Нынешний кризис во взаимоотношениях Иран-США не выльется в столкновения


Сменивший 13 марта 2018 года Рекса Тиллерсона на посту Госсекретаря США Майк Помпео 21 мая того же года заявил о новой стратегии своей страны в отношении Ирана. А 8 мая уже президент Дональд Трамп, выполняя свое предвыборное обещание, объявил о выходе в одностороннем порядке из соглашения 5+1 по иранской ядерной программе. Помпео выдвинул 12 предусловий для возобновления переговоров с Ираном и заключения новой сделки: только три из них касаются ядерных программ Ирана, и они присутствуют в нынешней сделке 5+1. А отчеты гендиректора МАГАТЭ свидетельствуют о том, что Иран в полной мере их выполняет. К остальным предусловиям относятся прекращение производства ракет, вывод иранских и других проиранских шиитских сил из Сирии, освобождение граждан США и их союзников, арестованных в Иране по «сфабрикованным» обвинениям, и прочее. В то же время Помпео заявил, что США ужесточат экономическое и иное давление на Иран. Он также подчеркнул, что если Иран примет выдвинутые условия, то США готовы восстановить дипломатические отношения с Ираном и поддержать мирную атомную программу этой страны. Иначе говоря, США вознамерились путем более жесткого давления вынудить Иран к серьезной трансформации внешней и региональной политики, что, пожалуй, нереально.

И вот с марта 2019 года США приступили к нагнетанию экономического, военного и иного давления на Иран, заявив, что Тегеран вынужден будет принять 12 условий США. Более того, посредством посольства Швейцарии в Тегеране президент Трамп 11 мая передал номер телефона иранскому руководству, выразив уверенность, что давление в итоге приведет к переговорам. Между тем Иран в ответ заявил, что в Вашингтоне есть номер телефона иранского руководства. Кроме того, хотя Иран и прибегает к ответным шагам, очевидно, что экономические санкции действительно вызвали серьезные проблемы в этой стране.

8 марта 2019 года президент Трамп, решившись на беспрецедентный шаг, объявил государственную военизированную структуру третьей страны – Гвардию стражей исламской революции Ирана – террористической организацией, после чего тенденция на обострение отношений двух стран стала более очевидной. В ответ Иран объявил США страной, потворствующей терроризму, а центральное ближневосточное командование США – Сентком (United States Central Command, CENTCOM) такой же террористической организацией, как «Исламский халифат». В публикациях в Иране в этой связи отмечалось, что Сентком США осуществляет на Ближнем Востоке террористическую деятельность.

Хотя упомянутое решение США было призвано усилить давление на Иран, но, как и в случае с решением по поводу Голанских высот, можно констатировать, что оно было приурочено, скорее, к состоявшимся в Израиле 9 апреля выборам в Кнессет и нацелено на поддержку премьер-министра Нетаньяху, поражение которого казалось вероятным. Эти шаги, действительно, возымели влияние на результаты выборов, по итогам которых партия премьер-министра Ликуд осталась у руля власти. С другой стороны, Трамп данными решениями обеспечил себе, пожалуй, поддержку еврейских лоббистских кругов на президентских выборах 2020 года в США (данные круги, как известно, играют важную роль в выборах). В этой связи примечательно иное, трудновыполнимое решение администрации Трампа в отношении Ирана. Речь идет о блокировании влияния Ирана на Ближнем Востоке при участии арабских стран и создании с их помощью «арабского НАТО», что, кстати, идея далеко не новая. Она была пущена в оборот с первых дней президентства Трампа – с января-февраля 2017 года, когда он стал говорить о необходимости отменить сделку 5+1 по Ирану, но еще не заявил о выходе из сделки. Об этом 6 февраля текущего года Госсекретарь Помпео заявил в интервью телеканалу Foxbusiness Networks. Он отметил, что правительство США скоро приступит к созданию нового военного альянса, добавив, что он не только будет противостоять региональным шагам Ирана, но и активно противодействовать деструктивной политике иных стран.

«Арабское НАТО» будет сформировано арабскими странами, в том числе, при участии Саудовской Аравии, Объединенных арабских эмиратов, Бахрейна, Египта и Иордании. Помимо декларированных целей, «арабское НАТО» изначально преследовало цель продажи оружия в большом количестве странам-членам, что сейчас и происходит. К примеру, Саудовская Аравия закупила у США вооружений на 100 млрд долларов и, согласно некоторым данным, возьмет на себя командование коалицией, что вовсе нельзя считать второстепенным обстоятельством, если учесть, что военно-промышленный комплекс США, как сообщают американские СМИ, выделил на предвыборную кампанию Трампа 30 млн долларов. По всей видимости, именно этим обстоятельством обусловлено оживление процесса формирования коалиции, поскольку производители оружия и на сей раз могут поддержать кандидатуру Трампа.

С другой стороны, 4 ноября 2018 года, когда США объявили о второй фазе экономических санкций против Ирана, под прицелом оказались нефтяная и финансово-банковская деятельность этого государства. Данным шагом США вознамерились свести к нулю нефтяной экспорт Ирана, но, учитывая ряд обстоятельств, для 8 стран-импортеров иранской нефти было сделано исключение на 6 месяцев, хотя и при условии сокращения объемов и поиска заменителя. 2 мая срок изъятий завершился, и Вашингтон отклонил призыв ряда стран пролонгировать льготы. Тем не менее экспорт иранской нефти, благодаря ряду договоренностей и обстоятельств, не будет сведен к нулю, хотя сократится примерно на 1 млн баррелей в день и достигнет 600-500 баррелей. Кроме того, возможны продажи и в других направлениях, даже по цене ниже рыночной.

Примечательно, что оппонирование иранской стороны порой становится поводом для обоснования новых санкций США, о чем пишет пресса реформистского толка в Иране. Так, газета «Арман» пишет: «США пытаются спровоцировать нас на ошибку, непродуманный эмоциональный шаг, чтобы под этим предлогом ужесточить давление». Хотя подобная позиция категорически осуждается и консерваторами. 7 апреля бывший командующий КСИР, генерал Мохаммед Али Джаафари заявил, что после включения КСИР в список террористических организаций силы США на западе Азии «не будут отныне иметь покоя». А в связи с ограничением экспорта иранской нефти начальник генштаба Вооруженных сил Ирана генерал Мохаммед Багери пригрозил перекрыть Ормузский пролив, через который на международный рынок выходит нефть из стран Персидского залива. Он заявил, что если не будет проходить иранская нефть, то и другие страны этого лишатся. Именно этим обстоятельством было обусловлено направление еще в апреле дислоцировавшегося в Средиземном море американского авианосца «Авраам Линкольн» (USS Abraham Lincoln) в Персидский залив (близ иранской водной границы), под командование Сенткома (с присоединением к находящемуся там 5-му флоту США). Командование флотом располагается в Бахрейне и уполномочено защищать интересы США в Персидском, Оманском, Аденском заливах, Красном море и части Индийского океана. Цель, по мнению экспертов, состоит в блокировании вероятных попыток перекрыть Ормузский пролив, а также защите американских баз в странах Персидского залива и поддерживаемых ими сил от вероятных атак.

Советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон заявил, что это ответная мера на тревожные шаги Ирана. Но он, не вдаваясь в подробности этих шагов, подчеркнул, что это внятный мессидж Ирану о том, что любое поползновение против интересов США и их союзников столкнется с жестким противодействием. По всей видимости, Болтон подразумевал упомянутые заявления иранских генералов, а также постоянно звучащие в адрес Ирана обвинения в связи с его ближневосточной политикой. Подобный ход событий вызвал озабоченность мирового сообщества, тем более что кое-кто из американских чиновников не исключает военных столкновений с Ираном. Однако, с учетом ряда обстоятельств, в том числе президентских выборов в США в 2020 году, можно констатировать, что такие столкновения маловероятны. Между тем вызванные провокациями столкновения между Ираном и «арабским НАТО» не исключаются.

Как мне кажется, США пытаются путем нагнетания давления вынудить Иран к выходу из сделки «5+1», в результате чего будут переквалифицированы санкции ООН и ЕС против Ирана. В рамках сделки Иран -5+1 Иран допущен к сотрудничеству с европейскими странами, Россией и Китаем в 7 невоенных ядерных сферах. Но 3 мая Вашингтон заявил, что США накладывают вето на две из означенных сфер, а в остальных случаях разрешение будет выдаваться не на 180, а на 90 дней. Запрет двух этих сфер на деле вызовет серьезные проблемы для Ирана. Это транспортировка «тяжелой воды» в Оман и обмен обогащенного урана на природный. Между тем, если Иран не сможет вывозить обогащенный уран из страны, то он может столкнуться с серьезными проблемами, поскольку, в соответствии с соглашением, к 2031 году в Иране должно остаться всего лишь 300 кг. И тогда Иран невольно нарушит соглашение.

В любом случае, Иран, по всей вероятности, не выйдет из сделки. И нынешний кризис во взаимоотношениях Иран-США не выльется в столкновения.

Share

Comments are closed.