«Ерасх» и «Варденис» — «ключ» к новым амбициям Азербайджана


Айк СААКЯН
Журналист, политолог
Ереван

После вторжения 12 мая в Сюникский и Гегаркуникский области и обострения ситуации в направлении Ерасха, Азербайджан, кажется, предпринял удачную попытку создания нового очага эскалации. Делимитация и демаркация границ между Арменией и Азербайджаном, конечно, не проводилась, и с правовой точки зрения обоюдно признанных государственных границ как таковых нет, но если подвергшиеся вторжению со стороны азербайджанцев участки Сюника и Гегаркуника стали пограничными после Арцахской 44-дневной войны, и в условиях отсутствия необходимых инфраструктур Азербайджану проще «аргументировать» «принадлежность» этих территорий по картам, то в направлении Ерасха новой линии фронта не было сформировано, она давно существует, что осложняет обоснование военной активности территориальными претензиями и их имплементацию военным путем. Следовательно, можем полагать, что Баку просто пытается использовать полученные в результате войны козыри максимально эффективно, адресно и, что крайне важно, своевременно, чтобы не «просрочить» их: итоги войны позволили Азербайджану оказать максимальное давление на Армению, не обладавшую потенциалом для их нивелирования, с целью получения желанных уступок.

Основания для приостановления войны – трехсторонние заявления от 9 ноября 2020 года и 11 января 2021 года – далеко не поставили точку в Арцахском конфликте и лишь зафиксировали изменение сохранявшегося более двух десятилетий статус-кво, очертив рамки нового статус-кво дорожной картой, в которой «остановок» не мало. Рабочая группа на уровне вице-премьеров, в соответствии с заявлением от 11 января, уже должна была разработать и представить планы разблокирования коммуникаций, инфраструктур, но этого не произошло и не намечается в ближайшей перспективе, тем более что премьер-министр РА периодически заявляет, что нужно возобновить работу группы на уровне вице-премьеров, фиксируя, что процесс застопорен (17 июля состоялось первое после долгого перерыва заседание вице-премьеров в Москве).

Турция и Азербайджан постоянно подчеркивают свои территориальные претензии, говоря об открытии через Сюник «Зангезурского коридора» и его неизбежности, и одной из военных целей Азербайджана является решение коммуникационных задач в «коридорной» логике и получение так называемого «Зангезурского коридора». Следует полагать, что другая цель – «откусить» анклавные территории в соответствии с определенными советскими картами, на основании которых и проводится уточнение границ. Данная версия выглядит более вероятной после размещения в некоторых селах Тавушской области российских пограничников, причем, на отрезках, которые в свое время были в границах Советского Азербайджана, но после 1990-х остались на армянской стороне и ныне являются частью территориальной целостности Армении.

Но, пожалуй, основная цель действий Азербайджана является намного более обширной – это подписание так называемого «рамочного мирного соглашения», о чем Алиев неоднократно заявлял. Целью, видимо, должно стать достижение обоюдного признания границ под предлогом установления постконфликтной стабильности и примирения. Хотя нередко можно встретить мнения о том, что, вступая в ООН, Армения и Азербайджан признали границы друг друга, но членство не порождает в качестве последствия признание границ – такого положения в Уставе и основополагающих документах ООН нет. В такой ситуации армяно-азербайджанская граница в правовом смысле может быть закреплена только путем обоюдного признания на основе межгосударственного договора, а если Армения признает территориальную целостность Азербайджана в советских границах, вместе с бывшей НКАО в составе Азербайджана, то вопрос статуса Арцаха можно будет считать «закрытым».

Провоцируемая в отношении Армении эскалация в направлении Ерасха, как метод давления, имеет более широкий контекст. Следует полагать, что это была «подготовка» к переговорам Алиева с президентом РФ, дабы дать понять, что Азербайджан не намерен долго ждать (или не может), и чтобы Россия, будучи посредником прекращения огня и гарантом реализации трехстороннего заявления, использовала имеющееся и неимоверно возросшее после войны влияние на Армению для ускорения этих процессов. Компонентом данной тактики Баку может быть и попытка шантажировать РФ “обещаниями” нарастить число очагов напряженности на границах Армении, оттенить посредническую роль России в деле сохранения региональной стабильности. В этом контексте следует, пожалуй, рассматривать и инциденты с обстрелами со стороны расположенных у Шуши азербайджанских войск, хотя там же дислоцированы и российские миротворцы (в начале августа со стороны азербайджанских войск зафиксированы обстрелы позиций у различных населенных пунктов Арцаха, применение ударных БПЛА и попытки нарушения линии фронта, что является темой для отдельной статьи). После встречи, однако, ситуация в Ерасхе не только не стабилизировалась, но подразделения ПВО ВС Армении 29 июля сбили азербайджанский беспилотник. Практически ежедневно на этом участке обстреливаются армянские позиции, с умышленным поджогом межпозиционных территорий, а в результате последовавших 28 июля после наступления азербайджанских войск в направлении Гегаркуника локальных боев армянская сторона понесла потери (погибли трое военнослужащих), несколько солдат было ранено. Армянские позиции на упомянутом направлении продолжают периодически обстреливаться. Это можно рассматривать и как показатель того, что мнения президентов России и Азербайджана по ряду вопросов не совсем совпали. Тем более что в публичной части переговоров с Алиевым Путин заявил, что для достижения урегулирования конфликта все должны пойти по пути компромиссов, как бы это ни было трудно[1] (почти аналогичное заявление он сделал на встрече с премьер-министром Армении Николом Пашиняном).

Примечательно, что в тот же день командование войск США в Европе распространило сообщение о проведении с 6 по 26 августа в Грузии ежегодных учений «Agile Spirit 2021», в которых принял участие и Азербайджан, а в числе других участников были члены НАТО и/или имеющие напряженные отношения с Россией такие страны, как Германия, Великобритания, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Украина, а также Турция и Грузия[2]. Участие Азербайджана в подобных мероприятиях НАТО, конечно, не новость и не подразумевает фундаментальных трансформаций, но и региональные события, и отношения Россия-Азербайджан после войны претерпели заметные изменения, и примечательно, что сообщение об участии последовало сразу после встречи Путин-Алиев. Это обстоятельство достойно особого внимания потому, что Азербайджан не принимал участия в учениях «Agile Spirit» в 2015[3], 2016[4], 2018[5], 2019[6] годах, за исключением лишь 2017 г[7].

Можем прогнозировать, что Азербайджан продолжит наращивать напряженность на границах Армении для достижения перечисленных тактических и стратегических задач: в конце концов, через некоторое время Баку, возможно, не сможет использовать как подобает “инструментарий давления”, которым обладает сейчас, потому руководство Азербайджана и рассматривает как важную задачу максимальное использование всех рычагов, пока это возможно. Не стоит исключать, что в какой-то момент Азербайджан дестабилизирует ситуацию не только на ряде участков в Ерасхе и Гегаркунике, но и на самом узком в территориальном смысле участке – в направлении Сисиана, где Сюник географически смыкается с Вайоц Дзором и центральной частью Армении. Эскалация может быть и южнее Ерасха – у Тигранашена, а также на линии фронта у населенных пунктов Тавушской области, которые могут быть рассмотрены в «анклавной» логике. В конце концов, для удержания населения Армении под психологическим давлением Азербайджану придется создать дефицит безопасности вдоль всей границы РА, чтобы продемонстрировать, будто ни один участок границы с Азербайджаном не застрахован от превращения в «Ерасх» либо «Варденис».

P.S. Статья была готова к публикации, когда стало известно, что азербайджанские пограничные войска 25 августа перекрыли в Сюникском марзе межгосударственную трассу Горис-Капан на отрезках Кармракар-Шурнух и Горис-Воротан. 21-километровый отрезок трассы Горис-Капан, напомню, проходит по территории Ковсакана (Зангелана) и Санасара (Кубатлу), и там уже несколько месяцев с одной стороны стоят азербайджанские, с другой – армянские и российские пограничники. То, что эскалация на этих участках наблюдается спустя пару дней после возобновления в Москве трехсторонних переговоров на уровне вице-премьеров, еще раз указывает на то, что, с одной стороны, Азербайджан пытается наращивая давление, вести процесс в нужном ему направлении, а с другой стороны, в переговорах наблюдаются непреодолимые барьеры и ухабы, которые и проявляются на автомагистрали Горис-Капан. 

[1] https://regnum.ru/news/polit/3326982.html

[2] https://twitter.com/USArmyEURAF/status/1417482707731374083

[3] https://mod.gov.ge/en/news/read/3910/Agile-Spirit-2015-daicko

[4] https://mod.gov.ge/en/news/read/5271/AgileSpirit2016-mimdinareobs

[5] https://mod.gov.ge/en/news/read/6818/multinational-military-exercise-agile-spirit-2018-launches

[6] https://mod.gov.ge/en/news/read/7464/multinational-exercise-agile-spirit-2019-launches

[7] https://mod.gov.ge/en/news/read/6030/agile-2017-dasrulda-11https://mod.gov.ge/en/news/read/6030/agile-2017-dasrulda-11

Share

Comments are closed.