CEPA. Мифы и реальность

3 сентября 2013 года стало роковым днем для новонезависимой армянской государственности. После долгого многовекторного цикла внешней политики Армения оказалась перед вынужденным выбором. Несмотря на то, что после многолетних переговоров лишь пара месяцев отделяла нашу страну от ассоциированных отношений с Евросоюзом, власти того времени избрали совершенно иной вектор, отдав предпочтение членству в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Причины данного решения можно обсуждать бесконечно, но это уже тема для другого исследования.

В ноябре 2017 года, после четырехлетней паузы, Армения и ЕС подписали Всеобъемлющее и расширенное партнерское соглашение – CEPA. Это было представлено как беспрецедентное достижение и победа армянской дипломатии. Кроме того, отмечалось, что данное соглашение является, якобы, «light» вариантом Соглашения об ассоциации.

Чтобы понять, насколько это соответствует действительно, какие возможности и ограничения предоставляет CEPA Армении, необходимо проанализировать договорно-правовые документы, которые ЕС применяет в отношениях с соседями.

Оставив в стороне европейских соседей ЕС, таких, как, скажем, Швейцария или Норвегия, с которыми ЕС заключила специальные договора и которые находятся в зоне свободной торговли с ЕС, обратимся к соглашениям, регулирующим отношения с другими соседями.

На вершине правовой пирамиды – Соглашение об ассоциации и «Углублённая и всеобъемлющая зона свободной торговли» (DCFTA). Правовой базой этого документа является статья 217 Договора о деятельности Европейского союза (TFEU). Любой другой договор, который выстроен не на этой правовой базе, не может считаться «соглашением об ассоциации».

Первые Соглашения об ассоциации были заключены с Грецией (1961) и Турцией (1963). Это считалось прединтеграционным шагом, который был призван подготовить страну к полноправному членству в ЕС. Основными целями Соглашения об ассоциации были политическая ассоциация, углубление политического диалога, более тесное сотрудничество в правовой сфере и сфере безопасности. Соглашения об ассоциации нового поколения заключаются и без DCFTA.

«Углубленный» относится к правовому сближению, а всеобъемлемость говорит о широком круге вопросов, которые охватывает соглашение. Оно позволяет упростить вхождение на рынок товаров и услуг, снизить пошлины, квоты и торговые барьеры, обеспечить стабильную правовую среду, привести в соответствие нормы. Соглашение об ассоциации максимально приближает правовое поле страны к европейскому, что создает предпосылки для как можно более тесного сотрудничества в политической, экономической и гражданской областях.

Соглашения об ассоциации нового поколения и DCFTA открывают возможности для четырех свобод. То есть речь идет о возможности свободного передвижения людей, товаров, капитала и услуг. В отличие от полноценной свободы передвижения людей, граждане стран, подписавших Соглашение об ассоциации и Соглашение о либерализации визового режима, имеют право на безвизовый въезд в ЕС, но сроком не более чем на 90 дней. Это беспрецедентная возможность для стран, не являющихся членами ЕС, которая в долгосрочной перспективе может трансформировать экономику этих стран, политику, инвестиционные потоки и прочее.

Соглашения об ассоциации более старого поколения, или, как их называют в правовой литературе Соглашения о евро-средиземноморской ассоциации, подобных привилегий не предполагали. Скажем, по сей день действуют квоты на сельхозпродукцию, нет также правовой базы для свободного передвижения. Для южных соседей Европы крайне важным и ключевым является расширение возможностей для экспорта в ЕС сельхозпродукции, однако это порождает упорное сопротивление обладающих мощным сельским хозяйством стран, таких, как Франция, Испания, Италия. При своем сельскохозяйственном ресурсе Марокко, Алжир и Тунис могут стать крупными конкурентами для европейских фермеров, упорный лоббинг которых и привел к ограничению ввоза сельхозпродукции из этих стран.

Между тем заключенные со странами «Восточного партнерства» Соглашения об ассоциации таких ограничений не содержат. То есть Армения лишилась возможности выносить на европейский рынок свою продукцию на эксклюзивных условиях. Правда, армянскую продукцию пришлось бы приводить в соответствие с европейскими стандартами, но по завершении этого сложного процесса Армения могла бы получить действительно конкурентные на международном рынке товары.

Следующий правовой инструмент, который ЕС применяет в зоне соседства, Договор о партнерстве и сотрудничестве. Он предусматривался для постсоветских стран и должен был прийти на смену заключенному с СССР Договору о торговле и экономическом сотрудничестве. Договор о партнерстве и сотрудничестве заключался сроком на 10 лет, с условием продления. Данный основополагающий договор стал всеохватывающим инструментом, с помощью которого регулировался политический диалог и закладывались основы правового сотрудничества.

Одной из основных целей было также формирование свободных рыночных отношений, создание здоровой бизнес-среды и поощрение иностранных инвестиций, укрепление коммерческих отношений.

Более того, многие договоры этого класса содержали также статьи, касающиеся культурного, научного, технологического сотрудничества, административного ресурса и гражданского общества. Беларусь была единственной страной, с которой так и не удалось достичь окончательного согласия в связи с политическими разногласиями. В зоне южного соседства этот инструментарий также стал применяться с 2008 года.

Заключенный с Арменией Договор о партнерстве и сотрудничестве вступил в силу с 1999 года. На базе этого многоаспектного договора и должно было быть подписано Соглашение об ассоциации, которое, однако, так и не подписали. Тем не менее в рамках брюссельского саммита «Восточного партнерства» в ноябре 2017 года с Арменией было заключено Соглашение о рамочном и расширенном партнерстве. Это вид соглашения, которого до сих пор не существовало, и в правовой пирамиде его можно разместить между Соглашением об ассоциации и Договором о партнерстве и сотрудничестве.

Несмотря на спекуляции о том, что CEPA – это то же Соглашение об ассоциации без экономической компоненты, с правовой точки зрения это утверждение – грубая ошибка. CEPA – это смешанный договор, означающий, что он основан на многочисленных правовых статьях. В нем действительно есть масса элементов из Соглашения об ассоциации, в то же время присутствуют ограничения в экономическом сегменте, обусловленные обязательствами перед ЕАЭС. Оно покрывает правовое сотрудничество, создание условий для верховенства закона, борьбу с отмыванием денег. Вместе с тем важно отметить, что не изменились и формулировки, которые открывают в рамках Соглашения об ассоциации возможность дальнейшего членства. В частности, речь идет о правовой гармонизации, которая является одним из условий членства в ЕС. Данное соглашение позволяет Армении участвовать также во внутренней и внешней политике ЕС, что предполагает участие и в военных миссиях ЕС. Это, безусловно, уникальная возможность для Армении, поскольку Соглашение о Евро-Средиземноморской ассоциации, которое по своей базе выше, чем CEPA, не содержит подобных положений.

Важно подчеркнуть, что довольно сбалансированы и формулировки, связанные с Нагорным Карабахом. В частности, выражается поддержка усилиям Минской группы ОБСЕ в деле урегулирования конфликта в рамках принципов неприменения силы или угрозы силы, территориальной целостности и равноправия и самоопределения народов.

Таким образом, следует четко разграничить Соглашение об ассоциации и CEPA, учитывая разницу в правовых базах. Кроме того, существенная разница состоит и в экономических отношениях, ожидавшихся выгодах от их изменений, отсутствии квот и барьеров, соответствии продукции европейским стандартам и прочее. То есть, если полагать, что Соглашением об ассоциации ЕС проводит политику «кнута и пряника», то следует признать, что Армения отказалась от своей доли «пряника».

А CEPA – договор, который несет в себе максимальное количество положений-«кнутов». Правда, имплементация всего этого исходит из интересов самой Армении, поскольку на выходе мы получим государство с более состоявшейся правовой системой, максимально гармонизированной с европейской правовой системой, политически более демократичное и плюралистическое, ахиллесовой пятой которого станет лишь европейская модель экономики.
_________

*The Comprehensive & Enhanced Partnership Agreement between the European Union & Armenia (CEPA)



Share

Comments are closed.