Шуши

Арам МАТЕВОСЯН

Писатель

Ереван

Повторение и вспоминание — одно и то же движение, только в противоположных направлениях: вспоминание обращает человека вспять, вынуждает его повторять то, что было, в обратном порядке, — подлинное же повторение заставляет человека, вспоминая, предвосхищать то, что будет.

Серён Кьеркегор. «Повторение»

 

США, Сан-Стефанский договор о предварительном примирении

19.02./03.03.1878г.

Статья 16.
Ввиду того,  что очищение русскими войсками занимаемых ими в

Армении местностей,  которые должны быть возвращены Турции, могло

бы подать там повод к столкновениям и усложнениям, могущим вредно

отразиться на добрых отношениях обоих государств, – Блистательная

Порта обязуется осуществить, без замедления, улучшения и реформы,

вызываемые  местными   потребностями   в   областях,  населенных

армянами, и оградить безопасность последних от курдов и черкесов.

Берлинский трактат
01/13.07.1878 г.
Статья 61
Блистательная Порта обязуется осуществить, без дальнейшего замедления, улучшения и реформы, вызываемые местными потребностями в областях, населенных армянами, и обеспечить их безопасность от черкесов и курдов. Она будет периодически сообщать о мерах, принятых ею для этой цели, державам, которые будут наблюдать за их применением.

Идентичность двух этих документов нарушает только то, что под вторым документом стоят подписи представителей большего числа государств, что дало повод секретарю армянской делегации, отправившейся в Берлин, Минасу Черазу в брошюре «Что мы выиграли от Берлинского договора» огласить интернационализацию армянского вопроса и то, что «отныне защитником армян должна стать не только Россия, а вся Европа». Как защитила армян «объединенная Европа» в 1915 году, нам всем хорошо известно. Уповая на чужеродные силы, начиная с Сан-Стефанского договора и кончая решением Кавбюро 1921 года, мы превратили свою историю в цепь исторических провалов. Современная армянская политическая мысль гораздо бдительнее и реалистичнее, несмотря на неоднозначные публикации и толки.

 

Инициаторы карабахского движения, взявшего старт в феврале 1988-го, знают и историю, и свои задачи.

Даже поверхностное изучение истории подсказывает, что самоопределение нации возможно только в результате распада империй. И то, что после провозглашения независимости закавказскими республиками Армении, Азербайджана и Грузии должна была последовать декларация о независимости Нагорного Карабаха, полностью укладывается в логику распада советской империи. Псевдосущность сталинского формализма всплыла в первые же дни распада империи. Искусственный конгломерат, именовавшийся Союзом советских республик, будет распадаться еще очень долго. То же самое ожидает Османскую империю, все другие страны, в фундаменте которых заложен тоталитаризм.

Но поскольку темой данного разговора стал Шуши, скажу, что освобождение старинной столицы Арцаха Шуши стало одним из важнейших узлов возникновения новых государств, рожденных распадающимися империями. Потому империи и оказались в замешательстве и разрабатывают всякие принципы то в Москве, то в Мадриде, то еще где-то. Армянская политологическая мысль гласит – мадридские принципы направлены против армян. Ничего подобного. Смотря кто трактует и как.

Современное международное право провозглашает «самоопределение наций в рамках территориальной целостности». Написано словно под стать Арцаху. Самоопределение народа Арцаха произошло в его самой что ни на есть исторической территориальной целостности. Принадлежность территории определяется не картографией и принуждением к принятию псевдодокументов, и хозяевами земли становятся вовсе не сменой церковных куполов. В Армении почти не осталось исконно армянских топонимов в советские годы. Русские переименовывали в свою очередь, азербайджанцы в свою. Но от того, что Цахказдор переименовали в Дарачичак, город не стал турецким. То же самое с Шуши, которую называли Шуша, чтобы сделать его азербайджанским. Да и картография не определяет территориальную принадлежность.

Территориальная принадлежность наследственна, исторически наследственна. И арцахцы вернули себе право распоряжаться своим наследством. Я не правовед-международник, но не думаю, что возвращение прав на распоряжение своим имуществом является нарушением международного права. Так что, восстановлено право на собственность тех, кто жил на этой земле, и это позволяет жителям новонезависимой страны строить планы и развиваться по собственному усмотрению. А признают или не признают – это уже на совести соседних и далеких государств.

Студенческий Шуши и бизнес-центр Степанакерт. Именно так я представляю себе перспективы развития второй армянской республики. В своих мессиджах, которые я с первого дня независимости направлял ведущей нацию вперед элите, я всегда напоминал о необходимости горизонтального развития. В основе стратегии оккупации земель наш противник заложил именно этот принцип – они селились где-то, строили дом на окраине села, второй строили уже на расстоянии нескольких сотен метров от первого. И своим низким уровнем жизни заставляли более цивильных соседей отворачиваться и покидать свою землю. В Араратской долине практически не оставалось армянских топонимов. Не говоря уже об азербайджанизированном Арцахе.

Создание инфраструктур по всей территории. Именно это должно стать приоритетом для тех, кто стоит у штурвала нашего государства.

 

Попытку европеизировать Армению путем строительства Северного проспекта в Ереване следовало начать с Шуши.

 

Пришедшая к власти новонезависимая элита под императивом реализации национальных проектов сосредоточила в своих руках весь национальный капитал. Мы согласились, смирились с мыслью о том, что придется непросто – во имя национальной перспективы. И что потом? Продолжение оказалось порочным. Теперь нация в ожидании, когда ереванские улицы будут завоеваны окончательно и когда капитал начнет течь в периферию, к приграничным районам, к Шуши и Степанакерту. Я всегда рассматриваю два этих города как единое целое  — в одной перспективе развития, один как старинный город и просветительский центр, второй – как новый город, деловая столица новонезависимой республики.

 

Освобождение – не самоцель. Освободительное движение – это не дискретный процесс, это образ жизни, систематическое конструктивное состояние. Освобождение Шуши – впечатляющий фрагмент осуществления национально-освободительного проекта. Остается лишь правильно осмыслить и продолжить работу. Понимание непрерывности освобождения воспитывает характер и поведение.

 

Война была продиктована необходимостью, а освобождение – гарантия обеспечения условий для жизни. Освобождение Шуши было продиктовано жизненной необходимостью, той самой, из которой взяло начало армянское освободительное движение. Эта необходимость ощущалась гораздо раньше – и до Сан-Стефано, и во время Берлинского конгресса, и при заключении Александропольского договора о мире, и при принятии горького решения большевистского Кавбюро в 1921 году. Идя прямо навстречу навязанной войне, освободив исторические земли, армянский народ, фактически, частично исполнил наказ европейских государств, озвученный в Сан-Стефано и адресованный Великой Порте. Я не знаю, что понимали и что понимают называемые цивилизованными нации под Великой Портой, но любую нацию, любую общность может поднять лишь рожденный в его недрах и создавший общечеловеческую ценность талант. Но оставлю людей, живших и сотворивших шедевры в Константинополе, и вернусь в Шуши.

 

Могил, рожденных в Шуши талантливых людей достаточно, чтобы заполнить пантеон целой столицы. И этот факт должны заложить в основу своей позиции взявшиеся за миссию урегулирования карабахской проблемы посредники.

 

Все «Повторение» датского мыслителя, фрагмент которого был вынесен в эпиграф данных раздумий, является гимном людям, прошедшим через испытания – Заповедью блаженства. Армянский народ, особенно, арцахская его часть с честью проходит свою долю испытаний. И в результате терпеливого ожидания и борьбы получил повторение. В оригинале произведения у вынесенного в эпиграф фрагмента есть продолжение. Оно звучит так:

Воспоминание имеет большое преимущество — начинаясь с потери, оно уверено в себе, потому что ему больше терять нечего.

Шуши есть повторение, то самое повторение, которое заставляет каждого человека, вспоминая прошлое, предчувствовать и строить будущее.

Share

Comments are closed.