, которые уже начались, они могут легко стать объектом манипуляций со стороны известных внешних «доброжелателей».

Декриминализация, демонополизация и демократизация общественно-политической и экономической систем – процесс нелегкий как для переосмысления, так и для перманентной работы над ошибками в режиме постоянной обратной связи как с внутренним обществом, так и международным сообществом.

Был период, когда увлечение соцсетями поставило под вопрос деятельность пресс-служб, отделов связей с общественностью государственных институтов. Правда, позже их работа относительно нормализовалась, однако, она далека от требуемых стандартов и требований 21-го века.

Европейский, израильский и украинский опыт показал, что противоядием к топорной враждебной пропаганде не может быть такая же топорная контрпропаганда, и это очень важно. В то же время транспарентность, подотчетность в деятельности, обратная связь, информирование общественности, своей и международной, о сути и целях проводимой политики закрывает бреши, по которым обычно прицельно «стреляют» фейк-ньюз из разных источников, и крайне важно, чтобы подаваемая информация была в свободном доступе и поступала с «первых рук», чтобы не приходилось потом объяснять, что «не так поняли», или же «спутники» вырвали из контекста то, что им выгодно, или просто переврали. Обязательной частью системы являются независимые СМИ, подающие оперативную информацию, сбалансированные и разносторонние комментарии, критику в свободном режиме и на многих языках.

Для этого очень важна подача достоверной информации на разных языках, в нашем случае прежде всего – на английском, русском, а желательно еще и на французском, арабском, фарси, турецком. И если посмотрим, каков объем и какова оперативность, полнота и качество информации, подаваемой  из Армении, то становится понятным, почему диверсии настолько легко просачиваются в информационное поле.

Отдельного внимания заслуживают особенности российской пропаганды в Армении в нынешний период. Заметим, что для создания впечатления «объективности», невмешательства во «внутренний вопрос» и продвижения тезиса «нас там нет» главными действующими лицами выдвигаются россияне с армянскими фамилиями. Примечательна история с «фильмом» журналиста из российского государственного телеканала Романа Бабаяна о событиях 1-го марта 2008-го года. Фильм полон эпизодов прямого введения интервьюируемых участников в заблуждение, передергивания фактов… Или же история с «расследованием» о том, что «Армения становится центром экспорта революции в Россию», проведенным руководителем российского пропагандистского телеканала «RussiaToday» Маргаритой Симонян. Демонстрация «расследования» перешла в публичную перебранку ее супруга Тиграна Кеосаяна с телеграм-каналом «Баграмян 26», сопровождаемую прямым призывом с его стороны в адрес новых властей Армении «признать» аннексию Крыма.

Очевидно, что информационное поле становится инструментом оказания прямого давления на правительство Армении с целью навязать шаги, которые не только и не столько выгодны России, сколько крайне вредны для Армении и угрожают новым властям Армении дискредитацией и международной изоляцией, а также подрывом общественного доверия к ним. Очевидно, что российская пропаганда не будет прекращать своей деятельности с тем, чтобы держать армянские  власти в режиме вынужденного «оправдания» своих шагов и постоянных разъяснений о том, что ее шаги «не носят антироссийский характер». Мы этого не должны  делать, это однозначно бессмысленно и вредно. Очевидно также, что, с другой стороны, местные «озабоченные» будут разъяснять своим друзьям в России, что «этому нельзя верить, так как за всем этим стоят  Сорос и Госдеп». С другой стороны, эти самые «озабоченные» будут неустанно шептать своим бывшим партнерам на Западе, что «это самая пророссийская власть Армении за весь ее постсоветский период».

Надо понимать, что это уже сложившиеся условия, в которых нам нужно менять нашу жизнь, это реальность, в которой нам жить. И незачем оправдываться, особенно постфактум, а нужно вовремя, в полном объеме, оперативно, на всех доступных языках информировать публику о том, что мы делаем, зачем мы делаем, и не жалеть на это средств, поскольку жизнь доказывает, что они полностью окупаются.



Share

Comments are closed.