Будущее будет основано на науке

Наука может и должна быть прибыльной

Если вы убеждены, что ученые должны быть нищими, но гордыми, и что зарабатывание на науке и с помощью науки в ущерб науке, то вам нужно прекратить читать эту статью прямо сейчас: она вам точно не понравится.

Если вы, все же, считаете, что деньги — это средство обеспечения благополучной, беззаботной жизни и счастья, а достаточное наличие последнего — важное предусловие для того, чтобы свободно заниматься профессиональной деятельностью, вы можете продолжить обсуждение связи благополучного будущего и науки, если таковая имеется.

Образ бедного, но гордого ученого был характерен для стран Советского союза. В развитых странах картина другая: быть ученым и достичь серьезных высот на научной арене — это уважение, авторитет, устойчивый и высокий доход.

Тогда в чем причина того, что ученый в Южной Корее, который по всем параметрам сопоставим с ученым в Армении, может заниматься исключительно наукой, проводить опыты и научную работу, при этом живя благополучной жизнью, получая в год в среднем 70 тыс. долларов, а в Армении избравший стезю ученого готов вести аскетический образ жизни, лелея смутные надежды, что, возможно, грядущие поколения ученых будут оцениваться по достоинству и получать вознаграждение за вклад в развитие родного государства.

Необходимо понять, есть ли тенденция к изменению данных реалий, или все еще придется выбирать между благополучным будущим и ученой карьерой?

Для ответа на этот вопрос рассмотрим прежде мировые тренды.

Нынешние развитые и конкурентные экономики строятся исключительно на разуме, если не сказать на науке. Развитая наука и развитая экономика — это практически синонимы. Сейчас мы являемся очевидцами самого высокого в истории уровня приложения научных достижений в экономике.

Для выстраивания мощного и конкурентного государства необходимо постоянно удерживать в центре внимания науку, наращивать инвестиции в науку, иметь видение и стратегию развития государства, которая и будет устанавливать приоритеты в научной сфере.

Армения — страна с богатыми научными традициями. В 1980—х Советская Армения находилась в числе мировых лидеров по количеству ученых в расчете на миллион жителей.

К сожалению, сейчас несерьезно говорить о развитой науке в Армении. Речь, конечно, не об абсолютном отсутствии квалифицированных знаний или интеллектуального потенциала. Практически во всех сферах можно в Армении найти ученых, которые не только ничем не уступают своим зарубежным коллегам, но зачастую стоят на самой передовой линии открытий в различных сферах. Но практически во всех случаях эти успехи обусловлены личными усилиями и жертвами.

Когда говорят, что в Армении нет науки, подразумевается, что наука здесь не ценится, отсутствует соответствующая государственная политика и финансирование, технически оснащенные лаборатории, механизмы приложения научных достижений в жизни.

Прежде поговорим о том, каковая ситуация сейчас и какие шаги следует предпринять:

  • Наращивание финансирования

Основным источником финансирования науки в Армении является государство. Но этот факт сам по себе не говорит о том, что науку в нашей стране ждет фиаско.

Исторически наука финансировалась в основном на частные средства — меценатами, нередко даже церковью. Исследования Галилео Галилея, к примеру, финансировали в основном состоятельные филантропы и католическая церковь.

В современном мире основными источниками финансирования науки являются правительства, исследовательские компании и некоммерческие фонды, университеты, научные институты и прочие. Во многих развитых странах к ним присоединяются предприниматели, инвесторы и инвестиционные фонды, которые наряду с государством становятся крупными инвесторами в научной сфере.

В Советской Армении финансирование науки было государственным. Ситуация не изменилась и сейчас, хотя в последние годы появились фонды, которые предоставляют гранты на тематические научные исследования. И хотя развитие технологий способствовало изысканию финансовых источников и вне Армении, финансовая подушка армянской науки по-прежнему остается в печальном состоянии.

На сегодняшних день на финансирование науки из бюджета выделяется лишь 0,25% от ВВП или 141.3 миллиардов драмов. По этому показателю мы близки к африканским Мали — 0.29%, Того — 0.27%  и Мозамбику – 0.34%. Для сравнения, скажем, в Южной Корее, которая занимает первое место в мире по субсидированию образования в сравнении с ВВП, на науку выделяется 4,55% ВВП — около 69.73 миллиардов долларов. Наращивание финансирования науки, конечно, важная предпосылка развития науки в стране. Но без формирования соответствующей среды, технического переоснащения, подготовки специалистов, соответствующей литературы говорить о перспективах развития науки было бы несерьезно.

Еще одно важное обстоятельство: если развитие науки будет направляться на нужды государства и в итоге — на развитие государства, то эти средства для науки должны предоставляться из госбюджета.

То есть, наблюдается отсутствие соответствующего отношения и стратегии государства,  которое и приводит к инерционному, порой нецелевому и мизерному финансированию науки.

При высоком финансировании, государственных заказах на  соответствующие исследования можно будет сформировать пусть небольшой, но круг высокооплачиваемых ученых.

  • Реальная наука

Как производная от упомянутой проблемы: занятие наукой в Армении не является основным или единственным родом деятельности.

Научные сотрудники получают сегодня в Армении зарплату от минимальной до 150000 драмов. Сложно, конечно, представить, каким образом наука в таких условиях может быть единственным родом деятельности. С одной стороны, проблему эту можно решить увеличением государственного финансирования. Но это только одна сторона вопроса.

Говоря об ученых, занимающихся в Армении наукой, мы подразумеваем примерно 4000-5000 человек. Но возникает вопрос — какая часть из этих ученых и научных сотрудников способна выдавать научный продукт?

Упомянутая цифра сама по себе невелика, но в сравнении со скудными механическими субсидиями из бюджета она становится вполне осязаемой. В Армении получение образования вообще и ученых степеней в частности зачастую представляет собой очередность инерционных, непродуманных и невзвешенных действий. Особенно в случае, когда исследователями, научными сотрудниками или учеными считаются люди, имеющие ученые степени. Между тем есть вполне конкретные критерии для людей, занимающихся наукой: научный продукт, статьи, опубликованные в конкретных журналах, доклады на симпозиумах. Если ученая степень сама по себе не предполагает всего этого, то получается, что связь этих людей с наукой не совсем понятна.

Следовательно, если имеющие большой научный потенциал лица не отказываются от науки, им приходится совмещать научную деятельность с другой работой (в любом случае это происходит за счет научной работы), с другой стороны, многие из тех, кто обладает ученой степенью и для кого научная деятельность ограничивается выпускной работой, не имеющей научной ценности, получают от государства те же средства, что и занимающиеся реальной наукой.

Следовательно, выделяемые из бюджета субсидии науке, параллельно с повышением, должны также предполагать четкие критерии научного сотрудника. Необходимо пересмотреть логику образовательной системы и укрепить причинно-следственную связь образования и карьеры.

Формирование научного сообщества ученых, обладающих хоть и небольшим, но потенциалом для создания реального научного продукта, также может способствовать росту доходов научных сотрудников.

  • Создание связи Наука-Бизнес

В качестве еще одной важной проблемы можно отметить отсутствие научных достижений и их прикладного применения либо их низкий уровень.

Стремление зарабатывать вообще и предпринимательство в частности всегда были если не в истоках развития науки, то, во всяком случае, на передовой. Лучшим доказательством этого является сегодняшний день, когда путь от научных лабораторий и открытий до предпринимательства сократился, порой до нескольких дней.

Следовательно, наряду с правительством в этом должны быть заинтересованы и предприниматели и крупные бизнесмены. В развитых экономиках удалось создать связь между двумя этими сферами.

К примеру, созданный в 2013 году Фонд науки и технологии Самсунг» (Samsung Science & Technology Foundation) принял решение выделить в течение 10 лет около 1,264 миллионов долларов на развитие науки, инженеринга и информационных технологий. До сих пор Фонд финансировал более 517 исследовательских проектов в корейских университетах и исследовательских институтах.

То есть, создание крупных национальных компаний может привести к быстрому и осязаемому росту сферы науки.

Наука и предпринимательство не только не противоречат друг другу, но шагают рука об руку, обеспечивая обоюдное развитие.

Резюмируя, можно сказать, что заниматься наукой в Армении и иметь благополучное будущее — вполне реальная перспектива, но реализация этой перспективы в немалой степени зависит от соответствующей государственной стратегии, в которую, пожалуй, самый большой вклад должны внести ученые.

Более того, если перспектива благополучного будущего при занятиях наукой не станет реальностью, придется поставить под сомнение существование армянской науки вообще, со всеми вытекающими последствиями.

Share

Comments are closed.