Развитие инклюзии в Арцахе

 


Кристин БАЛАЯН

Мальчик мой, завтра мы с тобой пойдем в первый класс, ты познакомишься с новыми друзьями, хорошей учительницей.

– Мама, это так здорово! Теперь я каждый день буду выходить из дома, несмотря на то, что у меня слабые ножки и мне приходится пользоваться мануальным креслом?

– Да, родной, ты будешь учиться читать и писать, будешь дружить со всеми и радоваться жизни!

30.09.2019г.

– Родной, пора просыпаться, а иначе мы опоздаем в школу.

– Отстань, я туда не пойду. Я не хочу учиться, я не такой, как они, они не хотят дружить со мной, а тебе тяжело поднимать меня по лестнице. Да что говорить о злых детях, если даже взрослые строители не подумали обо мне…

Инклюзия. Что это такое и с чем ее подают? Это новое понятие и восприятие, а все новое, как известно, общество принимает с опаской. По-другому инклюзия означает включение. Это образ жизни, при котором каждому человеку, независимо от имеющихся физических, интеллектуальных, социальных, эмоциональных, языковых и других особенностей, предоставляется возможность достойно жить и учиться в обществе. При этом для людей с ограниченными возможностями здоровья создаются специальные условия: перепланировка учебных помещений, новые методики обучения, адаптированный учебный план, измененные методы оценки, доступная физическая среда и другие. В Арцахе, согласно соответствующему закону, инклюзивное образование включено в систему обучения с 2013 года. Однако на практике оказалось, что закон не работает. Но почему? На этот вопрос мы получили ответ, проведя общественную дискуссию на данную тему.

В состоявшейся  23 октября 2019 года дискуссии принимали участие сотрудники министерств образования, здравоохранения, социального обеспечения, строительства, экономики, представители городской  мэрии, школ, детских садов, больниц, неправительственных организаций. Также психологи, родители нормотипичных детей, детей с ограниченными возможностями здоровья, люди с инвалидностью, представители средств массовой информации и т.д. В ходе дискуссии стало понятно, что принятый закон передали учителям, которые остались один на один со сложной задачей. С одной стороны – количество учеников в классах (35–40 учеников), с другой – малыши, годами не выходившие в свет, а с третьей – родители, не подготовленные к такому обороту событий.

«Я против того, чтобы мой ребенок учился с больным ребенком, а вдруг он заразится. Пусть идут в специальные школы», – это цитата из слов родительницы, чей сын пошел в 1-ый класс.

Дискуссия длилась больше двух часов. В конце все сошлись во мнении, что все же один в поле не воин, необходимо объединиться и согласованно решать данную задачу. Инициаторы дискуссии, представители фонда «МилаГри», пообещали периодически проводить такие встречи для оценки ситуации в сфере развития инклюзии.

–Сынок, ты где?

–Мам, не переживай, я уже в школьном автобусе, ты же знаешь, он адаптирован под всех. Да, забыл предупредить, после занятий мы с друзьями пойдем гулять и наслаждаться степанакертской осенью…

 

 

 

Share

Comments are closed.