О завершившемся первом этапе борьбы против незаконного строительства малых ГЭС


Александр КАНАНЯН
Общественный деятель
Карвачар

21 января 2020 года в Карвачаре во дворе своего дома я вынужден был начать голодовку для пресечения строительства малых ГЭС  в верхнем бассейне реки Трту (Тартар) и для недопущения впредь их строительства во всем Карвачарском районе. Годами, всеми доступными мне средствами, в социальных сетях, в СМИ и во время личных встреч с ответственными государственными чиновниками, имея перед глазами трагедию речных долин Ахавно и Хочанц в Кашатагском районе, я постоянно предупреждал, что ситуация из месяца в месяц ухудшается и требует немедленного вмешательства из Еревана на самом высоком уровне. Сотни людей в социальных сетях разделяли мою позицию и присоединялись к высказываемым мною опасениям, однако ситуация продолжала изо дня в день ухудшаться.

Убедившись, что без моего личного действенного и “экстремального” вовлечения вопрос может никогда не разрешиться, в июне 2019 года я встретился в Степанакерте с замминистром по охране природы и предупредил его, что начиная с данного момента в рамках всех разрешенных законодательством средств я буду добиваться прекращения бесконтрольного строительства новых малых ГЭС на территории Карвачарского района. Однако уже в декабре я убедился, что мое предупреждение было проигнорировано, а в районе уже в ноябре было начато строительство сразу нескольких новых малых ГЭС…

Мое решение о голодовке немедленно дало повод для самого разного рода инсинуаций, поскольку хронологически оно где-то на месяц предшествовало началу избирательной кампании в Арцахе. Однако, вопреки ожидаемо неэффективным стараниям по распространению дезинформации известных заинтересованных кругов, поставленную решением о начале голодовки цель можно считать достигнутой. В верхнем бассейне реки Трту (Тартар) строительство незаконных малых ГЭС ныне полностью остановлено. Была сформирована и действует специальная комиссия, деятельность которой находится под надлежащим контролем. Население Карвачарского района оказало широкую поддержку моим требованиям, которая вылилась в публичные протестные акции, сбор подписей и гражданскую самоорганизацию. Одним из важных достижений стало принятие в парламенте Арцаха новых законодательных актов, регулирующих экологические и смежные аспекты контроля и лицензирования в сфере водного хозяйства. Наконец-то значительная часть Водного кодекса РА стала действовать и на территории Арцаха. 

Когда редактор “Аналитикона” предложил мне написать “статью-отчет” о только завершившемся первом этапе борьбы против незаконного строительства малых ГЭС, я на пару минут задумался о том, какую структуру стоит придать тексту, призванному хоть в какой-то степени передать атмосферу тех неспокойных и полных событиями дней. Учитывая, что за 15 дней голодовки помимо бесчисленных интервью самым разным СМИ я периодически в форме заявлений оповещал общественность о развитии ситуации, для сохранения правильной хронологической последовательности и для непосредственной передачи атмосферы тех дней я счел подходящим “собрать” данную статью из выдержек из моих заявлений с минимально необходимыми для текстовой целостности связующими объяснениями.  

Накануне голодовки я распространил три заявления, которые формально ознаменовали начало борьбы за пресечение строительства незаконных малых ГЭС в Карвачарском районе. В первом из них я дал политическую оценку тяжелым политическим последствиям, которые возникли по причине неисполнения премьер-министром Армении своих прямых конституционных полномочий в Арцахе: “Нежизнеспособна унаследованная от прежних правящих администраций фальшивая концепция “двух армянских государств”, противоречащая фундаментальным государствообразующим актам РА, антиконституционным образом попирающая избирательное право проживающих в Арцахе граждан Армении, превращающая Арцах в инструмент интриг против Армянского национального государства, стала источником серьезных угроз общегосударственного и общенационального значения. Вследствие неподобающего, глубоко аморального и контрпродуктивного с точки зрения его же собственных политических интересов отказа правительства РА от исполнения прямой конституционной ответственности по государственному управлению Арцаха как неделимой части ее суверенной территории, в Арцахе не только были созданы наиболее благоприятные условия для полного воспроизведения криминальной олигархии на грядущих местных выборах, но и достигли пика разнузданной безнаказанности преступления против природы Арцаха, в частности, объем вырубки лесов и, попирающее всевозможные экологические нормы, бесконтрольное строительство малых ГЭС. Бассейны рек Трги, Хочанц, Ахавно практически полностью обезвожены. Подобная же судьба в самом ближайшем будущем ожидала и верхние бассейны рек Акари и Трту (Тартар).”  

Дав политическую оценку причинам происходящего, следовало объяснить общественности, почему был выбран столь нестандартный метод борьбы, как голодовка. Ответ на этот вопрос я дал в обращении к армянскому обществу: “Дорогие соотечественники, друзья, сотни из вас, знающие не понаслышке гостеприимство моего дома, все, для кого Арцах – самая сокровенная часть Армении, все вы, для кого природа Арцаха неприкасаема, а заселение освобожденных территорий и их экономическое развитие являются важнейшим общегосударственным императивом. Решение о голодовке никоим образом не является выражением слабости или отчаяния. В Арцахе еще очень мало чего изменилось, и в случае общественного протеста население может оказаться беззащитным перед олигархией, силовиками и местными околокриминальными группами. По этой причине я избрал путь индивидуальной борьбы. Я физически не способен один заградить дорогу строительной технике для пресечения незаконного строительства. Мы еще не можем рассчитывать на вмешательство государственной власти, поскольку правительство Республики Армения с осознанной безответственностью игнорирует само существование катастрофы, рассматривая проблему как находящуюся вне ее прямой юрисдикции, а в Арцахе правящая криминальная олигархия сама является вершителем этих преступлений. Обращаюсь к вашей национальной и гражданской ответственности. Каждый из вас, в той мере и таким образом, какие считает правильными, должен взять на себя свою долю общенациональной ответственности. Реки Арцаха должны течь!”

После распространения из дома этих двух заявлений я в сопровождении друга сразу же направился в здание районной администрации и в 11.30 передал ее главе “Уведомление о требованиях о безоговорочном прекращении строительства малых ГЭС в Карвачарском районе”: “Исходя из национального императива пресечения всеобъемлющей природной катастрофы, надвигающейся по причине бесконтрольного строительства малых ГЭС в Карвачарском районе, происходящего в рамках известных и уголовно наказуемых схем,

Требую:

  1. В течение 24 часов с момента передачи данного уведомления главе администрации Карвачарского района (в 12.00 21 января 2020 года) полностью прекратить строительные работы всех без исключения малых ГЭС в верхнем бассейне реки Трту (Тартар),
  2. В течение 48 часов с момента передачи данного уведомления главе администрации Карвачарского района (в 12.00 22 января 2020 года) полностью вывезти всю строительную технику со стройплощадок и сосредоточить ее в удобном для общественного и полицейского контроля месте,

3В течение недели с момента передачи данного уведомления главе администрации Карвачарского района поручить правительству Арцаха выступить с официальным заявлением о полном впредь отказе от намерения строительства в Карвачарском районе каких бы то ни было новых малых ГЭС.”

После еще одного дополнительного требования о создании специальной консультативной комиссии по комплексному изучению правомочности строительства малых ГЭС в районе я предупредил, что: “В случае невыполнения условий и сроков требований я перейду к предупредительной голодовке, а в случае длительного продолжения преступных посягательств против естественной среды обитания, перейду на сухую голодовку.”

Хорошо осознавая, что администрация Бако Саакяна не в состоянии осознать серьезность моих намерений и будет упорствовать, по истечению срока на выполнение первого пункта в 11.00 21 января я установил перед входом в дом мою походную палатку, выложил камнями место для огня, звонком к главе администрации убедился, что первое из требований не выполнено, и в 12.00  перешел к голодовке.

Начав голодовку, я решил по возможности оставаться вдали от интернета, но находившиеся рядом со мною друзья и постепенно собиравшиеся вокруг меня карвачарцы периодически информировали о том, что общественное внимание к моей акции с первых же часов было внушительным. Правительство сразу же направило ко мне советника министра по охране природы Арута Мнацаканяна, с которым я провел содержательный и дружеский разговор. В первый же день – поздно ночью меня посетил министр иностранных дел Арцаха Масис Маилян, который во второй раз передал мне предложение Бако Саакяна о встрече, которое я, естественно, отклонил. Я очень благодарен Масису, что он настойчивыми усилиями убедил меня не ночевать в палатке, так как в те дни ночью стояли сильнейшие морозы. После этого я до поздней ночи находился с окружавшими меня людьми у костра, а за несколько часов до рассвета перемещался  на первый этаж – в бездверную столовую, где во всякое время суток всегда было полно народа.  Посредством Масиса я передал Правительству написанный от руки меморандум о намерениях, который стал исходным документом для последовавших сложных и длительных переговоров.

Следующий день голодовки был, по сути, решающим. Спонтанным и самостоятельным образом к протесту присоединились ученики старших классов карвачарской школы имени Уильяма Сарояна… Ситуация быстрыми темпами менялась, и окружение Бако Саакяна было вынуждено пойти на беспрецедентные уступки. К вечеру второго дня голодовки были остановлены строительные работы на пяти новых малых ГЭС, а госминистру Григорию Мартиросяну было поручено вести со мною переговоры вокруг принципов формирования и деятельности особой комиссии: “Вчера вечером мною из заслуживающих доверие источников была получена информация о том, что по предложению правительства Арцаха были временно приостановлены строительные работы в бассейне верхнего течения реки Трту (Тартар): “Я нисколько не доверяю занимающейся строительством малых ГЭС криминальной олигархии, поэтому сегодня постараюсь удостовериться, что работы, действительно, остановлены, а строительная техника перемещена на базовые позиции. Я поеду в Степанакерт для обсуждения с госминистром экологических и финансовых обстоятельств, связанных с действующими и строящимися малыми ГЭС, равно как и вопроса о принципах формирования особой комиссии и границах ее полномочий. Если эти переговоры завершатся успешно, то тогда появится возможность обсудить и вопрос о моем выходе из голодовки.

До завершения работы комиссии и публикации ее экспертного заключения любые, даже в случае самых малых попыток возобновления каких-либо строительных работ я буду вынужден выступить с призывом к всеобщему общественному сопротивлению.”

Первая и все последующие встречи и онлайн переговоры с госминистром проходили в сложной, но уважительной атмосфере. В общей сложности переговоры прошли в пять раундов. По итогам первой встречи я заявил следующее: “Констатирую, что “политическое руководство” Арцаха еще не в полной мере осознает серьезность складывающейся ситуации и неизбежность безоговорочного пресечения строительства новых малых ГЭС в Карвачарском районе, поскольку эти частные бизнес-проекты закрывают перспективы всеобщего стабильного развития района и наносят непоправимый вред экологии района. Следовательно, я продолжаю голодовку и ответственным образом предупреждаю, что любое посягательство на незаконное строительство малых ГЭС немедленно приведет к резкому ухудшению ситуации. Призываю “политическое руководство” Арцаха как можно быстрее осознать несовместимость продолжения строительства малых ГЭС в Карвачарском районе с императивом национальной безопасности Армении и проявить надлежащее благоразумие.”

На следующий день после встречи с госсминистром, т.е. 25 января я отправился в горную долину реки Ахавно в Кашатаге, где начавшееся годами ранее строительство малых ГЭС привело к тяжелейшим последствиям и ущербу для экологии и хозяйства более десятка населенных пунктов.

26 января, в воскресение, когда я еще находился в Степанакерте, меня посетил один из принципиальных и достойных представителей арцахской молодежи – Мгер Погосян, который сообщил мне о своем решении также объявить голодовку в поддержку моих требований. Я не сумел его переубедить, и мне оставалось лишь выразить свое глубокое уважение и признательность за его волю и решимость.  

27 января после возвращения в Карвачар я провел несколько встреч в близлежащих к Карвачару селах, в которых население и, в первую очередь молодежь, уже со второго дня акции проявили большой интерес и готовность участвовать в борьбе за будущее нашего района. Искренняя и полная поддержка жителей Карвачарского района в определенной мере была для меня неожиданностью, так как прежде свободное выражение собственной гражданской позиции было крайне редким явлением ввиду авторитарного стиля управления и полной аполитичности населения. Я окончательно осознал, что борьбу за будущее нашего района уже более не остановить, а осознание населением своих конституционных и естественных прав и готовность за них бороться само по себе революционно:  

“Полностью потерявший контроль над ситуацией в Карвачаре Бако Саакян решил пойти на очередной неразумный шаг и решил нанести решающий “контрудар” и запугать местных жителей, явившись в район собственной персоной в сопровождении главы полиции Левона Мнацаканяна, секретаря Совета безопасности Аршавира Гарамяна, госминистра Григория Мартиросяна, министра образования Нарине Агабалян и других силовиков. Было созвано закрытое заседание районной администрации, на котором по старой традиции он “поручил” руководителям местных силовых структур и главам сельских общин использовать все возможные рычаги давления для подавления растущего изо дня в день сопротивления местного населения незаконному строительству малых ГЭС. Со вчерашнего дня в Карвачарском и Кашатахском районах, а также в Степанакерте начался сбор подписей в поддержку моих требований. На самом высоком региональном уровне происходит попытка запугать учеников старших классов средней школы города Карвачар. Ученики с легкостью и уверенностью выстояли.”

По итогам “визита” Бако Саакяна в Карвачар я заявил следующее. “Вчера и сегодня предпринимаемые в Карвачаре посягательства на массовое запугивание населения и дезинформационные махинации Общественного телевидения Арцаха обнуляют переговорные усилия госминистра и ставят под угрозу перспективу соглашения, которое должно лишь подтвердить неизбежность безоговорочного выполнения известных требований. Бако Саакян исчерпывает отведенное ему на размышление время. Недоговороспособная криминальная олигархия должна твердо знать, что их жалкие интриги способны усугубить лишь их собственное положение. Я силен и выстою, а они неминуемо будут принуждены подчиниться нашим требованиям, полностью исходящим из императивов национальной безопасности Армении.”

Изо дня в день рос поток прибывавших в Карвачар людей. Постоянное общение, встречи, онлайн интервью и переговоры с правительством окончательно “добили” мои голосовые связки, и в последние три дня голодовки я почти полностью потерял голос.

События же развивались своим естественным, предрешенным логикой предыдущих шагов, ходом. И 5-го февраля, к началу 16-ого дня голодовки, когда подтвердилось заключение договоренности о создании особой комиссии в приемлемом для меня формате, я счел возможным принять решение о прекращении голодовки: “Я рад сообщить всем, что первый этап борьбы против строительства малых ГЭС, подрывающих перспективу полноценного заселения и стабильного развития и экологию Карвачарского района, успешно завершен. Создана представительная комиссия, которая исследует проектное и эксплуатационное соответствие функционирующих ГЭС законодательным и экологическим нормам…

Вышесказанное дает мне возможность принять решение о выходе из голодовки и продолжить быть рядом с проявившими национальную и гражданскую волю соотечественниками.

Новосозданной комиссии желаю удачи, воли и решимости работать ответственным образом перед взором нации и собственной совести и не отступать перед попытками внешнего заинтересованного воздействия. Мы все надеемся на ваше благоразумие и добросовестность и будем бдительно следить, чтобы комиссия не вышла за рамки своих экспертных обязанностей.

В то же время, вновь подтверждаем, что все наши, поддержанные населением, мною заявленные и исходящие из императива национальной безопасности Армении требования, остаются полностью в силе и изменению не подлежат. Отхода от этих требований никогда не будет. Все функционировавшие по состоянию на 1-ое декабря 2019 года малые ГЭС должны эксплуатироваться в строжайшем соответствии с новыми законодательными нормами. Все остальные малые ГЭС, находившиеся в процессе строительства, будут безоговорочно демонтированы.

Я прошу жителей Кашатага и всего Арцаха на примере карвачарцев проявить гражданскую волю и зрелость, дабы и во всех остальных краях Арцаха были комплексно изучены тяжелые последствия, возникшие в результате строительства малых ГЭС, и найдены пути их эффективного преодоления.

Впредь энергетическая подсистема Арцаха, как органическая часть энергосистемы РА, должна развиваться на основе ответственной и всесторонней стратегии, которая исключит превращение высокогорных территорий в сырьевой придаток и будет гармоничным образом содействовать полноценному заселению территорий и их восходящему стабильному экономическому развитию.

Выражаю свою глубочайшую признательность поддержавшим меня карвачарцам и всем присоединившимся к нашей борьбе соотечественникам, в особенности, также объявившему в поддержку моих требований голодовку Мгеру Погосяну, которого также прошу выйти из голодовки и с рвением продолжить борьбу за решение этих и иных национальных задач.

Вновь выражаю свое глубокое уважение всем вам, мои дорогие и любимые соотечественники.

Дорогие друзья! Вновь прошу прощения за мою относительную немногословность в эти последние дни.  После сильнейшего напряжения сил за последние две недели мне требовались уединение и отдых. Комиссия работает. Оценку ее деятельности можно будет дать только по итогам ее работы. К измышлениям обслуживающих интересы криминальной олигархии писак я безразличен более чем обычно, а поддержавшим меня соотечественникам трижды признателен. Без полноценного заселения Карвачара, Кашатага и приараксинских территорий у Армянского государства нет будущего. Абсурдный театр “двух армянских государств”, антигосударственная политика предыдущей власти и ее придатка в Арцахе способствовали только опустошению этих территорий. Заселение было полностью саботировано. Ныне пришло время избавиться от  не приносящего чести “наследства” прошлого…”

 

 

Share

Comments are closed.