Сирийский узел и турецко-европейские переговоры

Анна БАРСЕГЯН
Эксперт
Ереван

Пока Европа не была заражена эпидемией коронавируса, одним из наиболее важных мировых событий в начале марта считались столкновения в сирийском Идлибе, в результате которых погибли десятки турецких военных. Мир, затаив дыхание, наблюдал за прокси-войной России и Турции в Сирии. Идлиб – единственная провинция Сирии, которая все еще остается под контролем оппозиции. Здесь сосредоточено порядка 3,5 млн беженцев из других регионов Сирии, которые не жеалют жить под властью Дамаска.

Несмотря на то, что Ближний Восток всегда считался ключевым регионом для Европы, вовлечение Европы в сирийский конфликт в последние годы было достаточно невысоким. На данный момент основными видимыми акторами тут являются Россия и Турция, интересы которых напрямую сталкиваются. Велика роль и Ирана. Но поскольку целью статьи является не перечисление акторов, мы не станем обращаться к участию других сторон.

Вовлечение Евросоюза в сирийский конфликт было более заметным в 2015–16 гг., когда ЕС пытался всячески предотвратить поток беженцев в сторону своих границ. В этом контексте ключевую роль играли переговоры между Евросоюзом и Турцией. Тогда европейско-турецкая повестка была следующей – переформатировать таможенное соглашение с Турцией, разработать план совместных действий с целью пресечения въезда нелегальных мигрантов в Европу и наблюдать за выполнением плана.

Совместный план действий ЕС–Турция был согласован 29 ноября 2015 года. Его ключевые положения выглядели так:

  • ЕС обязуется расширить политическое и финансовое сотрудничество с Турцией, которое должно получить более системный характер, включая проведение конференций дважды в год.
  • ЕС берет на себя обязательство предоставить Турции предварительно 3 млрд евро дополнительных ресурсов, чтобы помочь содержать сирийских беженцев.
  • С целью имплементации плана действий по вопросу беженцев стороны активно сотрудничают. Они обязуются пресечь двусторонние потоки.
  • Турция и ЕС завершают процесс либерализации виз до октября 2016 года.
  • На межправительственной конференции 14 декабря 2015 года будет открыта глава 17 процедуры членства.

 

Переговоры для имплементции программы продолжались несколько месяцев. В итоге 18 марта 2016 года ЕС и Турция выступили с официальным заявлением, суть которого сводилась к следующему:

  • Все новые нелегальные мигранты будут возвращены с греческих островов в Турцию.
  • Вместо каждого нелегального мигранта в ЕС будет перевезен один сирийский беженец.
  • Турция предотвратит новый поток мигрантов в Европу.
  • Когда поток мигрантов будет приостановлен, будут активизированы добровольно-гуманитарные механизмы приема.
  • Визовые требования к турецким гражданам будут отменены до конца января 2016 года. Турция предпримет все необходимые меры, чтобы удовлетворить все требования по либерализации визового режима.
  • До конца 2018 года ЕС предоставит до 6 млрд евро Турции для обеспечения необходимых условий для беженцев.
  • До конца января необходимо возобновить обсуждение главы 33 переговоров о членстве Турции.

Как ни трудно было ЕС пойти на уступки Турции и обещать скорую либерализцию визового режима и открытие главы 33 о членстве, тем не менее это был вынужденный шаг. Однако внутриполитическая повестка Турции диктовала совсем другой план. Летом 2016 года в стране была осуществлена попытка переворота и объявлено чрезвычайное положение. В Турции началась волна арестов и применения недемократических методов, что дало возможность ЕС маневрировать.

ЕС предусмотрел следующий пакет помощи Турции для помощи сирийским беженцам:

  • Общий бюджет составлял 6 млрд евро. Первый транш был осуществлен в 2016–2017 гг., а второй транш в размере 3 млрд предусматривалось перечислить в 2018–2019 гг.
  • Предусмотренные на 2016–2017 гг. транши были выполнены в полной мере, и в этих рамках было осуществлено 72 проекта.
  • В проектах бюджета 2018 – 2019 гг. уже было предусмотрено заключить договоры на 2 млрд и 450 млн евро.
  • По данным 2019 года, более 140 000 детей в рамках этих программ посещали школу, 400.000 студентов приняли участие в курсах турецкого языка, 43.000 студента получили право на дополнительные занятия, переподготовлено 19.000 учителей.
  • Более 500.000 наиболее неблагополучных сирийских беженцев получили ежемесячную денежную помощь.

После военных операций в Идлибе турецкая сторона стала обвинять Евросоюз в невыполнении обязательств и пригрозила открыть границу. В этой связи президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сказал, что для урегулирования миграционного кризиса страны ЕС не в полной мере выполнили соглашения, достигнутые на саммите ЕС – Турция в 2016 году. Он отметил, что и прежде предупреждал, что если ЕС не возьмет на себя часть обязательств по размещению беженцев, то Турция откроет границы.

Подобные угрозы не случайны. В Идлибе сосредоточены в основном недовольные режимом Асада мятежники, и если сирийские войска одержат победу в Идлибе, то в Турцию может хлынуть новый поток беженцев, около 2,7 млн. Турция, которая уже приютила 3,7 млн сирийских беженцев, вряд ли захочет принять еще несколько миллионов.

Эрдоган пытается получить политическую и финансовую поддержку Европы для создания в Идлибе зоны безопасности. Он также надеялся с помощью дискурса беженцев отвести внимание общества от гибели турецких военных. Турция всегда поддерживала антиасадовские силы в Сирии, но избегала прямого вовлечения в военные действия. На сей раз прямое вовлечение получило девятый вал критики. Прежде, когда борьба проводилась против сирийских курдов, можно было привести понятные и приемлемые для общества доводы, в отличие от последних событий, когда лишь небольшая часть турок поддерживает действия правительства.

Кроме того, Турция также желает пересмотреть договор 2016 года о беженцах. Эрдоган долго жаловался на то, что ЕС не выплатил до конца 6 млрд евро, но европейские чиновники возражают, заявляя, что, по договору они могут перечислить деньги до 2022 года. Для Турции и особенно правительства Эрдогана эти деньги крайне важны, поскольку политика по вопросу беженцев не пользуется большой популярностью среди турок. Все это также совпало с экономическим упадком в Турции, и население обвиняет именно сирийских беженцев в своих экономических невзгодах. Вот почему правительство вынуждено раздувает число покинувших страну беженцев, заявляя примерно о 140 тыс. человек, между тем в переговорах с европейскими чиновниками говорится о тысячах. Турция надеялась посредством заключения нового финансового соглашения с ЕС активизировать экономику и увеличить число сторонников Эрдогана. Между тем, как говорит Эрдоган, ЕС предлагает всего один миллиард евро, а Турция настаивает, что уже потратила 40 млрд.

Если перемирие будет соблюдаться, то ЕС вынужден будет предложить Турции не только новый финансовый пакет, но и пересмотреть поддержку Сирии по линии гуманитарной помощи. События в Идлибе ознаменовали собой новый этап в сирийской войне, и европейские лидеры вынуждены корректировать свою политику для установления в Сирии стабильности.

Помимо финансовых средств, Турция желает вновь продвинуть вопрос визовой либерализации и повестку реорганизации Таможенного союза.

Мнения разнятся. Брюссель хочет переформатирования только финансового аспекта договора 2016 года. ЕС не желает включать в повестку возобновление переговоров. Несмотря на разброд мнений, обе стороны договорились довести переговоры до конца, для чего предусмотрено два фронта. На одном из них будут работать министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу и Высокий представитель ЕС по внешней политике и безопасности Жозеф Борель. Дипломаты будут работать до 26 марта, после чего должен последовать саммит ЕС.

 

 

Share

Comments are closed.