Иран – США: на пороге нового этапа эскалации отношений

 

Гоар ИСКАНДАРЯН
Ведущий научный сотрудник Института Востоковедения НАН РА, доцент факультета Востоковедения ЕрГУ
Ереван

Пандемия, которая изменила ритм нашей жизни, может на деле изменить и геополитические реалии.

Учитывая тяжелую ситуацию в Иране, Великобритания, Франция и Германия решили, в обход санкций США, оказать медицинскую помощь Ирану. Казалось бы, США должны были жестко отреагировать на их действия, но 31 марта госсекретарь США Майк Помпео выступил с речью, в которой намекнул, что в период пандемии определенные санкции против Ирана могут быть сняты. В то же время Исламская республика Иран впервые за свою историю обратилась в Международный валютный фонд с целью получения 5 млрд долларов ссуды, необходимой для эффективной борьбы с коронавирусом. А мы знаем, что слово США в МВФ самое веское. Если бы слова Помпео стали реальностью, и США позволили бы Ирану получить необходимую сумму, то можно было бы констатировать определенную динамику улучшения ирано-американских отношений. Теоретически это было возможно, поскольку проблемы, возникшие из-за коронавируса, смерть сотен людей заставляют быть милосерднее страны, которые имеют возможность бороться с коронавирусом и помогать странам, не имеющим такой возможности. Появилась еще одна возможность нормализации отношений США – Иран, которая, увы, была упущена.

Более того, в начале апреля градус напряженности в отношениях Ирана и США вновь повысился из-за событий в Персидском заливе. 15 апреля Штаб военно-морских сил США сообщил, что военно-морские силы Ирана совершили опасные маневры близ американских судов, приблизившись к ним вплоть до 10 метров. Представитель Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Исламской республики Иран заявил, что ранее, 6-7 апреля, американские корабли остановили иранские суда. Это можно было просто занести в список будничных эскалаций между Ираном и США, если бы президент США Дональд Трамп не обратился специально к сложившейся ситуации и не отдал распоряжение американским кораблям в Персидском заливе уничтожать любое иранское судно, которое подойдет на опасное расстояние к американским кораблям. После этого КСИР принял решение нарастить свое присутствие в Персидском заливе.

Чтобы ослабить данную напряженную атмосферу, президент Ирана поговорил по телефону с эмиром Катара, что тут же было размещено в официальной ленте новостей. В ходе беседы иранский президент отметил, что они «внимательно отслеживают события в Персидском заливе, но не стремятся к столкновению».

Тут следует упомянуть то, что мнения президента и КСИР часто не совпадают. Начиная с 2018, когда США в одностороннем порядке вышли из ядерного соглашения по Ирану, явно наблюдается ослабление позиций президента Ирана. Это было закреплено и результатами последних парламентских выборов, по итогам которых в меджлисе большинство составили консерваторы.

Градус напряженности возрос и после запуска Ираном в космос ракет Нур, что стало четким мессиджем всему миру о том, что Иран стремился и будет стремиться к достижениям в научно-технической сфере, и этим планам не помешают ни санкции США, ни пандемия. Очевидно, что Иран предъявил заявку на роль региональной державы и попытается ее любой ценой сохранить. В этом контексте примечательно, что с июня США приступят к переговорам о выводе своих войск из Ирака. Можно с убежденностью сказать, что это произойдет не скоро, и Соединенные Штаты попытаются подольше сохранить присутствие в Ираке. Но как только они уйдут из Ирака, вакуум тут же заполнят региональные силы. Иран, разумеется, также проявит активность в этом вопросе.

Произошло еще несколько событий, которые сказались на американо-иранских отношениях: как вы знаете, в октябре 2020 года истечет срок международного эмбарго на поставки Ирану оружия, и Соединенные Штаты, не являясь больше участником Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), пытаются, все же, использовать все рычаги, чтобы пролонгировать международное оружейное эмбарго в отношении Ирана. К этой теме обратился представитель России в ООН Василий Небензя в ходе онлайн-пресс-конференции 12 мая, отметив, что «чтобы сделать что-то предусмотренное СВПД, надо быть участником СВПД. США не являются его участником уже два года», и нет никаких причин продлевать эмбарго.

Связанные с Ираном вопросом беспокоят Иран, и свидетельством тому то, что в условиях пандемии 13 мая госсекретарь США Майк Помпео неожиданно прибыл в Израиль, чтобы встретиться с премьер-министром и обсудить темы Ирана, Палестины и COVID-19. Примечательно, что во время встречи Помпео, по сути, опроверг ранее высказанное им же мнение о том, что они не стремятся сместить нынешний режим в Иране. Во время встречи с Беньямином Нетаньяху в Иерусалиме, как сообщает ТАСС, он отметил, что «они являются частью кампании, нацеленной на снижение возможностей режима аятолл, и она дает свои плоды».

Если после всего этого США все-таки не удастся продлить эмбарго на продажу оружия Ирану, то логика решения президента США Дональда Трампа о выходе из СВПД окажется под большим сомнением, поскольку Иран продолжает работу с другими участниками, даже будучи под тяжелыми санкциями США. Но если президенту Трампу удастся продлить запрет на поставки вооружений Ирану, то Иран, скорее всего, окончательно покинет СВПД, поскольку, оставаясь в нем, Тегеран не может, все же, получить от ЕС помощь в таком объеме, чтобы одолеть вызовы, с которыми столкнулась страна. Ко всему этому следует добавить, что в 2021 году в Иране состоятся президентские выборы, и следующий президент, который, как нам кажется, будет выступать с преимущественно консервативных позиций, возможно, не согласится выполнять требования СВПД при наличии американских санкций и, по примеру экс-президента Ахмадинежада, захлопнет двери, чтобы приступить к новым исследованиям в ядерной сфере.

В этом контексте следует отметить, что в 2020 году в США также состоятся президентские выборы, и пока преимущество на стороне действующего президента. Мы склонны считать, что после выборов политика в отношении Ирана еще более ужесточится.

Второй тревожный процесс имел место 7 мая в США, когда Сенату не удалось преодолеть вето Трампа, а это значит, что последний может без согласия законодателей начать военные действия против Ирана.

Все это вынуждает заключить, что после президентских выборов в США в регионе может начаться новая волна эскалации.

В качестве резюме хотелось бы отметить, что любая эскалация в регионе прямо или косвенно сказывается на безопасности, экономическом развитии, морально-психологическом состоянии всех стран региона. За этот период наблюдались признаки активности в замороженных или полузамороженных конфликтах, что чревато самыми разными угрозами для того же региона.

Любое событие в соседнем с Арменией Иране находит у нас резонанс. Армению и Иран связывают многочисленные экономические отношения, большая часть которых заморожена из-за сложной экономической ситуации в Иране. В качестве примера укажем лишь на один проект: согласно договоренности между Ираном и Арменией, третья высоковольтная линия передач между двумя странами должна была быть сдана в эксплуатацию в сентябре 2019 года, но даже в мае 2020 года нет никакой информации о сроках ее сдачи в эксплуатацию.

Очевидно, что и коронавирус, и санкции США, которые приводят к эскалации, создают дополнительные проблемы для имплементации этих проектов, и в будущем необходима будет дополнительная работа в этом направлении.

 

Share

Comments are closed.