Исключено, чтобы в Арцахе и Армении были разные системы ценностей



Политическая сила, сформировавшая по итогам революции власть в Армении, неизбежно сталкивается с повязанной прочными узами с прежней властью арцахской элитой.

Установившиеся после Бархатной революции непонимание и фобии между властями НКР и РА особенно остро проявили себя в ходе судебного процесса по определению меры пресечения в отношении Роберта Кочаряна, обвиняемого в свержении конституционного строя. Два арцахских президента (а также другие арцахские чиновники) Аркадий Гукасян и Бако Саакян взялись за освобождение любой ценой Роберта Кочаряна из-под ареста и достигли этой цели ценой очередного накала общественных настроений: сначала втиснув в повестку вопрос об освобождении Кочаряна из-под ареста под предлогом его участия в майских праздниках, а потом – представив в суд ходатайства об освобождении Кочаряна на поруки. Удовлетворение судом данных ходатайств стало ударом в упор по революции, ее повесткам, целям, принципам, и в нанесении этого удара свою роль сыграли также арцахские президенты.

Почему Аркадий Гукасян и Бако Саакян решили взять на себя такую ответственность – понятно, и обсуждать это – дело второстепенное. Более того, рассматривать данные ходатайства лишь в контексте дела 1 марта, а не в логике постреволюционных отношений Ереван – Степанакерт и попыток части арцахской элиты развернуть процессы назад, было бы просто наивно. Это всего лишь фрагмент спланированной цепи актов, при которых сформировавшаяся в результате революции партия власти неизбежно сталкивается с повязанной с прежней властью крепкими узами арцахской элитой, хотя публично последняя заверяет, что поддерживает перемены в Армении и остается партнером власти. С подобным заявлением выступил президент Республики Арцах Бако Саакян и на встрече с фракцией парламентского большинства Армении.

Хотя узел, сплетенный из противоречий, сложившихся после прошлогодних событий, позволяет судить о брожениях в Арцахе, которые могут далеко зайти (премьер-министр Никол Пашинян даже заговорил о готовящемся  заговоре с территориальными уступками, ответственность за которые будет возложена на его правительство), тем не менее не исключается, что отдельные фрагменты могут быть связаны с предстоящими в Арцахе в будущем году президентскими выборами. На этих выборах намерен баллотироваться и секретарь Совета национальной безопасности Арцаха Виталий Баласанян, который принадлежит к числу «лидеров» по распространению недоверия в отношениях с властью Армении. Иначе говоря, последнее звено прежних властей РА (а власти Армении и Ацаха однозначно принадлежали к одной политической команде) – нынешние карабахские власти – могут выстроить такой «политический фактор», который в Арцахе, благодаря связям с элитой и в расчете стать противовесом тем, «кто ведет переговоры в лифте», может способствовать формированию силового центра, которым будут управлять главари прежней власти Армении и будет нацелен на то, чтобы стать смирительной рубашкой для правительства Пашиняна.

Видимо, исходя из этой угрозы и подобного развития событий, премьер-министр Никол Пашинян и сделал пост в своем Фейсбуке, отметив, что если кто-то попытается превратить Арцах в очаг контрреволюции, то народ Арцаха превратит его в очаг революции. Можно не сомневаться, что реализация подобного сценария не ограничится установлением власти на территории Арцаха и возможностью прибрать к рукам административные рычаги, но и будет предпринята попытка повернуть назад страницу поражения прежней власти в Армении и создать новый фронт против легитимной власти РА. Если год назад такой сценарий мог выглядеть крайне нереалистичным, то события последнего года в полной мере продемонстрировали, что Арцах может стать благодатной почвой для политической реабилитации прежней власти.

Новые власти Армении, которые год назад не поддержали движение в Арцахе, выдвинувшее требование об отстранении режима Бако Саакяна, получили возможность пресечь упомянутый сценарий посредством поддержки кого бы то ни было на предстоящих выборах, хотя это не единственный способ сорвать попытку вероятного заговора. Судя по развитию событий и риторике властей Армении, гораздо вероятнее версия, в соответствии с которой власти РА предпочтут придерживаться на выборах максимального нейтралитета, хотя есть основания полагать, что даже если в качестве фаворита в Арцахе будет выступать аффилированный с властью в Армении и решительно настроенный кандидат, то и в этом случае власти РА вряд ли захотят вмешиваться или создавать ему противовес. Так же, как несовершенство законодательной, а теперь и судебной власти стали для исполнительной власти проблемой, так и власть, которая будет сформирована в Арцахе, может стать проблемой для властей РА. Одной из предпосылок этого является диспропорция в трансформациях в Армении и Арцахе, и если перемены, рожденные в результате революции в Армении, не достигнут Арцаха, непонимание и трудности коммуникации будут только усугубляться. В этом смысле важно, чтобы уже осуществленные или готовящиеся в Армении перемены добрались хотя бы в дозированной форме до Арцаха. Потому что исключается, чтобы в Армении и Арцахе были разные системы ценностей.

Формированию в Арцахе «среды», антагонистичной революции в Армении, как минимум визуально, способствует Серж Саргсян.  Присутствие Саргсяна в Арцахе (в том числе участие в различных государственных мероприятиях) создают впечатление, что его политическое возвращение начнется и будет вдохновляться из Арцаха, и это впечатление усугубляется вследствие риторики арцахской элиты. Однако, несмотря на периодические деструктивные заявления об Армении и Арцахе, следует констатировать, что власти Армении как минимум до сих пор проявляли максимальную терпимость в смысле публичной рефлексии, во многих случаях попросту воздерживаясь от соразмерных ответов и действий. С одной стороны, это понятно, но, с другой стороны, может иметь опасный исход.

Для того чтобы продвигаться в унисон политическим переменам в Армении, в Арцахе следует внедрить ряд инструментов, хотя это будет возможно, если влияние авторитарного режима удастся одолеть общественным участием. К сожалению, в случае с Арцахом мы можем стать свидетелями трансформации сугубо в среде элиты, причем при молчаливом невмешательстве или согласии властей Армении, а общественное участие может остаться формальным.

Одним из таких институтов может стать применение в Арцахе элементов, присущих переходному правосудию, которое готовится внедрить Армения (масштабы, глубину и рамки можно обсудить потом). Еще одна возможность – поддержка гражданского общества в Арцахе со стороны РА. По известным причинам в Арцахе нет представительств международных неправительственных организаций. Целевая поддержка этой сферы со стороны властей РА позволит создать определенные противовесы и тормоза для правящей арцахской элиты, усилить публичный контроль. Но эти меры не могут быть применены по-отдельности.

Вмешательство высокопоставленных лиц Арцаха в события в Армении требует цепочки «хирургических» решений, включая упомянутые меры. Промедление может поставить под вопрос демократическое будущее Армении и Арцаха и породить долгосрочные и изнуряющие противоречия между Арменией и Арцахом.

Share

Comments are closed.