Воссоединение или отделение? Взгляд в свете международного права

Фото Степанакертского пресс клуба


Ара ПАПЯН
В 2000–2006 гг. – посол Армении в Канаде,
учредитель и руководитель НПО «Центр Модус вивенди»
Ереван

 

Общество Армении разделено в вопросе политического будущего Арцаха на два сегмента –  те, кто рассматривает Арцах как часть Республики Армении, ее область или области, и те, кто хотел бы видеть Арцах независимым, я бы сказал – отделенным от Армении. Почему отделенное существование, а не независимое? Потому что даже если Арцах де-юре будет существовать отдельно, он, в связи с множеством крайне предметных причин, никак не может быть независимым. Он будет пребывать под опекой либо Республики Армении, либо Российской Федерации, либо Азербайджанской Республики, то есть, будет протекторатом.

Попытаемся вкратце рассмотреть оба подхода в свете международного права и понять, какой вариант предпочтительнее для армянского народа, прежде всего – для его арцахской части.

Первый. Условно говоря, сторонники независимости, которые в реальности являются сепаратистами, зачастую представляют независимую государственность как временное решение, как одну из вех на пути к окончательному воссоединению. На первый взгляд подход кажется разумным, даже политически привлекательным. Но сторонники этого подхода даже не пытаются привести хотя бы один пример из новейшей истории, когда два отдельно состоявшихся государства в итоге успешно объединились. При этом примеров, свидетельствующих об обратном, уйма. К примеру, становление Черногории отдельно от Сербии, противостояние населения Гонконга объединению с Китаем, существование более чем двух десятков арабских государств, вооруженный конфликт братских России и Украины и так далее.

Второй. Сторонники независимости Арцаха безо всяких обоснований и аргументов представляют признание независимости Арцаха как путь более простой, чем объединение с Арменией. Абсолютно необоснованное заблуждение. Воссоединение Арцаха с Арменией не требует каких-либо шагов третьих стран – ни в форме заявления, ни акта, поскольку вопрос изменения границ касается только двух пограничных стран — Республики Армения и Азербайджанской Республики. Зато для того, чтобы Республика Арцах стала полноправным членом международного сообщества, в соответствии со статьей 4,2 Устава ООН, необходимо признание 97 государств, в том числе, пяти постоянных членов Совета безопасности ООН — России, Великобритании, Франции, США и Китая. Бесспорно, перспектива недосягаемая.

Хотелось бы также подчеркнуть, что идея признания или независимости явно переоценивается условными сторонниками независимости. Признанность не может и никогда не защищала страну от нападений. Свидетельством тому – целый ряд событий: вторжение Ирака в Кувейт, периодические вторжения Турции на территорию Сирии, аннексия Крыма со стороны России и наличие ее войск на территории Украины. Признание государственности просто дает данному государству возможность получить международную идентичность и вступать в договорно-правовые отношения с признанными государствами. И только. А оно нам надо?

И о самом важном: в концепции независимости наличествует серьезное упущение, я бы сказал, врожденный порок, который убивает концепцию. Очевидно, что независимость Арцаха может быть декларирована и состояться исключительно на принципе самоопределения народов. А этот принцип в данной ситуации и в логике нынешнего переговорного процесса может быть реализован лишь на территории, на которой на момент возникновения конфликта, то бишь в 1988-89 гг., армяне составляли большинство, то есть, в границах НКАО. При подобном подходе сложно найти в международном праве принцип, который мог бы обосновать и на котором могут зиждиться претензии Республики Арцах и ее юрисдикция на территориях вокруг бывшей НКАО.  Сразу замечу, что любая конституция, в том числе, Конституция Республики Арцах, рассматривается международным правом как односторонний документ – unilateral act. А таковые в международном праве могут порождать обязательства, но не права.

Теперь о самом главном – что делать.

Шаги должны предприниматься на двух уровнях. На первом, практическом уровне необходимо продолжить и довести до успешного завершения начатое в 1988-91 гг., но коварно прерванное выстраивание общего армянского государства. То есть нужно шаг за шагом, без лишнего шума, без фанфар, последовательно и умело упразднять структуры, правовые акты и практику, которые препятствуют построению единого армянского государства. Для Объединенной Армении нет нужды в новых декларациях и правовых актах – решения от 1 декабря 1989 года вполне достаточно для подобных действий.

Хотел бы также сказать сторонникам независимости, которые угрожают войной, что признание каким бы то ни было государством Республики Арцах, что, конечно, из области фантастики, будет нести в себе больше военной угрозы, чем упомянутые бесшумные и неконвульсивные действия. Более того, предполагаемый процесс признания будет иметь периодический характер, а значит, угрозы также будут периодическими и повторяющимися.

На втором уровне следует трансформировать всю логику переговорного процесса, ее фундамент, нарратив, а также пространственный и временной охват конфликта. Необходимо переместить нагорно-карабахский конфликт из внутрисоветского, большевистско-сталинского, турецко-русского политико-правового пространства в поле международного права, то есть выяснить, какие подходы в свое время проявляли правомочные межгосударственные структуры и международное сообщество, в частности, Лига наций к определению границы между Арменией и Азербайджаном в период возникновения конфликта – в  1918-21 гг.. Решающую роль при этом может сыграть доклад-предложение от 24 февраля 1920 года сформированной Лигой наций комиссии по определению границ Армении.

В соответствии с этим правительство Республики Армения должно выступить в качестве заказчика и заказать трем лучшим в мире признанным специалистам по международному праву Правовую оценку (Legal Assessment) следующему вопросу: является ли военное вторжение в Азербайджанскую Республику в апреле 1920 года и в Республику Армения в ноябре-декабре того же года нарушением международного права и оккупацией в международном понимании этого слова?

Можно не сомневаться, что ответ будет положительным – «да, является». Это может быть рассмотрено как появившееся новое обстоятельство, новый правовой аргумент и возможность кардинального пересмотра всего переговорного процесса. Следует отдать себе отчет в том, что, в соответствии с международным правом, действия оккупанта не могут приводить к правовым последствиям. Exinjuria jus non oritur – право не может строиться на беззаконии.

Резюмируя, отмечу, что так называемая концепция «независимости» не сулит ничего, кроме лишних расходов, растраченного времени, раскола в обществе, бесперспективной борьбы и территориальных потерь.

Итак, определение проармянского политического будущего Арцаха, обеспечение безопасности проживающего в Арцахе армянства, его экономического процветания и национальной консолидации армянского народа может быть достигнуто только в рамках концепции восстановления территориальной целостности Республики Армения.




Share

Comments are closed.