Начало долгого пути

Возможны ли новые подходы по урегулированию карабахского конфликта?

Микаел ЗОЛЯН
Депутат Национального
собрания Армении
Ереван

В течение прошедших лет и даже десятилетий не раз говорилось о необходимости новых подходов в процессе урегулирования карабахского конфликта, но обсуждения, по сути, вращались вокруг одних и тех же тем. Долгие годы мы неоднократно сталкивались с ситуациями, когда с уверенностью говорилось об окнах возможностей и назревающих прорывах в урегулировании, даже о том, что стороны вот-вот подпишут некое соглашение. Но все это так и осталось на уровне обсуждений. Документы не подписаны, а окна возможностей не распахнуты. Если бы подобное происходило раз или два, то это можно было счесть за случайность или списать на какие-то субъективные факторы. Но когда одно и то же происходит постоянно, значит, в процессе урегулирования присутствуют проблемы с методологией, и есть необходимость в новых подходах. 

Говоря о новых подходах, я, конечно, не подразумеваю радикальные и необратимые шаги. В частности, и речи быть не может об изменении формата Минской группы ОБСЕ или создании нового формата урегулирования. По моему глубокому убеждению, формат Минской группы оправдал себя в том смысле, что позволил избежать широкомасштабной войны. Давайте вспомним, какие с 1994 года и в нашем регионе, и в мире в целом происходили масштабные потрясения – войны, кризисы, революции, перевороты, террор и прочее, в том числе, и в непосредственном соседстве с нашим регионом. Более того, многие политологи и специалисты по международным отношениям считают, что сегодня с серьезными вызовами столкнулась вся мировая система международных отношений. И на этом фоне следует констатировать, что в рамках карабахского урегулирования, в целом, удалось избежать широкомасштабной эскалации.

Да, к сожалению, в течение двух с половиной десятилетий было множество инцидентов, в том числе и с трагическими последствиями, не говоря уже о четырехдневной войне 2016 года. В итоге – увы, сотни жертв, как среди военных, так и гражданского населения. Но трудно отрицать, что, в целом, существующий баланс сил и продолжающийся процесс урегулирования в рамках Минской группы позволили сохранить относительную стабильность в течение двадцати пяти лет. Безусловно, состояние ни войны, ни мира несет с собой тяжкие последствия, но это все равно предпочтительнее, чем широкомасштабная война.

В то же время следует констатировать, что в смысле урегулирования конфликта и установления полноценного мира существенного прогресса не было. Давайте зададимся вопросом: приблизились ли за последние двадцать пять лет наши общества к миру или отдалилось от него? Ответ, думаю, очевиден, и это не тот ответ, который мы бы хотели услышать. Поэтому необходимы некие новые подходы, которые позволят изменить динамику процесса.

Какой может быть новая философия урегулирования конфликта? Мне представляется, что следует отказаться от элитистского подхода, который предполагает, что в каком-нибудь европейском городе, скорее всего, в каком-нибудь роскошном дворце, идут переговоры высокопоставленных чиновников, и результаты этих переговоров будут потом представлены, а если быть откровенными, навязаны народам. За эти десятилетия данный подход доказал свою полную несостоятельность. Пришло время применить иные подходы, в основе которых будут люди – обычные граждане, иными словами, народы наших стран.

Думаю, крайне важен месседж премьер-министра Армении Никола Пашиняна о том, что любое урегулирование конфликта должно быть приемлемым для народов Армении, Арцаха и Азербайджана. Многие, конечно, могут трактовать это как пропаганду, но, как мне представляется, в основе этого тезиса заложена определенная философия урегулирования. Урегулирование конфликта не может быть итогом договоренности властных элит, которая может быть потом навязана народам. Это не только противоречит принципам демократии, но и неэффективно. Возможно, в истории были случаи, когда конфликты решались по итогам договоренностей элит, но в случае с нашими народами, как показали последние двадцать пять лет, такое решение нереалистично.

Так что же делать, если договоренности элит доказали свою неэффективность? Нужно  идти по пути диалога народов. Народы, общества Армении, Арцаха и Азербайджана, которые не одно десятилетие живут изолированно, практически в параллельной реальности,  должны научиться общаться друг с другом. В конце концов, в результате этого диалога нужно достичь того, чтобы общества Армении, Арцаха и Азербайджана научились как минимум выслушивать, понимать позиции друг друга. Только после этого можно говорить о сближении позиций. Понятно, что это будет не просто. Но без такого диалога мы всегда будем воспринимать друг друга как врагов. А при подобном восприятии не может быть и речи об урегулировании, поскольку любое соглашение может быть воспринято как поражение или, что еще хуже, как предательство.

Это вовсе не значит, что контакты между руководителями стран должны быть прерваны. Наоборот, такие контакты должны стать более частыми и плодотворными, и к ним должны подключиться все заинтересованные стороны. Ведь, в конце концов, это тоже одна из форм демократического диалога, возможно, самая главная – диалог посредством избранных народом представителей. Речь о том, что мирный процесс не должен ограничиваться контактами на высшем уровне, он должен постепенно расшириться и распространиться на гражданские общества, интеллигенцию, молодежь и другие общественные группы. Все это, конечно, должно происходить крайне осторожно, чтобы не вызвать обратный эффект, но двигаться нужно именно в этом направлении.

Из необходимости диалога между народами исходит еще один принцип, без которого невозможен мирный процесс – отказ от применения силы или угрозы применения силы. Кому-то может показаться, что путь угроз или даже провоцирования военных инцидентов может стать эффективным политическим инструментом. Не затрагивая моральную сторону вопроса, я настаиваю, что такой подход не только не эффективен, но может и подорвать мирный процесс. Насилие, как известно, порождает насилие, на угрозы отвечают угрозами, силе противостоят силой. Если мы хотим разорвать этот порочный круг, необходимо отказаться не только от применения силы, но и от угрозы ее применения. Следовательно, отказ от силы и угрозы ее применения крайне важен для инициирования диалога между обществами.

И, наконец, еще одно замечание. Если мы признаем, что в основу урегулирования должны быть заложены интересы людей, народов, то мы не можем ставить под сомнение участие в процессе урегулирования всех обществ сторон конфликта. В настоящее время в карабахском урегулировании сложилась алогичная ситуация, когда одна из сторон – Арцах – в определенной степени ограничен в своем участии в переговорах. Об участии граждан Арцаха посредством их избранных руководителей говорилось много, и нет нужды повторять эти тезисы. Понимаю, что в Азербайджане кое-кто может воспринять это как «очередную хитрость армян». Понятно также, что в условиях продолжающегося тридцать лет конфликта и отсутствия доверия между сторонами подобная реакция, увы, неизбежна. Но на деле необходимость участия представителей Арцаха обусловлена целями урегулирования. Без их полноценного участия процесс урегулирования будет не плодотворным, а, скорее, имитационным, и шансы на реальный прогресс приблизятся к нулю. Понятно, что для решения этой задачи нужно время, а также политическая воля со стороны вех акторов, чего нелегко будет достичь. Но я убежден, что если все стороны действительно желают подвижек в переговорах, то рано или поздно вопрос полноценного участия Арцаха найдет свое решение.

Share

Comments are closed.