Коридор «Север-Юг» и поствоенный регион


Сюзанна МАРТИРОСЯН
Эксперт по международным отношениям
Ереван

На фоне дискуссий по поводу деблокады южнокавказских транспортных путей после 44-дневной войны в Арцахе, фактически, появляются новые шансы для международного транспортного коридора «Север-Юг».

«Север-Юг» — мультимодальная транспортная сеть, предусмотренная для обеспечения транспортной связи между Индийским океаном, Центральной Азией, Персидским заливом с Россией и странами Северной Европы. Несмотря на то, что прокладка коридора была инициирована Россией, Ираном и Индией еще в начале века, только в июне 2021 года удалось впервые осуществить пилотные грузоперевозки. Для задействования всего маршрута коридора по сей день существует ряд политических, экономических и финансовых проблем.

Коридор протяженностью порядка 7200 км рассматривается в качестве альтернативы традиционному морскому маршруту через Суэцкий канал. Примечательно, что в случае с «Север-Юг» время грузоперевозок существенно сокращается, как и тарифы контейнерных перевозок. По предварительным данным, в отличие от основного маршрута через Суэцкий канал, время грузоперевозок из Европы в Индию сократится с 40 до 14 дней, а стоимость перевозок снизится на 30-40%[1].

«Север-Юг» — это экономический и геополитический проект, инициаторы которого имеют четкие политические интересы и выгоды.

Для Индии коридор важен с точки зрения обеспечения и расширения стратегического присутствия в соседних регионах. В частности, он позволит Дели не только вступить на российский рынок, но и наладить коммуникации с Центральной Азией, государствами Северной и Западной Европы.

 Порты Чабахар и Гвадар

Более того, «Север-Юг» рассматривается Индией как альтернатива китайской транспортной инициативе «Один пояс, один путь». Безусловно, Дели посредством «Север-Юг» попытается противостоять растущему влиянию Китая в регионе. В этом контексте ключевым является иранский глубоководный порт Чабахар, в развитие которого Индия намерена вложить 635 млн. долларов.

 

Для Индии Чабахар является противовесом ключевого для экономического коридора «Китай-Пакистан» китайской инициативы «Один пояс, один путь»  порта Гвадар, одного из крупнейших торговых хабов Пакистана. Вкладывая крупные инвестиции, Индия намерена оставить Гвадар вне конкуренции и перерезать Пакистану путь, связывающий Афганистан и Центральную Азию с Индийским океаном[2]. Интерес Дели к коридору еще более активизировался после перехода власти в Афганистане к «Талибану», в результате чего Пакистан, с которым Индия находится в давнем конфликте, укрепил позиции в Афганистане, создав проблемы в центрально-азиатской политике Индии.

Что касается России, то посредством коридора «Север-Юг» Москва получит возможность вступить в бассейн Индийского моря, в обход турецких проливов Черного моря и Суэцкого канала. Если следовать традиционным морским маршрутом, то время грузоперевозок из Санкт-Петербурга в иранский порт Бандар Аббас составит примерно 25-28 дней. Контейнеры проходят как минимум две границы – как правило, через порты Северного моря Роттердам/Гамбург и Ла Сепезия на Средиземном море. Транзитное время из Первуральска в Бандар Аббас данным маршрутом составляет 38-42 дня, в через порты Каспийского моря из Первуральска в иранский порт Бандарае Анзели – 20-25 дней[3]. Вместе с тем, коридор «Север-Юг» в Москве рассматривают как альтернативу европейской инициативе «Европа-Кавказ-Азия» (TRACECA) и китайскому проекту «Один пояс, один путь». Более того, в Москве убеждены, что коридор позволит развивать русско-китайские отношения и сбалансировать российскую внешнюю политику в Азии.

Благодаря коридору Ирану удастся получить альтернативную связь с северными регионами. Интерес Тегерана к коридору обусловлен и сотрудничеством с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). В этом смысле примечательно подписание в мае 2018 года соглашения о создании Ираном и ЕАЭС зоны свободной торговли.

В регионе Южного Кавказа и Каспийского моря выделяется несколько маршрутов грузоперевозок, которые в основном проходят по территории Азербайджана. Летом 2021 года именно по этому маршруту первый контейнерный поезд последовал из Финляндии в индийский порт Нава-Шева мультимодальным путем[4]. Этот путь, который известен как «западный», является прямой коммуникацией в направлении российских Астрахани-Махачкалы в направлении Самура, затем он проходит по территории Азербайджана до пограничной станции Астара. В Иране грузоперевозки предусмотрено осуществлять по железной дороге Астара-Решт-Казвин. В данный момент готовы только отрезки Астара (Азербайджан) – Астара (Иран) и «Решт-Казвин», а отрезок «Решт-Астара» отсутствует.

Каспийский маршрут коридора «Север-Юг»

Тегеран, несмотря на то, что подчеркивает важность прокладки этого отрезка на уровне риторики, по сути, исходя из политических мотивов, не спешит связывать железной дорогой свой северо-восток с Азербайджаном, учитывая присутствие тюркского элемента на севере Ирана. Именно этим обусловлены новые транзитные шансы для Армении, которые могут появиться.

Геополитические трансформации на Южном Кавказе

Война 2020 года в Арцахе дала старт геополитическим перетасовкам, что привело к активизации турецкого фактора в регионе. Последние развития на Южном Кавказе вынудили Иран и Индию предложить новые маршруты в рамках коридора «Север-Юг», включающие, в том числе, возможность транзита через Армению. Впервые подобное заявление прозвучало в марте 2021 года, когда посол Индии в Иране Хаддам Джармендрай заявил: «Мы планируем соединить западную часть Чабахара и Индийский океан с Евразией и Хельсинки, по территории Армении, создав коридор «Север-Юг»».

Интерес Индии к транзитному потенциалу Армении понятен. Дело в том, что Индия обеспокоена растущим сотрудничеством Турция-Азербайджан-Пакистан. Скажем, в январе 2021 года министры иностранных дел трех государств подписали Исламабадскую декларацию, в которой затрагиваются проблемы Джамму и Кашмира, Кипра и Арцаха. Хотя трехсторонние связи этих стран всегда были на высоком уровне, после 44-дневной войны они еще более активизировались. Ярким доказательством тому стали организованные в Азербайджане 12-20 сентября совместные учения «Три брата 2021». В этом контексте примечательно, что 12-13 сентября министр иностранных дел Индии Субраманьям Джайшанкар посетил с официальным визитом Армению. Данный визит, разумеется, был обусловлен изменением силовой конфигурации на Южном Кавказе.

Совместные учения Азербайджан-Турция-Пакистан, появление турецкого военного флота в Каспийском море, роль Турции и Израиля в реконструкции оказавшихся в результате войны под контролем Азербайджана территорий, требования турецко-азербайджанского тандема о так называемом «Зангезурском коридоре», взимание таможенных выплат у иранских водителей на отрезках дороги Горис-Капан, перешедших под контроль Азербайджана, а затем арест водителей привели к резкому обострению ирано-азербайджанских отношений, которые удалось урегулировать дипломатическими усилиями[5]. На фоне всего этого иранская сторона еще больше активизировала риторику по поводу подключения Армении к коридору «Север-Юг».

В последнее время Тегеран активно продвигает также транспортную инициативу «Персидский залив – Черное море».

Коридор «Персидский залив – Черное море»

По словам эксперта Центра стратегических исследований при администрации президента ИРИ Вали Каледжи, Тегеран хотел бы развивать проходящие по его территории коридоры, особенно, «Персидский залив – Черное море» и «Север-Юг», в связи с сотрудничеством с ЕАЭС и намерением сократить зависимость от Турции при доступе в Европу[6].

Вроде, по этому коридору уже есть определенные договоренности. Посольство Ирана в Армении сообщило, что соглашение о транзитном коридоре «Персидский залив – Черное море» может быть утверждено на следующей встрече стран-участников в Софии. Согласно посольству ИРИ, пока в инициативе принимают участие Иран, Армения, Грузия, Греция и Болгария, но могут присоединиться и другие страны, имеющие выход к Персидскому и Оманскому заливам и Черному морю, в том числе, одна из крупнейших экономик Востока – Индия, что существенно расширит географию коридора, призванного способствовать развитию торговли между Азией и Европой[7].

Тем не менее, следует обратить внимание на то, что Баку также активно работает в этом направлении с Тегераном. Особенно примечательно выглядит встреча 21 ноября в Иране вице-премьера Азербайджана Шахина Мустафаева с министром дорог и градостроительства Ирана Рустамом Касеми, в ходе которой иранский чиновник заявил следующее: «Соглашение о создании коридора Персидский залив – Черное море, который может принести большие выгоды двум странам, станет предметом обсуждений сторон»[8]. А на встрече с главой МИД Ирана Хосейн Амиром Абдоллахианом азербайджанский вице-премьер заявил, что страны близки к историческим договоренностям по нефти, газу и транспортной сфере[9]. Параллельно активизировалась турецкая дипломатия в Иране. 15 ноября министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу во время встречи с иранским коллегой Хосейн Амиром Абдоллахианом заявил, что Турция намерена еще больше активизировать диалог с Ираном и сотрудничать как по глобальным, так и региональным вопросам[10]. Иранский министр в свою очередь заявил, что президент Турции вскоре также посетит Иран с целью подписания нового документа об углублении отношений двух стран[11]. Очевидно, что Баку и Анкара попытаются отвести внимание Ирана от Армении и предложить альтернативные проекты.

Таким образом, в условиях новой геополитической ситуации на Южном Кавказе заинтересованность Ирана и Индии привлечь Армению к вероятному альтернативному маршруту международного транспортного коридора «Север-Юг» создает новые возможности для задействования транзитного потенциала государства. Армении следует предпринять соответствующие шаги в этом направлении, поскольку «Север-Юг» может способствовать повышению экономического и политического веса государства в регионе и создать дополнительные гарантии безопасности.

Тем не менее, дефицит транспортных инфраструктур в Армении, соответствующих международным стандартам, в частности, недостроенность дороги «Север-Юг», полное отсутствие железной дороги на некоторых отрезках, провокационные действия Азербайджана в отношении суверенной территории Армении, геополитическая борьба за Сюник, а также попытки некоторых региональных акторов сорвать создание альтернативных маршрутов коридора, включающих Армению, фактически, снижают привлекательность государства как транзитной страны и создают серьезные препятствия и сложности в этом направлении.

_____________________________

[1] Володин А.Г., Володина М.А., Проект международного транспортного коридора «Север–Юг» как фактор возможного укрепления внешнеэкономических связей России, Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. Т. 12., № 6, 2019, С. 29–42.

[2] Geopolitics of the North-South Transport Corridor, 09.07.2021, https://southasianvoices.org/geopolitics-of-the-north-south-transport-corridor/

[3] Международный транспортный коридор «Север — Юг» и сценарии Трансрегиональной интеграции, 2019, https://ru.valdaiclub.com/files/27685/

[4] First block train from Finland to India already on the move, 23.06.2021, 

[5]  Իրան-Ադրբեջան հարաբերությունների սրման մասին, հոկտեմբեր 2021, https://theanalyticon.com/?p=16869

[6] Iran Drives Development of Persian Gulf–Black Sea International Transport and Transit Corridor, 14.07.2021, https://jamestown.org/program/iran-drives-development-of-persian-gulf-black-sea-international-transport-and-transit-corridor/

[7] Պարսից ծոց-Սև ծով տարանցիկ միջանցքի մասնակից երկրները մոտ են համաձայնագրի հաստատմանը, 19.11.2021, https://armenpress.am/arm/news/1068604.html

[8] روابط ایران و آذربایجان برادرانه بوده و خواهد بود/ مذاکره با آذربایجان برای تاسیس کریدور خلیج-فارس دریای سیاه/ تلاش برای رفع موانع حمل و نقل بین,  

[9] Azeri deputy prime minister meets Iran’s foreign minister, 21.11.2021, https://en.mfa.ir/portal/NewsView/659455

[10]Turkey, Iran to strengthen cooperation in security: FM Çavuşoğlu, 15.11.2021, https://www.dailysabah.com/politics/diplomacy/turkey-iran-to-strengthen-cooperation-in-security-fm-cavusoglu

[11]Iran, Turkey hope to sign ‘cooperation road map’ in Erdogan visit, 15.21.2021, https://www.aljazeera.com/news/2021/11/15/iran-turkey-hope-to-sign-cooperation-roadmap-in-erdogan-visit

 

Share

Comments are closed.