Чего добивается Россия в Арцахе

 

Бениамин ПОГОСЯН
Руководитель Центра политических и экономических стратегических исследований
Ереван

После Арцахской войны 2020 года одним из наиболее обсуждаемых как в экспертных, так и академических кругах вопросов является политика и цели России. Чего пыталась добиться Россия на Южном Кавказе до войны и каковы сейчас представления Кремля о будущем региона в целом и Арцаха в частности? По понятным причинам дискуссии, как правило, политизируются и чаще всего не выходят за рамки клише «Россия-спаситель» и «Россия-предатель». Они легко воспринимаются широкими слоями общества, а их применение обеспечивает хорошее посещение на разного рода цифровых и нецифровых площадках, способствуя повышению узнаваемости озвучиваемых данные тезисы лиц. В то же время следует подчеркнуть, что для понимания причин катастрофы 2020 года и исключения их повторения в будущем необходимо сформировать по возможности неполитизированную и беспристрастную аналитику по поводу стратегии России. Хотим мы того или нет, Россия как минимум в ближайшие 10 лет продолжит оставаться самым влиятельным актором в регионе, и ее политика в существенной мере скажется на республиках Армения и Арцах.

Цели России в довоенный период

Занимающимся проблемами региональной безопасности специалистам очевидно, что Россия не могла не знать о планах Азербайджана по развязыванию широкомасштабной  войны в сентябре 2020 года с вовлечением Турции. Очевидно и то, что у России были возможности для предотвращения такого хода событий. Но два этих заключения следует использовать не для обвинения России в предательстве и возбуждения антироссийской истерии, а выявления причин подобного поведения России. Даже неспециалисту ясно, что государства действуют исходя из собственных интересов, следовательно, надо понять, почему России стало выгодно изменение сформированного еще в 1994 году статус-кво, и можно ли было изменить статус-кво без войны и с минимальными для Армении и Арцаха потерями.

Как минимум с половины 2000-х, когда на постсоветском пространстве начался парад «цветных революций», стратегической целью России было максимальное сохранение своих позиций и торпедирование вовлечения в регион иных акторов. Военно-политическое руководство России было уверено, что «цветные революции» инспирируются спецслужбами США, чтобы взять Россию в кольцо враждебных государств, а в долгосрочной перспективе – осуществить смену власти в самой России. В представлении Кремля, наиболее реальным путем для предотвращения таких развитий является укрепление собственных позиций на постсоветском пространстве.

Какова в этом смысле ситуация на Южном Кавказе? С конца 1990-х в регионе сформировался определенный геополитический баланс. Появилось две оси – Россия-Армения и пользующаяся благоволением США ось Турция-Грузия-Азербайджан. В этой расчетной системе мессидж России Армении был более чем четким: я готова выполнять все твои требования, но взамен ты должна предотвратить изменение сложившегося в 1994 году статус-кво военным путем. Казалось, формула вполне функциональная и почти исключающая возобновление широкомасштабных военных действий со стороны Азербайджана, что оставило бы урегулирование Арцахской проблемы на усмотрение сопредседателей Минской группы. Несмотря на отклонение Азербайджаном в 2011 году Казанского документа, Армения считала, что переговоры должны продолжаться, а Россия в это время не позволит изменение статус-кво военным путем. Согласно логике Армении, любой успех Азербайджана приведет к ослаблению позиций России на Южном Кавказе и наращиванию влияния Запада, что напрямую противоречит интересам России.

Но подобная логика не учитывала следующее важное обстоятельство: интересы России требовали закрепления своего влияния не только в Армении, но и во всем Южном Кавказе. В этом контексте существенное значение для России имели отношения с Азербайджаном, наиболее важным в регионе государством как в смысле ресурсов, так и географического положения. В последние годы Азербайджан направлял Москве мессидж за мессиджем о готовности наладить более тесные отношения, если Россия согласится изменить сформированный в регионе статус-кво в пользу Азербайджана. Азербайджан представил России новое видение развитий на Южном Кавказе. В том числе, путем задействования коммуникаций в Иран и Турцию через Азербайджан.

Параллельно президент Турции Эрдоган приступил к стратегии превращения Турции в самостоятельного регионального актора и прощания со статусом младшего союзника США. Апогеем постепенно ухудшавшихся американо-турецких отношений стала попытка военного переворота в Турции в июле 2016 года. По оценке Эрдогана, американские власти либо были замешаны в организацию переворота, либо знали, но не предупредили Турцию как своего партнера. Не случайно с июля 2016 года русско-турецкие отношения стали развиваться еще интенсивнее, в том числе, в сфере военно-технического сотрудничества. Представленное Азербайджаном России новое видение региона и глубинные трансформации в российско-турецких отношениях нарушили сформированный в 1990-х геополитический баланс, где Россия и Армения «противостояли» прозападным Турции, Азербайджану и Грузии.

В сложившихся новых условиях изменение статус-кво в Арцахе исходило из интересов России, как и разворачивание интенсивного сотрудничества с Азербайджаном – параллельно размещению в Арцахе российских войск. Их появление в Арцахе повысило бы удельный вес России на Южном Кавказе и стало бы дополнительным рычагом воздействия как в отношении Армении, так и Азербайджана. Не случайно в 2019 году вновь был запущен в обращение «план Лаврова» по урегулированию конфликта, который впервые был представлен сторонам несколько лет назад. К сожалению, как до мая 2018 года, так и после этого военно-политическое руководство Армении не смогло или не пожелало увидеть упомянутые трансформации в системе региональной безопасности и в политике России. Весной 2020 года Армения, фактически, отклонила и «план Лаврова», и выдвинутые Минской группой еще в 2006-2007 гг. предложения, которые оставались на столе переговоров, тем самым проторив путь к войне 2020 года и ее катастрофическим последствиям.

Стратегия России в поствоенный период

После завершения Арцахской войны 2020 года наиболее обсуждаемым вопросом остаются цели России в Арцахе. Чего добивается Москва, как долго российские миротворцы будут оставаться в Арцахе, готова ли Россия раздать паспорта проживающим в Арцахе армянам, какая численность населения в Арцахе выглядит наиболее оптимальной для России? Это основная группа вопросов, ответы на которые пытаются найти экспертные круги и представители различных общественных слоев.

Попытаемся ответить на эти вопросы, максимально опираясь на факты и аналитические оценки. Численность размещенных в Арцахе с ноября 2020 года различных российских войск и строительство у Степанакертского аэропорта внушительного городка для квартирования миротворческих сил свидетельствуют о том, что русские не намерены покидать Арцах после 2025 года. Очевидно, что ни Турция, ни Азербайджана не в состоянии вынудить Россию вывести свои войска из Арцаха. Это может произойти только в результате русско-турецкой сделки, но на данный момент сложно оценить, что может предложить Турция взамен на такой шаг со стороны России. Следует помнить, что стратегической целью России на Южном Кавказе является укрепление своих позиций в регионе, и присутствие российских войск в Арцахе является в этом плане важным фактором.

Несмотря на интенсивные слухи в конце 2020 и начале 2021 года, пока российские паспорта в Арцахе не раздаются. По нашей оценке, Россия вряд ли на это пойдет. Москве в этом случае придется взять на себя дополнительные обязательства в отношении тех, кто получит паспорта, и не ясно, что она от этого выиграет. Если дело в обосновании пребывания российских миротворцев после ноября 2025 года необходимостью защиты безопасности уже граждан России, то Россия и без этого может мотивировать необходимость пребывания в Арцахе своих сил намерением не допустить дестабилизации и вероятных военных столкновений. В то же время, очевидно, что обладающие российскими паспортами получат больше возможностей покинуть Арцах и обосноваться в России.

Следующая важная проблема – численность армянского населения в Арцахе. Понятно, что России нужно определенное количество населения в Арцахе, но нет никаких оснований утверждать, что русские будут делать все для проживания в Арцахе как минимум 85-90 тысяч армянского населения. России нужна такая численность населения, которой хватит для обеспечения российской базы, а это составляет порядка 25-30 тысяч человек. Так что, вряд ли русские предпримут шаги для предотвращения оттока армянского населения из Арцаха, поскольку прекрасно понимают, что 25-30 тысяч так или иначе останутся жить в Арцахе, хотя бы по причине невозможности покинуть его.

Какие выводы следует сделать в связи с политикой России? Следует констатировать следующее. Первое. Пока Республика Армения не восстановила свою роль гаранта безопасности Арцаха (а действующие власти РА пока не изъявляют таких намерений и сложно сказать, есть ли такое желание), то вывод российских войск из Арцаха будет означать форсированную полную деарменизацию Арцаха. Второе. Россия не станет предотвращать отток армянского населения из Арцаха, как минимум, пока его численность не сократилась до 25-30 тысяч. В сложившейся ситуации надо быть благодарными русским за предотвращение быстрой и полной деарменизации Арцаха, в то же время, предпринимать шаги по предотвращению отъезда населения из Арцаха. Россию вполне может устраивать Арцах с населением 25-30 тыс., де-юре в составе Азербайджана, а де-факто пребывающий под контролем России, но для политически активной и патриотичной части армянства такая перспектива категорически неприемлема.

 

 

Share

Comments are closed.