Новый диалог старых соседей

По следам иранского визита премьера Пашиняна



Анна ГЕВОРКЯН
Ирановед
Ереван

27-28 февраля сего года премьер-министр Республики Армения Никол Пашинян находился с двухдневным визитом в Исламской республике Иран, где имел ряд встреч как с духовным лидером Ирана, так и президентом и спикером Меджлиса, а также с представителями армянской общины Ирана. Визит премьера Пашиняна в Иран сочли важным как в армянских, так и иранских политических и экспертных кругах. К визиту обратилась и международная пресса: правда, поводом стало то, что накануне визита министр иностранных дел Ирана подал прошение об отставке, но, не получив согласия президента Рухани, глава МИД Мохаммад Джавад Зариф также принял участие во встречах с армянской стороной, а встреча глав внешнеполитических ведомств двух стран Зарифа и Мнацаканяна, на которой участники не скрывали приподнятого настроения, по сути, стала первой официальной встречей Зарифа после прошения об отставке.

Визит возглавляемой премьером армянской делегации, в которую входили члены правительства и депутаты, имел важное значение, как с политической, экономической, так и культурологической точек зрения.

В политическом аспекте визит стал хорошим поводом для слома ряда стереотипных восприятий. После внутриполитических событий в Армении весной прошлого года на международных площадках появилась озабоченность и даже некоторое замешательство, что было связано с беспрецедентностью и неожиданным для многих исходом этих событий. Озабоченность была заметна в странах региона, которые не исключали вмешательство внерегиональных сил в данных внутриармянских событиях: содержание российских медиа в те дни – тому свидетельство.

Официальная реакция Ирана на эти события была сдержанной и конструктивной: поздравление президента Рухани Пашиняну в связи с избранием премьер-министром, выражение надежды на дальнейшее развитие двусторонних отношений и пожелание благоденствия, встреча Рухани с Пашиняном в Нью-Йорке. Однако отложенный официальный визит мог быть воспринят как изменение приоритетов внешней политики Армении: хотя сразу после своего избрания премьер Пашинян заговорил о повышении уровня отношений с соседними Ираном и Грузией и намерении избежать реверсов во внешней политике.

Дискурс вероятных изменений во внешней политике Армении усугубился после визита в регион, в том числе Армению, советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона в октябре прошлого года. Хотя в ходе визита Болтона власти Армении никоим образом не обращались к напряженным отношениям США и Ирана, прозвучавшая в ходе пресс-конференции после встреч фраза Болтона «кольцо вокруг Ирана сжимается» стала причиной дополнительных озабоченностей как в армянских, так и иранских политических и аналитических кругах. Не случайно то, что в ходе визита в Иран Пашиняна президент Ирана Хасан Рухани особо подчеркнул и с благодарностью отметил «позицию Армении в связи с несправедливыми санкциями в отношении Ирана». Тем самым официальный Тегеран отмечает, что вероятные шаги Армении в контексте проамериканской политики новых властей страны не вызывают у Ирана опасений. Встреча с духовным лидером Ирана аятоллой Хаменеи и теплая атмосфера также стали сигналом о приверженности Армении развитию отношений с региональными партнерами без оглядки на региональные интересы третьих стран. Выступления премьера в ходе встреч, которые касались исключительно добрососедских отношений двух стран и трансформаций в Армении, имеющих исключительно армянское происхождение, также были направлены на нивелирование опасений.

Визит также был важен с точки зрения развития экономических отношений двух стран, учитывая, с одной стороны, сложное положение Ирана после одностороннего выхода США из «ядерной сделки» с Ираном и восстановления экономических санкций против Тегерана, а с другой – новые правила экономической игры, анонсированные новым правительством Армении, в частности, транспарентность и выхолащивание коррупционных рисков, что, в случае обхода экономических санкций, может открыть для иранских инвесторов большие перспективы. Ряд армяно-иранских экономических проектов, которые долгие годы остаются на бумаге, могут получить импульс и ускорение в условиях отсутствия в экономической среде Армении личных бизнес-интересов и превалирования общественных бизнес-интересов. Так, Свободная экономическая зона в Мегри, которая свободна только на бумаге, а на деле представляет собой непонятное бесплодное пространство, может перестать быть таковым, если будут нивелированы ухабы и барьеры, возникшие в результате ряда коррупционных сделок. Это действительно может возыметь важное значение для экономики как Армении, так и Ирана, учитывая, что зона должна стать мостом не только между Ираном и Арменией, но и Ираном и странами ЕАЭС. Соглашение о свободной экономической зоне Иран – ЕАЭС, которое проходит этап ратификации в парламентах стран-членов, предоставит новые возможности для превращения Мегри не только в свободную, но и развивающуюся зону.

Крайне важно заявление премьера о готовности Армении стать транзитной страной для иранского газа: даже с учетом монополии российской стороны на газопровод и многих других обстоятельств, озвучивание такой готовности является важным шагом с точки зрения проведения смелой и более независимой политики в экономической сфере. В конце концов, возможности нынешнего армяно-иранского газопровода могут быть использованы с гораздо большей эффективностью, и это даст больше пространства для маневра в диалоге с российской стороной об энергетической альтернативе.

Данный визит также выглядит значимым с точки зрения культурологической изоляции Ирана, сопровождающей экономические санкции. В контексте последовательной демонизации Ирана в западных медиа визит в Тегеран премьер-министра единственного христианского соседа Ирана и теплые слова, сказанные друг другу, являются яркими индикаторами культурного и цивилизационного диалога, мирного сосуществования соседей и двух религий и могут стать хорошим сигналом с точки зрения межкультурных коммуникаций и международных отношений. В ходе встреч с представителями армянской общины Ирана указывалось на то, что они являют собой законопослушных и уважаемых граждан Ирана, и это яркий пример вышесказанного.

Данные посылы никак не были оттенены резонансом и акциями протеста со стороны тюркоязычных граждан Ирана: они всегда были, когда речь шла об Арцахе и арцахских армянах, но каждый раз этот резонанс подавлялся центральными властями. Нынешний резонанс в очередной раз указал на необходимость более масштабной работы с тюркоязычным населением Ирана. Население северных провинций Ирана, проживающее в непосредственном с нами соседстве, с одной стороны, хорошо знакомо с проживающими веками в этих провинциях армянами. Собственно, жители этих провинций составляют большинство среди иранских туристов, посещающих нашу страну, с другой стороны, они не могут избежать воздействия антиармянской азербайджанской пропаганды. С целью максимального нивелирования этого воздействия в контексте развития армяно-иранских отношений нужно сделать особый акцент на сотрудничестве этих провинций с марзами Армении, расширении культурного, образовательного и религиозного диалога. С целью укрепления связей и повышения уровня сотрудничества особенно с Тавризом было бы целесообразно открыть там генконсульство Армении, для интенсификации взаимных визитов и укрепления отношений посредством межрелигиозного диалога с духовными деятелями.

Таким образом, после визита, состоявшегося в конце года по персидскому летоисчислению, в условиях новой власти в Армении и нового, 1398 года по иранскому календарю, может быть дан новый импульс армяно-иранским отношениям и повышению взаимодействия двух стран как в политической, экономической, так и культурной области.



Share

Comments are closed.