«Приоритетами для нас являются безопасность и статус Арцаха»


Интервью с депутатом Национального собрания Армении от фракции «Мой шаг», председателем постоянной комиссии по внешним отношениям Рубеном РУБИНЯНОМ

– Господин Рубинян, если вкратце, то какова стратегия новой власти Армении по вопросу урегулирования арцахского конфликта?

– Для нас приоритетами в процессе карабахского урегулирования являются безопасность и статус Арцаха, и отсюда исходят все остальные принципы. Мы убеждены, что для плодотворных и предметных переговоров прежде всего необходима соответствующая атмосфера, без заявлений, содержащих милитаристские и агрессивные угрозы, что, к сожалению, присуще риторике азербайджанской стороны. Второе важное обстоятельство – Арцах должен иметь решающий голос и участие в переговорах, поскольку, в конце концов, субъектом, чью судьбу должны вершить, является Арцах. Как сказал премьер-министр, это не прихоть, а позиция, исходящая из логики и не являющаяся предусловием для переговоров. Никол Пашинян неоднократно заявлял, что может вести переговоры от имени Армении, а от имени Арцаха он не может вести переговоры по простой причине – так как является премьером Армении, его избирали жители Армении, следовательно, он не имеет мандата на представление Арцаха на переговорах.

– Азербайджан называет позицию властей Армении препятствием для возобновления переговоров. Нет ли опасений, что подобные заявления могут привести к возобновлению военных действий?

 – Наоборот. Ведь почему мы говорим, что нужна атмосфера для переговоров, почему мы настаиваем на возвращении Арцаха за стол переговоров? Не для того, чтобы торпедировать переговорный процесс, а чтобы повысить плодотворность и предметность процесса. По моим наблюдениям, как минимум на данный момент угроза военных действий невелика, но мы все понимаем, что могут случиться непредвиденные вещи, и угроза присутствует всегда.

– После заявления сопредседателей Минской группы ОБСЕ прозвучала критика вашей позиции по поводу возвращения Арцаха за стол переговоров, которая сводится к тому, что нужно было заблаговременно согласовать с членами Минской группы этот процесс, а уж затем выступать с заявлениями.

– Должен сказать, ничего не дается легко. Это процесс. Очень просто делать то, что всем нравится – достаточно ничего не делать, но если проявляешь инициативу, нужно приходить к согласию с разными сторонами и акторами, а это дается не легко. В политике практически не бывает одношаговых решений, мы полны решимости последовательно продвигать нашу линию, которая строится на интересах Армении и Арцаха. Минская группа не заявила, что она против вовлечения Арцаха в переговоры, они сказали, что не приветствуют одностороннее изменение формата переговоров, что естественно. Они посредники и должны придерживаться определенного нейтралитета. Это не значит, что наши усилия бесплодны, и мы будем продвигать нашу логику.

– Готов ли Арцах взять на себя ответственность? Если мы говорим о решениях, то они предполагают ответственность.

– Думаю, Арцах продемонстрировал готовность референдумом о независимости и дальнейшим участием в переговорах. Абсолютно не должно быть впечатления, будто власти Армении пытаются возложить ответственность на Арцах. Мы говорим, что народ Арцаха имеет право самому вершить свою судьбу, и участие Арцаха в переговорах является частью этого права.

– После формирования парламента нового созыва руководство Национального собрания стало выступать с более открытых и жестких позиций во время различных официальных встреч. Например, в своем выступлении с трибуны Госдумы РФ 27 февраля спикер парламента Армении Арарат Мирзоян выразил недоумение в связи с участием ряда российских депутатов в антиармянских акциях в Баку. 14 марта Мирзоян принимал президента Грузии Саломе Зурабишвили и выразил озабоченность в связи с ее заявлениями в Баку по поводу карабахского урегулирования. Чем обусловлено столь публичное недовольство?

– Это индикатор того, что мы ничем не скованы, и эта раскрепощенность, по сути, и является нашим стилем, в том числе, в разговоре с дружественными и союзными государствами. Мы считаем, что если есть проблемы, то они должны артикулироваться, так, как мы озвучиваем их, будучи готовыми выслушать озабоченности наших партнеров. Именно таким мы видим путь решения проблем.

– Господин Рубинян, как приступили вы к работе в европейских структурах в рамках парламентской дипломатии, какие есть новости? 

– Некоторые парламентские делегации уже приступили к работе в различных парламентских ассамблеях, например, в ПАСЕ, Евронесте, ПАЧЭС. На стадии завершения формирование межпарламентских комиссии и групп дружбы. Скоро двусторонние контакты станут активнее, и я думаю, что парламентская дипломатия может эффективно дополнить внешнюю политику исполнительной власти, там, где исполнительная власть ограничена в своей внешней политике, на помощь может прийти парламентская дипломатия.

– Известно, что азербайджанская делегация в ПАСЕ периодически вводит в обращение антиармянские резолюции. Есть ли сейчас такие резолюции?

– Практика подобных резолюций прекращена как минимум на данный момент, и, как мне кажется, азербайджанцы в этом смысле заметно снизили активность на различных площадках, что, видимо, обусловлено тактическими изменениями в политике Азербайджана, и они сейчас не так агрессивны. Это, конечно, не значит, что завтра они вновь не вернутся к агрессивности, и мы, естественно, готовы к этому. Но на данный момент агрессивности не заметно.

– Как относятся в тех или иных западных структурах к вашей стратегии в арцахском урегулировании?

– Мы детально раскрываем свою позицию зарубежным партнерам, и впечатление мое таково, что они как минимум понимают нашу логику и мотивацию.

– Господин Рубинян, в своих выступлениях Никол Пашинян неоднократно говорил о возможности говорить с азербайджанским народом. На совместном заседании Советов национальной безопасности Армении и Арцаха Пашинян заявил, что народ Азербайджана хочет мира в той же степени, что и народы Армении и Арцаха. Не предъявляет ли азербайджанское общество максималистский подход, и не отдалили ли прошедшие годы возможность диалога двух народов?

– Я воспринимаю слова Пашиняна следующим образом: установление мира между обществами – сложный процесс, и диалога глав государств недостаточно. В первую очередь руководства стран должны продемонстрировать обществу противоположной стороны отсутствие агрессии. Например, премьер-министр Армении заявил, что решение конфликта должно быть приемлемым для народов как Армении и Арцаха, так и Азербайджана, и это был большой шаг вперед. Это была рука, протянутая обществу этой страны, и мы надеемся на аналогичный шаг с их стороны. Любое решение должно быть приемлемо для народов.

Share

Comments are closed.