Армения – Арцах: о чем спорит армянская общественность?


В день празднования 28-летия Нагорно-Карабахской Республики, 2 сентября, возникла очередная массовая полемика по дилемме «воссоединение-независимость». Среди прочих высказываемых мнений чаще всего делался акцент на самой сути события указанной даты. Кто-то уверен, что это день независимости НКР, кто-то – что это день Республики. А кто-то вообще считает событие 28-и годичной давности преступлением или фикцией. Никакой рациональной дискуссии, как всегда, не получается – все остаются при своем. И для этого есть веские основания – слишком много неопределенностей сохраняется в политико-правовых реалиях армянской государственности.

Чтобы разобраться в сути этой бездонной неопределенности, сделаем короткий экскурс к периоду формирования политико-правовых основ независимой армянской государственности. Там и найдем источник не прекращающихся поныне споров, субъективных трактовок и взаимных обвинений. Для начала напомним ключевые правовые акты, формировавшие процесс государственного строительства с самого начала Карабахского движения.

Итак:

20 февраля 1988 года областной совет НКАО поддержал требования народа и принял обращение к советским властям с просьбой воссоединить НКАО с Арменией.

15 июня 1988 года сессия Верховного совета Армянской ССР приняла решение о согласии принять НКАО в состав Армении и обратилась к Верховному совету СССР с просьбой о рассмотрении этого вопроса.

12 июля 1988 года сессия областного совета народных депутатов НКАО приняла решение об одностороннем выходе НКАО из состава Азербайджана.

18 июля 1988 года Президиум Верховного совета СССР рассмотрел проблему Карабаха и посчитал нецелесообразным требование о воссоединении НКАО с Арменией.

16 августа 1989 года Съезд полномочных представителей (депутатов всех уровней)  населения НКАО избрал Национальный Совет.

1 декабря 1989 года на совместной сессии ВС Арм. ССР и Национального Совета Нагорного Карабаха было принято решение о воссоединении Армянской ССР и Нагорного Карабаха.

20 мая состоялись выборы в Верховный совет Армении, в которых приняло участие и население НКАО. В новом представительном органе карабахцы получили 10 мандатов.

23 августа 1990 года Верховный совет Армении принял декларацию о формировании Республики Армения с учетом решения совместной сессии ВС Арм. ССР и Национального совета НКАО от 1 декабря 1989 года. То есть Республика Армения была заявлена на объединенной территории Арм. ССР и НКАО. Эта декларация объявила начало курса на независимость, но не провозгласила независимость Республики Армения.

21 сентября 1991 года состоялся референдум о независимости в Армении. Следовало решить, будет ли проведен такой референдум и на территории НКАО, или же будет выбрана иная тактика борьбы. Здесь и начались сложности. Референдум был проведен на территории бывшей Арм. ССР, а 23 сентября Верховный совет Армении объявил о провозглашении независимости Республики Армения. Но, специальной декларации о независимости Республики Армения принято не было. В качестве таковой была представлена декларация от 23 августа 1990 года. Население НКАО не участвовало также в выборах президента Республики Армения.

Политико-правовая база армянской  государственности размылась – возник правовой диссонанс. Крутой разворот в государственной политике не получил соответствующего правового оформления.

Почему были приняты такие противоречивые решения – до сих пор нет единого мнения. Мне не раз приходилось обращаться к данной теме. В данном случае, читателю может быть интересна одна из статей, опубликованная в газете «Демо» №14 (56) от 31 августа 2006 года. В ней представлена картина развития процессов после референдума о независимости Армении 1991 года. Ниже я представляю укороченную версию данной статьи.

День Республики

…Мнения тогда были разные. Надо отметить, что созданный в условиях роспуска легитимных властей Национальный Совет Нагорного Карабаха не представлял население Шаумяновского района, также вовлекшегося в борьбу за отсоединение от Азербайджана. Почему так получилось, сейчас об этом можно долго спорить, но тогда это было результатом разногласий между лидерами Движения. Многие считали, что фактор НКАО сам по себе представляет значительную правовую основу и не стоит менять профиль проблемы.

Так или иначе, но после неудавшейся в августе 1991 года попытки подписать новый Союзный договор и после появления Закона СССР о порядке выхода союзной республики из состава СССР, появилась дополнительная основа для узаконивания стремлений НКАО и населения Шаумяновского района. Данный закон позволял компактно проживающему населению выйти из состава покинувшей СССР союзной республики. Армянское население бывшей Азербайджанской ССР получило дополнительные правовые возможности для реализации своих целей.

В такой новой ситуации появилась возможность для решения всех возникших проблем – как для Армении, так и Нагорного Карабаха. Было принято решение сформировать отдельную республику на территории бывшей НКАО и Шаумяновского района и провести здесь отдельный референдум о независимости. Руки Армении в правовом смысле остались развязанными, и здесь 21 сентября был проведен отдельный референдум в рамках советских границ.

Таким образом, 2 сентября 1991 года на собрании депутатов всех уровней НКАО и Шаумяновского района была провозглашена Нагорно-Карабахская Республика. Статус этой республики не был определен до референдума о независимости 10 декабря 1991 года. Только после проведения такого референдума появилась возможность формирования самостоятельных органов национальной власти.

Вывод внутренних войск союзного центра с территории НКР позволил провести здесь в конце декабря 1991 года выборы первого Верховного совета НКР, а 6 января 1992 года огласить Декларацию о независимости НКР. Начало формированию полномасштабной государственности на территории НКР было заложено. Все дальнейшие успехи и сложности на пути движения за независимость были определены этим обстоятельством. Реальные возможности действовать самостоятельно у карабахцев увеличились, но этим же обстоятельством были порождены многие сложности.

Наиболее сложным моментом во всей последующей истории стала проблема взаимоотношений Армении и НКР. Для многих и до сих пор факт формирования самостоятельной государственности в НКР оценивается как дипломатическая фикция. Сторонники таких взглядов аргументируют свою позицию экономической зависимостью НКР от Армении и одним и тем же этническим составом населения. Вся практика развития НКР сводится к наличию единого армянского государства в рамках общих границ Армении и НКР, то есть считается, что «миацум» состоялся.

С точки зрения исторических национальных чаяний такие представления безукоризненны. Но с точки зрения полномасштабной защищенности прав народа Нагорного Карабаха эти представления не выдерживают никакой критики. Не выдерживает критики и аргументация «миацума на честном слове». Проявившие себя за прошлые полтора десятилетия акты противоречий между властями Армении и НКР, развитие позиций различных частей армянского общества по вопросу о политическом будущем народа НКР, не всегда тактичное отношение к политическим решениям, принятым в НКР и Армении, оспаривание прав на участие представителей НКР в дипломатии урегулирования конфликта свидетельствуют о том, что, с точки зрения права, утверждения о существовании единого армянского государства являются фикцией.

НКР защищена политическим влиянием Армении, ее военным потенциалом и финансовой помощью. Однако граждане НКР не защищены Конституцией Армении, они не имеют права участвовать в выборах органов власти Армении, не имеют права на пользование международной финансовой помощью, оказываемой Армении. Последние обстоятельства компенсируются благосклонностью армянского общества и этническими симпатиями. Но иногда осложняются наличием различных политических интересов национальной элиты. Иногда происходит процесс разносторонней узурпации прав – притом, с разных сторон.

…Так или иначе, с расстояния 28 лет реальность 1991 года следует оценивать уже новому поколению политиков в Армении и НКР. Как будет развиваться курс на достижение идеалов Движения, это уже будет определять новое поколение. Сама идея поворота от идеи воссоединения к независимости должна быть подвергнута политической оценке с позиции сегодняшних реалий мирового развития. Многое еще впереди.

При этом необходимо оценить и некоторые неточности в оценке самой истории формирования НКР. Так, сам день 2 сентября в качестве праздника целесообразно было бы отмечать как День Республики, поскольку во всем мире Днем Независимости принято считать или акт референдума о независимости, или день принятия Декларации о независимости. Субъективность в подходах к этим обстоятельствам в НКР налицо. Но это уже из реалий политического развития карабахского общества…

* * *

В итоге, можем просто констатировать, что, как запуталось армянское общество в дилемме «воссоединение-независимость» в 1991 году, так и остается в этой запутанной ситуации. А раздающиеся со всех сторон заявления свидетельствуют лишь о том, что большинство людей не имеют элементарного понятия об истории возникновения этой запутанной ситуации. Отсюда и нескончаемая дилетантская полемика…

Maнвел Саркисян
ACNIS review

Share

Comments are closed.