Высокие технологии и Армения



 Американский биолог Эдвард Вильсон заявил в одном из своих интервью, что «реальной проблемой человечества является следующая: у нас палеолитные эмоции, средневековые институты и богоподобные технологии» (“The real problem of humanity is the following: we have paleolithic emotions; medieval institutions; and god-like technology”). И правда, технологии развиваются ускоренными темпами, а наши восприятия и публичные институты едва поспевают за ними. Разница в скоростях периодически порождает непривычные, порой даже кризисные ситуации, которые могут как уничтожить, так и придать могущество странам, городам, компаниям, а также отдельным персоналиям.

В 2015 году президент Всемирного экономического форума Клаус Шваб ввел в обращение идею «четвертой промышленной революции», в соответствии с которой «умные» компьютерные программы, которые благодаря развитию средств связи становятся доступными для миллиардов людей, могут до неузнаваемости изменить мировую экономику. Независимо от того, в какой мере эти трансформации можно именовать революционными, очевидно, что высокие технологии оказывают серьезное воздействие на различные области жизни: от физической безопасности до конкуренции на рынке труда.

Необходимо отчетливо представлять процесс, посредством которого новое знание достигает рынка и начинает влиять на быт человека. 

  1. Знания создаются учеными в исследовательских лабораториях. Эти знания представляются на научных конференциях, оцениваются другими учеными и закрепляются в научных статьях.
  2. Таким образом знания становятся доступными для инженеров, образования которых хватает на понимание научного «жаргона». Данные инженеры превращают знания в технологии и инструменты, которые уже можно применять для создания товаров и предоставления услуг. 
  3. На этапе производства товаров в дело могут вступить инженеры, которые затрудняются читать научные статьи, но могут применять уже созданные инструменты и технологии для решения прикладных задач.
  4. Большинство людей сообщается с технологиями только как потребитель, когда созданные товары и услуги появляются на рынке.

Люди, компании или страны, которые присоединяются к этому циклу только в конце, на этапе потребления, становятся наиболее уязвимыми к сдвигам и трансформациям, порожденным технологиями. Принимающие участие на более ранних этапах процесса компании и страны не только гораздо более защищены, но и могут с успехом воспользоваться новыми возможностями и получить конкурентное преимущество.

Напомним два примера из региона. В 2010 году израильским спецслужбам удалось посредством компьютерных вирусов вывести из строя объект по обогащению урана в Иране – без физического присутствия на территории Ирана. В 2019 году аффилированные с Ираном силы смогли нанести существенный ущерб важнейшим нефтяным инфраструктурам Саудовской Аравии, которые были защищены лучшими американскими системами противовоздушной обороны. Саудовская Аравия является третьей в мире по объемам бюджета страной, но в процессе разработки оборонных технологий она участвует в основном в качестве потребителя.

Наиболее успешные технологические компании тратят колоссальные средства, чтобы оказаться в первом звене цикла создания знаний. Американские «Google», «Facebook», китайские «Baidu», «Alibaba» держат исследовательские группы в составе сотен ученых, основной целью которых является генерация знаний и опубликование научных статей. Эти компании хотят застраховать себя от неприятных сюрпризов – конкуренты не могут создать технологии, которые невозможно скопировать за пару месяцев. При этом данные компании могут первыми довести до рынка новейшие технологии и получить колоссальные выгоды.

Армения известна обилием технологических компаний, которые с успехом конкурируют на мировом рынке. Важно понять, что подавляющее большинство этих компаний функционирует в третьем эшелоне цикла знания-рынок, применяя уже существующие знания для создания товаров и предоставления услуг. Лишь немногие компании работают во втором эшелоне. А в первом, где генерируются знания, наши позиции весьма слабы. По данным перечня научных журналов «Scopus», в Армении в 2018 году было опубликовано 80 статей в сфере компьютерных наук, что составляет лишь 0,02% от мировой продукции (для сравнения – этот показатель в области физики и астрономии составляет 0,18%).

Несмотря на малое количество компаний, работающих во втором эшелоне, их потенциальное воздействие на экономику Армении колоссальное. Пока мир обсуждает, как самоуправляемые машины могут лишить работы миллионы водителей, специалисты сферы знают, что для обучения самоуправляемых машин нужно большое количество фото- и видео-«отметок» (annotation), для чего необходимо тысячи людей. Функционирующая в Армении компания «SuperAnnotate» создает комфортные инструменты для таких отметок и может создать тысячи рабочих мест в течение нескольких лет. Такая же ситуация в сфере создания отметок образов медицинского значения, для чего можно привлечь сотни врачей.

Интересной сферой является и машинный перевод. Многие переводчики, сталкиваясь с компьютерными переводами, уверены, что их работа долго еще будет неприкасаемой. Да, действительно, компьютеры еще долго не смогут лишить работы всех переводчиков, но конкуренцию выиграют те переводчики, которые смогут с помощью компьютерных методов ускорить свою работу. Так, если переводчик сможет быстро обнаружить опечатки или сомнительные предложения в переводе «Google Translate», то его рентабельность может возрасти в несколько раз. Именно этим занимается компания «ModelFront».

Таким образом, даже если осуществятся самые пессимистичные прогнозы, и половина человечества в ближайшие десятилетия лишится работы, 3 или 5 миллионов жителей Армении всегда могут быть в первой, работающей половине.

К сожалению, упомянутые компании не являются прямым продуктом научно-образовательной системы Армении. Учредитель «ModelFront» 6 лет работал в «Google Translate» рядом с создателями знаний, а технический директор «SuperAnnotate» начал работу в этой области с аспирантуры в одном из шведских университетов.

Для повышения числа компаний, способных оказать подобное воздействие, необходимо поднять уровень высшего образования на всех направлениях. Студенты в вузах должны сообщаться не только со знаниями, давно уже вошедшими в хрестоматии, но и видеть воочию создаваемое здесь и сейчас знание и стать участниками процесса генерации знаний. Это невозможно без привлечения активно работающих ученых. К сожалению, на сегодняшний день механизмы финансирования и управления армянскими вузами и научными институтами не позволяют создающим знания людям оставаться в системе. Такое положение в образовательной системе Армении является одним из главных препятствий на пути развития экономики страны.

Как в очередной раз было озвучено на состоявшемся в Ереване симпозиуме «Science and Technology Convergence», руководители большого количества технологических компаний глубоко осознают эту проблему и готовы поддержать продвижение системы. Но решающий вклад должно сделать Правительство, которое пока довольно инертно реагирует на вызовы отрасли. Комитет по науке, фактически, заморозил вопрос финансирования научных групп, пока не завершена оценка эффективности научных институтов. Между тем параллельно нужно вкладывать крупные инвестиции как минимум в исследовательские группы, занимающиеся технологическим направлением. Недавно созданное министерство высоких технологий может стать важной платформой в этом деле.

Несмотря на то, что компьютерные специалисты в Армении в основном находятся в третьем эшелоне цикла знания-рынок, работающие в США и Европе многие наши соотечественники не только участвуют в генерации знаний, но и зачастую оказываются в советах ведущих конференций и журналов. Многие из этих людей поддерживают контакты с Арменией, помогают паре-тройке студентов-энтузиастов, которые таким образом могут «пережить» соблазн перейти в высокооплачиваемые компании. Но выстраивать экономику на энтузиастах нельзя. За последние годы ряд армянских инициатив (Проект поддержки молодых ученых, фонд FAST и прочие) приглашали в Армению ведущих армянских и зарубежных ученых, в результате еще больше молодежи получило доступ к современных научным развитиям. Но по завершении мероприятий эти молодые люди не видят возможности участвовать в генерации знаний и вынужденно возвращаются в «третий эшелон» либо эмигрируют.

Необходимо сформировать механизмы, посредством которых студенты получат возможность оставаться в стенах вуза еще несколько лет, до поступления на работу в компаниях, чтобы продолжать работать с ведущими учеными. Это в значительной мере повысит их конкурентоспособность и репутацию принимающих их компаний на мировом рынке.

Нам надо всегда быть готовыми принимать ученых, которые захотят переехать в Армению и осуществлять здесь свои разработки. Все вузы и академические институты должны разработать проекты по привлечению активно работающих ученых и заставить Правительство финансировать эти проекты. Частные компании готовы помочь, как минимум, в сфере компьютерных знаний, но они не могут заменить собой функции Правительства.

Чем дольше будет откладываться этот процесс, тем уязвимость нашего общества под воздействием новых технологий усугубится, как на рынке труда, так и в сфере безопасности. Не секрет, что военно-промышленный комплекс Израиля продолжает поставлять высокие технологии нашим соседям, а крупные технологические компании принимают за астрономические зарплаты наших соотечественников, занимающихся генерацией знаний вне Армении. Скоординированная и оперативная деятельность Правительства, научных и образовательных учреждений и частных компаний и инициатив является необходимостью.

Share

Comments are closed.