Китай и Ближний Восток

 «Один пояс, один путь» к миру энергоносителей и противоречий

Мгер СААКЯН
Руководитель фонда «Совет политических и стратегических исследований «Китай–Евразия»», кандидат политических наук
Ереван

Эта статья имеет целью проанализировать и представить некоторые аспекты политики Китая на Ближнем Востоке. Мы постараемся ответить на следующие вопросы: какие экономические и политические интересы имеет Китай на Ближнем Востоке, почему он заинтересован в стабильности и мире в регионе, какие из экономических коридоров инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП) проходят через страны Ближнего Востока и какие цели они преследуют?

Экономические и политические интересы Китая на Ближнем Востоке

В первую очередь следует отметить то обстоятельство, что важнейшим из условий сохранения власти Коммунистической партии в Китае является обеспечение экономического прогресса, удовлетворительные результаты которого позволяют сохранять в целости государственное образование, состоящее из 56 народов. Т.е. основным двигателем сохранения и развития современного Китая является экономика, а для обеспечения непрестанной работы этого двигателя необходимо топливо (нефть). Как отмечает «Синхуа», в 2017 году Китай стал самой большой в мире страной, импортирующей сырую нефть (420 миллионов тонн).

Следовательно, интересы Китая на Ближнем Востоке в первую очередь обусловлены огромными запасами энергоносителей в регионе. В последние годы 41-45 процентов своей нефти Китай импортирует из стран Ближнего Востока, среди которых первое место занимают Саудовская Аравия, Ирак, Оман, Иран, Кувейт и ОАЭ.

Ближний Восток для Китая является также важнейшим рынком сбыта собственной продукции и технологий. Китай является важнейшим торговым партнером для Саудовсой Аравии, ОАЭ, Ирана, Омана и иных стран региона. Китай вкладывает миллиарды долларов в регион, осуществляет строительство атомных электростанций, железных дорог, автомобильных магистралей, портов и промышленных центров.

Упомянутые экономические обстоятельства обусловливают интерес Китая и к вопросам обеспечения безопасности на Ближнем Востоке. Здесь важно отметить и то, что Персидский залив является зоной, через которую в Китай «плывут» ближневосточные энергоносители, а в обратном направлении двигается экспортная китайская продукция – начиная с детских игрушек, одежды, мебели и заканчивая  вооружением, компьютерами, смартфонами, поездами, атомными технологиями. В Пекине отлично понимают, что война в Персидском заливе серьезным образом поставит под удар все его региональные связи. Именно поэтому Китай стремится развивать политические связи со странами региона, в первую очередь, исходя из собственных экономических интересов, тем самым способствуя восстановлению стабильности в бассейне Персидского залива и на всем Ближнем Востоке. По этой причине, Китай, особенно за последнее десятилетие, старался проявлять активность в урегулировании ряда ближневосточных конфликтов, но делал это с должной осторожностью, дабы не создавать дополнительную конфликтную ситуацию в регионе, избегая противостояния со своим главным экономическим партнером и ведущим игроком в регионе – США.

Китай и ядерная проблематика Ирана

Китай, будучи постоянным членом Совета Безопасности ООН (СБ ООН) наложил вето на принятие резолюции СБ ООН, вводившей санкции против Ирана на куплю-продажу энергоносителей. Пекин в сотрудничестве с Россией  пошел против предложения США и Израиля решить иранскую ядерную проблематику военными средствами, продолжил покупать у Ирана энергоносители, но проголосовал за введение тех санкций, которые вынудили Иран отказаться от идеи создания ядерного оружия. Пекин активно участвовал в согласовании Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), который был принят 14 июля 2015 года с одной стороны Ираном, а с другой – США, Германией, Великобританией, Китаем, Россией и Францией. Даже когда в 2018 году США вышли из СВПД, Пекин заявил, что продолжит защищать и реализовывать договор, поддерживая связь со всеми его сторонами.

КитайСаудовская АравияИран

В сентябре 2019 года еменские хуситы, используя дроны, подвергли атаке центр нефтедобывающей промышленности Саудовской Аравии.  Саудовская Аравия в этом нападении обвинила Иран, заявив, что дроны еменским хуситам предоставил Иран. Война между двумя гигантами Персидского залива казалась почти неизбежной и Китай взялся за посредническую миссию, благодаря которой военных действий удалось избежать. Следует отметить, что в Саудовской Аравии Китай имеет миллиардные вложения в сфере развития инфраструктур. Саудовская Аравия является главным поставщиком нефти для Китая не только в регионе, но и во всем мире, даже, несмотря на то, что за последний год объемы закупаемой Китаем у России нефти также значительно возросли. По этой причине Эр-Риад и Москва время от времени занимают в данной статистике то первое, то второе место.

Китай и сирийский кризис

На Ближнем Востоке для Китая еще одной «головной болью» стала Сирия. Именно там собрались тысячи китайских уйгуров, присоединившихся к так называемой организации «Исламское государство». В Пекине прекрасно понимают, что рано или поздно многие из них вернуться в Китай и начнут организовывать террористические акты. Именно по этой причине в Сирии Китай защищает правительство Башара Ассада и поддерживает антитеррористические военные операции России. Время от времени Китай предоставляет финансовую помощь правительству Сирии для решения наиболее насущных социальных проблем.

Китай и Турция

В еще одной значимой ближневосточной стране – Турции – Китай реализует множество инвестиционных проектов. Развитие экономических связей с Турцией также имеет целью смягчить антикитайские настроения. Эта политика дает конкретные плоды, поскольку, в отличие от прежних натянутых китайско-турецких отношений, имевших место два-три десятилетия назад, современное их состояние расценивается сторонами как стратегическое сотрудничество. Время от времени на качество межгосударственных отношений отрицательно воздействует уйгурская проблема, но поскольку на другой чаше весов лежат миллиардные китайские инвестиции, возникающие проблемы быстро решаются.

Китайско-турецкому сближению способствуют также разногласия Анкары и Пекина с Вашингтоном. По этой причине, президент Эрдоган, в свою очередь, считает отношения с Китаем очень важными. Так, в 2017 году он принял участие в саммите «Один пояс, один путь» и периодически посещает Пекин, встречаясь с президентом Китая Си Цзиньпином. В последние годы китайско-турецкие отношения координируются в первую очередь из Президентского дворца Турции.  

Китай и Египет

Китай активно сотрудничает с Египтом и предоставляет кредиты его банковской системе на развитие стратегических проектов в сфере экономики. Китайские компании участвуют в модернизации египетского порта в Красном море, создании и модернизации ряда промышленных инфраструктур.

Китай и Ирак, Ливия

Китай стремится содействовать восстановлению и укреплениюю стабильности в Ираке и Ливии, поскольку у этих стран Китай не только покупает энергоносители, но и заинтересован в поставках своих стройматериалов и техники, необходимых для восстановления лежащих в руинах в результате военных действий городов в этих странах.

Китай-Израиль

Интересный характер носит сотрудничество Китая с Израилем. Несмотря на то, что США удалось вынудить Израиль не продавать Пекину собственную военную технику, сторонам удалось переместить сотрудничество в сферу информационных технологий. Китайские компании также участвуют в модернизации израильских инфраструктур и осуществляют миллиардные вложения в израильскую экономику.

Инициатива «Один пояс, один путь» и Ближний Восток

Для того, чтобы связать Ближний Восток с Китаем были введены в действие инициатива «Один пояс, один путь» и реализуемый в ее рамках проект экономического коридора «Китай – Центральная Азия – Западная Азия». Коридор начинается от китайского Синцьзяна, пересекает всю Центральную Азию и через Ближний Восток достигает Персидского залива, Средиземного и Арабского морей. Развитие инфраструктур Центральной Азии и прилегающих к Каспию территорий и установление их связи с Ближним Востоком дает Китаю возможность получить альтернативный сухопутный путь для импорта ближневосточной нефти, что снизит его зависимость от морских путей через Малакку, находящихся под контролем военно-морских сил США.

В рамках инициативы ОПОП для транспортировки ближневосточной нефти в Китай создается также экономический коридор Китай – Пакистан. Пекин строит железнодорожную магистраль, которая должна связать китайский город Кашгар с пакистанскими портами Гвадар и Карачи (Арабское море). Благодаря этому Китай сумеет сократить время на грузоперевозку в обеих направлениях и создать альтернативу Малаккскому проливу, через который импортируются с Ближнего Востока важнейшие для развития китайской экономики энергоносители.

Коронавирус COVID19 и нефтедобывающая отрасль Ближнего Востока

COVID-19 не пощадил также нефтедобывающую отрасль Ближнего Востока. Поскольку экономика Китая в условиях пандемии переживает упадок, Пекин был вынужден снизить объем покупаемых энергоносителей, в результате чего произошло резкое падение цены на нефть. В марте, на собрании стран ОПЕК+ стороны не сумели договориться о сокращении размеров нефтедобычи. В результате этого Саудовская Аравия объявила, что в апреле снизит цену на нефть до рекордной отметки. Вышеупомянутые обстоятельства привели к тому, что цена на нефть продолжила падать, и сейчас цена за баррель в зависимости от типа нефти колеблется от 28-и до 34-х долларов. Вызвавший экономический кризис в Китае коронавирус COVID-19, отрицательно скажется и на экономиках тех стран, благосостояние которых напрямую зависит от перепадов цены на нефть (Саудовская Аравия, Ирак, Иран, Ливия и т.д.).

Подведем итоги

Китай считает для себя опасным распостранение на Ближнем Востоке экстремистских исламских идеологий, поскольку они уже через очень короткое время появляются в Синьцзяне и начинают угрожать безопасности Китая. Поэтому Пекину выгодно, чтобы в рамках инициативы ОПОП страны Бижнего Востока смогли достичь социально-экономического благосостояния, избежали опасности стать «несложившимся государством» (failed state) и не оказались под властью экстремистских сил.

Китай продолжает укреплять свои позиции на Ближнем Востоке, максимально используя инициативу «Один пояс, один путь», к которой присоединились практически все страны региона. Экономическое влияние Китая увеличивает также его политическую роль и вес. Это не может не быть заметным Вашингтону, который пытался и будет пытаться воспрепятствовать реализации данной инициативы. Это обстоятельство еще более сплотит Китай и Россию, которые для противостояния давлению США будут стремиться действовать совместно на Ближнем Востоке. Конечно, следует констатировать, что, несмотря на то, что во время президенства Трампа позиции Вашингтона на Ближнем Востоке несколько ослабли, США еще сохраняют мощные рычаги воздействия на ситуацию, ввиду чего Китай будет стремиться избежать решающей битвы с США за регион. В региональных проблемах Пекин будет стараться играть на вторых ролях, оставляя первую роль России. Лучшим решением для Китая может быть сохранение регионального статус-кво, возможность избежать конфронтации с США и сохранить сотрудничество в рамках возможного, что, безусловно, все сложнее делать в условиях изменяющегося миропорядка.

Share

Comments are closed.