Турция — Армения: старые предусловия в новой упаковке


Анаит ВЕЗИРЯН
Тюрколог
Ереван

«Армения всегда была готова к нормализации отношений с Турцией без предусловий». Это цитата из презентованной 18 августа программы правительства Армении на ближайшие 5 лет. В программе правительства отмечено, что, «продвигаясь вперед без предусловий, стороны должны вместе формировать атмосферу доверия, с целью постепенной нормализации отношений».

О готовности наладить отношения с Турцией без предусловий, заявляли как прежние, так и нынешние власти РА в мессиджах, направленных правящему режиму в Турции.

В 2005 году второй президент Армении Роберт Кочарян ответил на предложение в то время еще премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана «о создании комиссии историков», отметив: «Развитие двусторонних отношений – это обязанность правительств, и мы не вправе делегировать эту ответственность историкам. Вот почему мы предлагали и вновь предлагаем установить отношения между двумя странами без предусловий».

В логике установления отношений без предусловий были приняты порожденные «футбольной дипломатией» 2009 года армяно-турецкие протоколы. В последующие после их подписания годы правительство Сержа Саркисяна неоднократно заявляло о готовности армянской стороны установить отношения без предусловий, отмечая при этом отсутствие политической воли турецкой стороны к подобному шагу.

После смены власти в 2018 году получивший должность премьер-министра Никол Пашинян несколько раз – в  2018, 2019 годы – заявлял, что Армения готова без предусловий установить дипломатические отношения с Турцией.

Озвученная 18 августа упомянутая позиция правительства РА стала первым мессиджем в новых условиях, сложившихся после 44-дневной войны 2020 года в регионе, и в каком-то смысле он отличается от прежних. Эта позиция включена в 5-летнюю программу правительства, что предполагает как минимум вероятность инициативности с армянской стороны: основания для такого предположения дают и некоторые формулировки.

Следует, однако, учитывать, что, в условиях позитивного настроя властей Армении начиная с 2005 года, переговорный процесс отсутствовал или срывался, столкнувшись с политикой предусловий Турции.

Эта политика проявила себя сразу после освобождения Карвачара в 1993 году односторонним актом закрытия армяно-турецкой границы. После этого «справедливое» урегулирование Арцахской проблемы становится ключевым предусловием Турции. После подписания в 2009 году Цюрихских протоколов их ратификация откладывалась, а затем и вовсе была отменена, армянская же сторона отозвала свою подпись, поскольку Турция после подписания протоколов, открытым текстом стала увязывать их с Арцахским урегулированием, о котором не могло быть и не было упоминания в протоколах, поскольку оно является вопросом вне двухсторонних отношений. 

 Требования «справедливого» Арцахского урегулирования, в соответствии с «территориальной целостностью» и «резолюциями СБ ООН», параллельно с укреплением позиций Турции в регионе, стали основным компонентом риторики Турции.

Следующее предусловие – требование отказаться от процесса международного признания Геноцида армян, которое проявилось и в отводящих предложениях. В качестве такого примера можно привести выдвинутое в 2005 году премьер-министром Р. Т. Эрдоганом предложение создать «комиссию историков», которое до последнего времени озвучивалось турецкой стороной в знак конструктивности своего подхода. Кореллирующий с вышеприведенным следующий пример – предложение открыть архивы, причем, с утверждением, будто турецкие архивы открыты, и дело за армянскими.

Третье важное предусловие – признание со стороны Армении границы с Турцией, или, иными словами, официальное признание Карсского договора. Хотя этот вопрос не часто звучит из уст должностных лиц, но в Турции бытует мнение, что Ереван имеет территориальные претензии к Анкаре, что, якобы, закреплено в Декаларции о независимости. Можно сказать, что данное требование было отражено в армяно-турецких протоколах, где фрагмент о «признании общей границы посредством соответствующих договоров международного права» турецкой стороной трактовался как раз в контексте признания Карсского договора.

Данная траектория 30-летних армяно-турецких отношений порождает ретроспективный вопрос – готова ли Турция в контексте 44-дневной войны и ее итогов отказаться от выдвинутых прежде предусловий для нормализации отношений?

Ясный ответ на этот вопрос можно найти в заявлениях ключевых турецких чиновников по завершении войны.

Следует отметить, что, за фрагментарным исключением, отношения с Арменией никогда не входили в актуальную внешнеполитическую повестку Турции. В частности, после 2010 года вопрос нормализации стал постепенно вытесняться из повестки, а сирийское обострение на Ближнем Востоке и особенно внутренние развития в Турции и вовсе изменили философию внешней политики Турции: концепция Давутоглу «Ноль проблем с соседями» уступила место экспансионизму Эрдогана в виде исламо-националистического синтеза.

В этих условиях армянское направление было оттеснено на второй план во внешнеполитической повестке Турции. Пожалуй, определенный интерес возник после революции 2018 года, но в смысле нормализации отношений в политике предусловий Турции каких-либо перемен не произошло.

Молчание по поводу налаживания отношений с Турцией прервалось после 44-дневной войны. Основа для перемен визуально была заложена в заявлении после военного парада в Баку 10 декабря 2020 года, за которым последовали методичные апелляции к теме армяно-турецких отношений других формирующих внешнюю политику лиц – министра ИД Мевлюта Чавушоглу и пресс-секретаря Эрдогана Ибрагима Калына.

Спецификой данных апелляций является условный подтекст, при котором старые предусловия преподносятся в новой упаковке.

1 Арцахское предусловие

Хотя по завершении войны Турция и Азербайджан в один голос утверждали, будто конфликт решен, они сами отвергали собственные утверждения фразами в сослагательном наклонении: «если Армения выполнит свои обязательства», «если сделает позитивные шаги», то «Турция может ответить позитивным шагом и, в координации с Азербайджаном, нормализовать отношения».

Это проявилось еще более выпукло в день принятия так называемой «шушинской декларации» 16 июня, когда Эрдоган в ходе брифинга напрямую увязал налаживание отношений с Арменией с отношениями Армения – Азербайджан и окончательным урегулированием Арцахского конфликта, отметив: «Мы неоднократно заявляли, что когда будет сформирована подобная атмосфера (добрососедства, сотрудничеств, мира), то мы будем готовы сделать все зависящее от нас для налаживания отношений с Арменией. Верим, что этот обнадеживающий процесс пойдет по здоровому и эффективному пути, если соглашение о перемирии между Арменией и Азербайджаном увенчается подписанием  всеобъемлющего договора о примирении».

Фактически, предусловие о «справедливом» урегулировании Арцахского конфликта заменено на «ультиматум» о заключении «договора о примирении».

2 Турецкий сценарий деблокады региона

Пункт 9 заключенного 9 ноября 2020 года трехстороннего заявления о деблокаде региональных коммуникаций Анкара представляет в собственной трактовке, продвигая вместе с Азербайджаном «коридорные» настроения по налаживанию коммуникаций с Азербайджаном.

Параллельно продвигается формат регионального сотрудничества – «платформа шести», к которому «при желании может присоединиться Армения».

Турецкая сторона позиционирует платформу как выгодную для всех региональную инициативу, а по части Армении указывает на ее «позитивное» воздействие на двусторонние отношения и развитие Армении. Квинтэссенцию подобных заявлений турецких чиновников можно найти в заявлении Эрдогана: «Если Армения также примет участие в этом процессе и предпримет позитивные шаги, то в отношениях Турция – Армения может открыться новая страница. При возникновении новых возможностей, безусловно, выгоды Армении существенно возрастут. Больше всех выиграет Армения».

В последние несколько месяцев Турция крайне скудно упоминает о коридорах и «платформе шести», предоставив основную роль Азербайджану. Но на заднем плане активно работает для их продвижения. Поводом для такого предположения может служить признание Эрдогана месячной давности о том, что у Грузии есть определенные оговорки по поводу платформы, которые они пытаются снять.

3 Исторические вопросы – Геноцид и Карсский договор

Турецкие чиновники также заявляли, что «если руководство Армении сделает правильные выводы после войны, откажется от своих необоснованных претензий и будет смотреть в будущее», «если наберется ума», «извлечет уроки», то, якобы, урегулирование станет возможным.

Не напрямую, но вполне отчетливо намекается, что армяне должны отречься от требования признания Геноцида и, извлекая уроки из прошлого, смотреть в будущее.

Сравнивая позиции Турции по налаживанию отношений с Арменией до и после войны, можно констатировать, что содержательных изменений в позиции Турции не произошло, изменилась только «товарная» упаковка.

 

Share

Comments are closed.