КОНЦЕПЦИЯ “ОТДЕЛЬНОЙ ОТ АРМЕНИИ НКР”: ЛОЖЬ И СТРАХИ

 

Фото Степанакертского пресс-клуба

Армен АГАЯН
Общественная организация
“Армянский выбор”,
Ереван

 Что мы понимаем под самоопределением? Без сомнения, каждый человек и общественная группа имеют право самостоятельно определять собственное будущее. В 1988 году население Арцаха объявило о своем нежелании находиться в подчинении у Баку и о решимости быть частью общего армянского государства. Начиная с этого момента любой его шаг был актом самоопределения, будь то митинг, собрание представительского органа или боевое действие. Борьба, начатая арцахцами, быстро превратилась во всеармянское движение за освобождение Арцаха, право обладания Родиной и независимость. Это стало проявлением воли к самоопределению всего армянского народа.

В ноябре 1989 года в нарушение всесоюзного законодательства в Арцахе сформировался самопровозглашенный орган — “Национальный Совет”. ВС Арм.ССР не только признал его органом власти в Нагорном Карабахе, но и созвал совместное с ним заседание и 1-го декабря объявил о присоединении Нагорного Карабаха к Армянской Республике. Еще управляемый Компартией Ереван, проигнорировав денонсацию данного решения со стороны Москвы, приступил к его реализации, присоединив предприятия и государственные учреждения Арцаха к соответствующим структурам Арм.ССР. В дальнейшем были сформированы 12 избирательных округов для выборов в Верховный Совет Арм.ССР. 11 депутатов, избранных от этих округов, вместе с коллегами из других регионов Армении, переименовали Арм.ССР, вместе с уже входившей в ее состав НКАО, в Республику Армения и приняли Декларацию о ее независимости, которая ссылалась на решение об объединении от 1-го декабря 1989 года.

В 1991 году в СССР был проведен референдум о продлении Договора о Союзе ССР, в котором Армения и уже входящий в ее состав Арцах, естественно, не приняли никакого участия, тогда как Азербайджан высказался “за” почти единогласно. Это и был настоящий путь к самоопределению сначала Арцаха, а затем и всего армянства, при котором игнорировалось советское право и утверждались новые юридические основы возрождения Армянской независимой государственности.

Однако, пришедшее к власти руководство АОД по каким-то причинам стало придавать чрезмерное значение формальному праву – как прежде ими же отвергнутому советскому, так и международному, о котором они имели очень поверхностное и даже иллюзорное представление. Провальные, но упорно продолжавшиеся попытки втиснуть борьбу армянского народа в рамки советского и предполагаемого международного права стали недопустимым отступлением от сути самоопределения. Это стало причиной ряда грубых ошибок, исказивших облик движения и приведших к подмене воссоединения с Арменией “независимостью от Армении”, породив противопоставление “айастанец-карабахец”, вызвав препятствия для заселения территорий и став основой для попрания конституционных и иных прав проживающих в Арцахе граждан Республики Армения.

Причиной этого стало не международное давление и даже не его угроза, а исключительно страхи нашей политической верхушки, для оправдания которых они были вынуждены постоянно искажать действительность и лгать общественности. В результате мы имеем абсурдную ситуацию, когда Арцах, являясь как юридически, так и фактически составной частью единого Армянского государства, нами же преподносится как отдельное от Армении государственное образование.

Эта театральная постановка началась в 1991 году, когда АОДовские руководители убедились в том, что развал СССР неминуем и за ним немедленно последует неизбежная война с Азербайджаном. Втайне от общества они приняли решение оставить Арцах вне процесса референдума о независимости Армении и президентских выборов. Когда в Баку 30 августа провозгласили независимость, из Еревана в Степанакерт пришло строгое указание созвать некое собрание и не мешкая провозгласить независимость Нагорного Карабаха. Так как прошло уже более двух лет с момента воссоединения Арцаха с Арменией, это странное указание обосновывалось мнимой необходимостью четкого соответствия международному праву и законодательству СССР. Именно отсюда и начинается вереница лжи о “двух армянских государствах”.

Ложь N 1. Неправда, что Арцах стал независимым в соответствии с законом СССР

Официальная пропаганда утверждает, что Арцах провозгласил независимость согласно закону “О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из состава СССР”, который, якобы, разрешал автономиям, входившим в состав республик, принимать иное решение, в то время как этот закон имел отношение только к подсчету голосов во время референдума, в ходе которого НКАО могла сделать выбор исключительно между двумя вариантами: остаться в составе обретавшего независимость Азербайджана или  выйти из его состава и остаться в СССР. Однако ирония в том, что такой референдум вообще не проводился. Азербайджан получил независимость не на основе закона СССР. Второй курьез  заключается в том, что в “Декларации о независимости НКР” само слово “независимость” нигде не присутствует. Деятели в Арцахе в то время не решились пойти против решения от 1-го декабря 1989 года и не полностью выполнили указание Еревана. На данное обстоятельство только недавно обратили внимание, и 2-е сентября празднуется уже не как день независимости, а как день провозглашения республики.

Ложь N 2. Арцах обрел независимость в результате референдума 10 декабря 1991 года в соответствии с международным правом

В соответствии с международным правом государства обретают независимость не на основе самопровозглашения, а в результате признания со стороны других государств и, в первую очередь, тех государств, в составе которых они были до этого. В случае с НКР вообще не понятно, от кого она отделилась. Независимость постсоветских государств начинается с взаимного признания, и в этом ряду НКР нет. Азербайджан, естественно, не признает НКР. Остается Армения, в составе которой Арцах находился уже два года, однако и она его не признала. Однако ирония в том, что НКР тоже не утверждает, что отделилась от Армении. Кроме этого, для признания независимости какой-либо страны должны иметь место определенные фактические обстоятельства, которые, как мы все понимаем, в случае с НКР полностью отсутствуют, из-за того, что она фактичеки находится в составе Армении.  

Ложь N 3. Неправда, что создание НКР и провозглашение независимости было самостоятельным решением арцахцев

Абсолютно нелогично, что, живя мечтой о воссоединении с Арменией и после фактического объединения с ней, в условиях угрозы неминуемого начала войны, в Степанакерте кто-либо мог самостоятельно решить отделиться от Еревана. Подобного и народ бы не разрешил. 

Ложь N 4. Неправда, что НКР является стороной конфликта

В основе этого утверждения лежат соглашение о прекращении огня и каприз армянской стороны о том, что в его подписании обязательно должен участвовать командующий той структурной единицы армянской армии, которая была непосредственно задействована в боевых действиях. Даже в том случае, если в документе должность подписанта именуется “министр обороны НКР”, прекращение огня остается всего лишь договоренностью между армиями, которая в любой момент может быть нарушена, при этом без нарушения какой-либо из норм международного права и межгосударственных договоров. Ирония в том, что для придания международного правового веса утверждению о том, что НКР, якобы, является стороной конфликта, ссылаются на заключительные документы ОБСЕ, принятые в 1992 году в Хельсинки и в 1994 году в Будапеште, в которых НКР вообще не упоминается, но будто бы подразумевается под выражением “стороны конфликта” (при этом как бы известно, что сторон конфликта три). Однако это вовсе не очевидно для всех, кроме пропагандистов концепции “двух армянских государств”. А в хельсинкском документе попросту отмечается, что участниками Минской конференции являются Азербайджан, Армения, действующие сопредседатели, а также семь стран, в числе которых Турция, в то время как избранные и другие представители Нагорного Карабаха будут приглашены на конференцию в качестве заинтересованных сторон, после консультаций с государствами-участниками. 

Ложь N 5. Международное сообщество постепенно признает и в итоге признает независимость НКР с помощью армянского лобби

Ни одно государство никогда не признает НКР, пока ее не признали Баку и Ереван. Обсуждаемый во время переговоров переходный статус Нагорного Карабаха не имеет ничего общего с международным признанием и даже с самой НКР.

Почему политическая элита Армении пошла по этому пути и не желает с него сходить? Убежден, что причиной тому были необоснованные страхи. Те же фобии мешают нам говорить о возвращении к политико-правовой концепции Миацума. Обратимся к некоторым из них.   

Фобия N 1. Что скажет международное сообщество, если мы объявим об объединении? Будет ли Армения объявлена оккупантом, а арцахский вопрос решен в пользу Баку?

Во-первых, для объединения не требуется никаких новых публичных актов. Достаточно прекратить театр “независимости” и восстановить незаконно попранное конституционное право проживающих в Арцахе граждан Армении участвовать в общегосударственных выборах. Это можно сделать даже на уровне ЦИК, после обращения в Конституционный суд группы граждан из Арцаха. Международное сообщество не может выступить против избирательного права граждан, лежащего в основе всякой демократии. А для возражения против решения об Объединении они опоздали на тридцать лет. Другие нелепые символы отделения Арцаха от Армении, например, роуминг при общем международном коде +374, могут быть с легкостью устранены простыми ведомственными актами. В этом случае также не будет никаких упреков, как в случае с Центральным банком Армении, контролирующим функционирование арцахских банков.

Если даже международное сообщество выразит свое “недовольство”, то следует ли нам во имя их благоволения отказаться от освобожденных территорий? Если же мы не готовы от них отказаться, то не является ли более возмутительным то, что мы столько лет обманываем несколько великих держав и обещаем сдать 5-7 районов только по той причине, что не в состоянии обосновать их армянскую принадлежность правом на самоопределение.  

Фобия N 2. Что, если Азербайджан воспользуется поводом и начнет полномасштабную войну?

Во-первых, в 2016-ом объединения не было, однако Баку не потребовалось никаких дополнительных поводов. Периодически могут быть обострения из-за замедления переговорного процесса или по внутриполитическим причинам в Азербайджане. Для Баку нет принципиальной разницы, в каком статусе мы представляем не контролируемый им Арцах. Но если альтернативой объединения является независимость, а альтернативой самоопределения – территориальный спор, то Баку столько лет высказывался именно против независимости и самоопределения. В некотором смысле он оказался в капкане нашей горе-политики, чем и может с легкостью сегодня воспользоваться наша дипломатия для обоснования плавного перехода к концепции объединения.

Фобия N 3. Что будет, если в Ереване к власти придут те, кто готов сдать территории?

В Ереване у власти всегда были пораженцы, готовые сдать территории или, как минимум, ведущие об этом переговоры. Как оказалось, арцахское происхождение этому тоже не помеха. Это было не столько проявлением личных качеств этих руководителей, сколько прямым последствием полностью неприемлемой концепции “двух армянских государств”. Мы сами себя поставили в ситуацию, в которой вынуждены постоянно оправдываться за несовершенные преступления, что, в конечном итоге, не может не привести к односторонним уступкам. Существует простая истина: отделенный от Армении Арцах – это Арцах, находящийся в составе Азербайджана или обреченный на эту участь.

Но рассмотрим вопрос и с другой стороны. Если когда-нибудь Ереван решит сдать территории, то что сможет предпринять Степанакерт? Если арцахцы действительно хотят воздействовать на решения официального Еревана, то единственным средством для этого является возвращение в общегосударственное политическое поле Армении, а не игра в “независимость”. Будущие руководители Республики Армения в рамках предвыборных кампаний обязаны будут посещать Арцах и, рассчитывая на голоса граждан РА из Аскерана, Гадрута, Степанакерта, Ковсакана или Карвачара, представлять им свои соображения о безопасности, территориях и переговорном процессе. В этом случае более никогда в Армении к власти не придут пораженцы, вне зависимости от места их рождения.

Политико-правовая концепция Объединения на деле не имеет никаких недостатков и, безусловно, предпочтительна по отношению к концепции “двух армянских государств” или “отделенного” от Армении Арцаха. Прошли те времена, когда можно было попросту игнорировать Миацум и изъять его из национально-государственной повестки. Вернувшийся же в эту повестку Миацум немедленно станет доминирующим подходом в общественном и политическом сознании. Утверждение о том, что, дескать, прошли годы, и к Миацуму ныне более невозможно вернуться, является необоснованным измышлением. Мы попросту имеем дело с естественным, но краткосрочным сопротивлением лиц, вовлеченных в театральную постановку под названием “независимая НКР”. К сожалению, это сопротивление неизменно проявляется в том, что арцахцам приписывается отдельная от армянской идентичность, будто бы они не потерпят попыток лишения их самостоятельности. Проблематичны также отдельные проявления внешнего вмешательства, когда иностранные эксперты пытаются противопоставить Арцах остальной Армении. Однако, все это ничто перед волей армянской нации и, в первую очередь, самих арцахцев к завершению объединения Арцаха с Арменией. Пришло время окончательно подтвердить, что Арцах является не только частью Армении как страны, но и Республики Армения как государства.    

   

Share

Comments are closed.