Начать с нуля – с национальной идеологии

 

Давид СТЕПАНЯН
Ассоциированный эксперт АИМОБ
Ереван

Начавшаяся 2 августа работа Национального собрания Армении 8-го созыва от заседания к заседанию демонстрирует упорное нежелание депутатов собственно работать. Первые две недели заседаний прошли в склоках, взаимных обвинениях, взаимных копаниях в прошлом оппонентов, выкриках и тому подобных метаниях парламентариев по принципу “сам дурак”. Вне всяких сомнений, во “внеочередном” парламенте заседают и вполне порядочные люди, и люди непорядочные, но “со стержнем”, которых можно и, пожалуй, нужно уважать за их прошлое и нынешнее содержание. И такие парламентарии есть во всех трех фракциях, но лишь в порядке исключения. В общем же и целом, на основании первых двух недель заседаний парламент 8-го созыва, к великому сожалению, приходится охарактеризовать как сборище интриганов, популистов, сбежавших от тюрьмы преступников и просто недоумков различных возрастных категорий.

Такова общая картина армянского парламента. Таково качество армянских парламентариев. Парламентариев, избранных армянским обществом. И, соответственно, таково качество самого армянского общества. И в условиях, в которых проходила избирательная кампания всех трех лидеров предвыборной гонки — партии “Гражданский договор” и блоков “Айастан” и “Честь имею”, сформированный по ее результатам парламент, соответственно, власть и оппозиция априори не могли иметь иного качества. Гвоздем предвыборной кампании всех ее трех победителей была взаимная ненависть, обвинения “бывших” в адрес нынешних и, наоборот, угрозы, что угодно, но только не идеология. Соответственно, армянский избиратель, бросая бюллетень в урну, также руководствовался всеми перечисленными факторами, чем угодно, но только не идеологическими соображениями.

Причина подобного положения дел довольно проста: идеологии в Армении просто нет. Ее нет ни у политических сил, ни у власти, ни у самого государства. По большому счету, на протяжении последних трех десятилетий.

Колыбель мирового просвещения – Европа начала осознавать необходимость формирования идеологии как фундамента управления государством и обществом начиная с конца XVIII века. И впоследствии, уже в XIX веке, были сформированы четыре основных типа социально-политических идеологий: анархизм, консерватизм, либерализм и фашизм. Экономические, национально-этнические и остальные виды идеологий являются темой отдельного разговора. В Армении, точнее в Армянской ССР, впервые стали выстраивать социально-политические отношения в рамках общей в Советском Союзе, придуманной КПСС, официальной идеологии марксизма-ленинизма. И в целом достаточно неплохо их выстраивали в течение 70 лет до тех пор, пока в 1991 году марксизм-ленинизм не канул в Лету в Беловежской пуще, вместе с самим СССР. Отдельно необходимо упомянуть о разработанной в 1930-х гг. Гарегином Нжде и Айком Асатряном националистической идеологии цехакронизма. Понятно, что в условиях существования Армении в составе СССР данная идеология оставалась исключительно на бумаге. Со всеми своими плюсами и минусами. В 1987 году, в период, когда СССР доживал свои последние дни, отцы-основатели Комитета “Карабах” сформировали идею “Миацума” – объединения находящегося в составе Аз. ССР Арцаха с матерью-Арменией. Назвать “Миацум” идеологией было бы, конечно, преувеличением, но именно с “Миацума” и на основе “Миацума” начался процесс движения за независимость и формирование Третьей Республики Армения.

23 августа 1990 года с провозглашением Верховным советом Республики Армения Декларации о независимости РА, в Армении официально было объявлено о старте построения армянской государственности. Фундаментом Третьей Республики стали принципы Всеобщей декларации прав человека, общепризнанные нормы международного права, право народов на свободное самоопределение, а также совместное Постановление ВС Армянской ССР и Национального совета Нагорного Карабаха от 1 декабря 1989 года «О воссоединении Армянской ССР и Нагорного Карабаха». Иными словами, по большому счету, в качестве идеологии Третьей Республики был провозглашен некий симбиоз общепринятой идеологии либерализма и идеи армянского “Миацума”.

В целом, условный “либеральный миацум” вполне успешно работал в направлении построения армянской государственности до 1994-го, с некоторой натяжкой можно сказать – до 1999 года. И именно благодаря сплоченности вокруг идеи обретения Арменией независимости и воссоединения, “миацума” Арцаха с Арменией армянскому народу удалось одержать победу в войне с Азербайджаном. Однако, в силу геополитических обстоятельств, в первую очередь особых интересов России, “миацум” был отложен, что стало первой крупной ошибкой руководства Армении и Арцаха. Национальная идея армянства была принесена в жертву национальным интересам другой страны.

Второй крупной ошибкой стало построение политических сил не по общепринятым в мире идеологическим параметрам, а по принципу “партии одного человека”, когда любая политическая сила ассоциировалась с конкретным лицом, а не с провозглашаемой номинальной идеологией. Первым ярким подобным примером стала партия “Армянское общенациональное движение” и ее лидер Левон Тер-Петросян. Дальше все пошло по накатанной, и в Армении появились десятки, сотни подобных партий с подобным содержанием. Теракт в армянском парламенте 27 октября 1999 года стал наглядным подтверждением ущербности подобной линии. Физическое устранение лидеров правящего блока “Единство” премьер-министра Вазгена Саркисяна и спикера парламента Карена Демирчяна в считанные часы превратило правящую в стране силу в марионеточное образование. А марионеточного, технического президента Роберта Кочаряна наделило реальной властью. В случае если бы “Единство” было не блоком первого лица, в данном случае даже двух первых лиц, а представляло собой блок, состоящий из крепко спаянных общей идеологией политических сил, на смену погибшим премьеру и спикеру НС немедленно бы заступили партийные товарищи. А реальная власть осталась бы за “Единством”, а не перешла в руки “английской королевы”. Со всеми вытекающими для суверенитета Армении трагическими последствиями…

Как результат 27 октября 1999 года стало Рубиконом для армянской государственности. Под вывеской комплементарной политики Роберт Кочарян долгих 10 лет торговал промышленными предприятиями, стратегическими объектами, соответственно, суверенитетом Армении. К 1 марту 2008-го было продано, кстати, продано России, почти все, что можно было продать и сдать в концессию. Попутно Кочарян вывел из переговорного процесса в рамках Минской группы ОБСЕ Республику Арцах, тем самым поставив крест даже на теоретической возможности арцахцев по определению собственной судьбы. После чего его преемнику Сержу Саргсяну оставалось лишь одно – оттягивать неминуемую капитуляцию Армении и крах Арцаха. Говорить в подобных условиях о каких-либо перспективах “Миацума” стало просто излишним. Меж тем, именно идея “Миацума” заключала в себе все необходимые предпосылки для полноценного становления Третьей Республики Армения в качестве либерального государства. Объединение Армении и Арцаха в 1994 году в итоге победы армянского народа в ответ на развязанную Азербайджаном войну, автоматически закрыло бы многие вопросы, на которые у нас сегодня нет ответов. Именно “Миацум” мог стать воплощением “на земле” триады Армения-Арцах-Диаспора. Реализации в Арцахе как части Республики Армения. Именно в рамках и на основе “Миацума” в Арцах и Армению могли и должны были течь инвестиции из Диаспоры и различных стран мира. Инвестиции, направленные на превращение единой Армении в экономически укрепленный бастион демократии и стабильности. Бастион, построенный на фундаменте, имя которому идеология…

Итак, все эти упущенные возможности осталось в прошлом, в истории, которая, как известно, не имеет сослагательного наклонения. И сегодня, когда Армения оказалась в гораздо более тяжелых, чем в 1994 году условиях, все вновь необходимо начинать с нуля. И, отталкиваясь от произведенного выше предельно сжатого, но все-таки экскурса в новейшую историю нашей страны, приходится констатировать безальтернативность национальной идеи, идеологии как фундамента построения армянского государства и армянской государственности. Необходимо не сожалеть о допущенных ошибках, а делать выводы с целью недопущения их повторения.

Возвращаясь к содержанию, точнее, отсутствию содержания в армянском парламенте, головах армянских парламентариев, армянской власти и армянской оппозиции, приходится констатировать этот печальный итог как закономерный результат многолетнего отсутствия идеологии и пренебрежения в отношении имеющихся идей. Большая часть этих людей в глубине души считают идеологию западной ерундой, от которой нет и не может быть никакого толка. Хотя открыто в этом, конечно, не признаются даже самим себе… 

Исправить ситуацию все еще не поздно – армянское государство и государственность еще существуют. И, вне всяких сомнений, будут существовать хотя бы потому, что, как и 100 лет назад, это по-прежнему исходит из геополитических интересов достаточно мощных внешних сил. Весь вопрос в том, насколько это устраивает нас – армян. Армян Армении, Арцаха и мира. Вторая производная часть вопроса – хотим ли мы строить собственную, независимую, прочную, устойчивую государственность вне зависимости от пожеланий и интересов сверхдержав? Если да, то начало пути – в формировании идеологии. Все остальное производно и будет строиться на этом фундаменте. Иного пути в мировой практике построения эффективной государственности с конца XVIII века просто не существует.  

 

                

 

                              

           

 

          

Share

Comments are closed.