Армения–Турция: запрет ли коронавирус границы еще крепче?

Геворг ПЕТРОСЯН
Тюрколог
Ереван

Хотя повестку в мире формирует и диктует коронавирус, необходимость осмысливать политические (и не только) процессы в нашем регионе никуда не делась. Просто сейчас появилась необходимость осмыслить все это в «эру коронавируса» и в новых условиях.

Но до того как обратиться к событиям наших дней, попытаемся в данной статье окинуть ретроспективным взором год 2019-й, чтобы понять динамику развития событий и попытаться сформулировать ожидания от 2020 года.

В 2019 году в политических отношениях Армении и Турции также не было позитивных сдвигов. Ереван и Анкара не вывели вопрос нормализации отношений в актуальную политическую повестку, и обращений к нему было немного. Заявления (особенно, турецкой стороны) в большинстве своем касались Арцахской проблемы, где Анкара по-прежнему однозначно разделяет позицию Азербайджана.

К значимым событиям 2019 года следует отнести признание Геноцида армян Конгрессом США, что произошло в период разногласий между США и Турцией по вопросу Сирии и было расценено как давление Вашингтона на Анкару. Таким образом, основные события в прошлом году, касавшиеся армянской стороны, были связаны либо с признанием Геноцида армян, либо Арцахским вопросом, и не имели прямых проекций на армяно-турецкие отношения.

Возвращаясь в первый квартал 2020 года, следует констатировать, что первые месяцы этого года были полны политических (и не только) событий, имевших не только локальное или региональное, но и международное значение. В прошлом году уже было очевидно, что обремененная многочисленными проблемами Турция не обладает достаточными возможностями и свободными ресурсами для маневрирования во внешней политике, чтобы вернуться к теме закрытых границ с Арменией. Нормализация отношений с Арменией не входит в число политических приоритетов Турции, наоборот, повестку занимает множество других задач, таких, как вовлечение Турции в конфликты в Ливии, Сирии и отношения в этом контексте с Россией, США и Европой. На внутриполитической арене турецкие власти не обладают той крепостью, которая может позволить в наши дни Турции предпринять глубинные шаги в направлении армяно-турецкой нормализации, не пользующейся популярностью в народе. То есть в прошлом году Турция была обременена серьезнейшими внутренними  и внешними задачами, а Армения продолжала переваривать революцию, выбирая в качестве внешнеполитических приоритетов иные направления. Если проанализировать недавние события и заявления сторон, используемую лексику и политические приоритеты и повестки, то следует ожидать того же и в предстоящие годы, а самые разные последствия эпидемии коронавируса, которая меняет конъюнктуру и устанавливает новые правила игры, еще больше смешивают карты.

Вместе с отсутствием осязаемых результатов в процессе нормализации отношений Армения–Турция, в  2020 году в тюркском пространстве имели место важные развития, имеющие насущную значимость для Арцахской проблемы. Одним из них стала встреча в начале марта министра ИД Турции Чавушоглу с сопредседателями Минской группы ОБСЕ. Официальная Анкара все последние годы пытается как можно плотнее втиснуться в процесс Арцахского урегулирования, в том числе стать одним из сопредседателей Минской группы ОБСЕ, что неприемлемо для армянской стороны: Турция имеет отчетливо выраженную проазербайджанскую позицию в Арцахском вопросе и не может быть беспристрастной. Примечателен также период очередной активизации Анкары, который совпал с важными событиями на севере Сирии: Турция в начале 2020 года оказалась в Сирии в сложном положении, когда сирийские правительственные войска при поддержке России нанесли ощутимый урон турецким позициям и войскам. Оказавшейся в сложном положении Турции и ее лидеру Эрдогану важно, в противовес сложной ситуации в Сирии, попытаться проявлять активность на других направлениях и противостоять официальной Москве, чтобы смягчить собственные политические и военные проблемы в Сирии. Одним из направлений Анкары является Арцах, что можно заметить по шагам министра ИД этой страны.

Сейчас, конечно, политические развития вновь переживают очередную пертурбацию, что связано с эпидемией коронавируса (COVID-19)  в мире и на Ближнем Востоке и ее последствиями. Здравоохранительные и экономические последствия коронавируса нанесут серьезный урон не только регионам, но и миру в целом, и наш регион, где Иран оказался в самом эпицентре эпидемии, не станет исключением. Экономические проблемы уже дают о себе знать, и это станет болезненным ударом по экономическому и финансовому сектору Турции, которые в последние годы и так переживали нелегкие времена.

Хотя армяно-турецкая сухопутная граница была закрыта давно, задолго до эпидемии коронавируса, но следует признать, что в экономическом смысле Турция важна для Армении, которая импортирует оттуда текстиль, стройматериалы, станки и сырье для промышленности, поэтому дальнейшее ухудшение ситуации скажется и на товарообороте между Турцией и Арменией. Только то, что Турция является третьим после России и Китая источником импорта в Армению, уже говорит о многом. С декабря 2019 года приостановлены и рейсы Ереван–Стамбул, что было связано с финансовыми неурядицами турецкой авиакомпании. Таким образом, если сухопутная армяно-турецкая граница еще до распространения коронавируса была закрыта по политическим соображениям, то из-за финансовых проблем авиакомпаний прекратилось и воздушное сообщение.

Итак, по данным на март, для граждан оказались закрытыми как границы Армении с Ираном, так и Грузией, которые служили транзитом для пассажирских и грузовых перевозок из Армении в Турцию и обратно. В случае с грузоперевозками, конечно, действуют несколько иные правила, но нынешняя ситуация не может остаться без последствий.

Иными словами, Армения и Турция, у которых нет дипломатических отношений,  при дальнейшем обострении ситуации понесут существенные экономические потери. Как бы ни звучало странно для широкого круга читателей, но резкое ухудшение экономического положения в Турции, связанное с коронавирусом, негативно скажется на армянском рынке и определенных отраслях экономики. И в нынешних условиях, как мы отметили выше, сложно ожидать изменения качества двусторонних отношений в Ереване, тем более в Анкаре. Единственным направлением, которое может подтолкнуть Анкару и Ереван к сотрудничеству, является коронавирус, вероятное взаимодействие для противостояния эпидемии и гуманитарное сотрудничество.

 

 

Share

Comments are closed.