Сирия, Иран и Южный Кавказ

Александр КРЫЛОВ
Доктор исторических наук
Москва 

Сирия является очередным примером «арабской весны». Если сравнивать с более ранними по времени событиями в Тунисе и Египте, то видна нарастающая раз от раза степень вмешательства внешних сил. Если в Тунисе и Египте смена власти отчасти напоминала сценарии «цветных революций» на постсоветском пространстве, то в Ливии оппозиционеры были явно не в состоянии самостоятельно (пусть и при поддержке извне) свергнуть режим полковника Каддафи. В результате события пошли по другому сценарию, и поставленная цель была достигнута при внешнем военном вмешательстве, пусть и без формального объявления войны.

В Сирии повторяется ливийский сценарий:  пользующаяся внешней поддержкой оппозиция явно не в состоянии самостоятельно свергнуть Башара Ассада и взывает к внешнему военному вмешательству. Пока США и государства ЕС на такое вмешательство не идут, большую роль в этом играет негативная позиция двух членов Совета безопасности ООН — России и Китая. Для Южного Кавказа пример Сирии важен в двух отношениях:

1. Сирия показывает, что в настоящее время даже стабильные в политическом плане и достаточно успешно развивающиеся страны, не имеющие договоров о военной взаимопомощи с влиятельными государствами или военными блоками, могут стать объектом внешнего вмешательства и за короткое время оказаться в состоянии анархии и гражданской войны. В случае массированного внешнего вмешательства «арабская весна» получает высокие шансы на победу.

2. Зона политической и социально-экономической нестабильности в обширном регионе Северной Африки и Большого Ближнего Востока постоянно расширяется и это превращается в одну из наиболее острых проблем для всего современного мира. Если процесс продолжится, то граничащие с обширной зоной нестабильности Южный Кавказ и Центральная Азия будут испытывать все возрастающее негативное влияние с юга. Весьма вероятно, что расположенные здесь постсоветские государства могут стать очередным этапом расширения существующей зоны нестабильности, подобно тому, как нестабильность из Северной Африки начала распространяться в южном направлении (последовавшие вслед за свержением Каддафи смута и распад центральноафриканского государства Мали — наглядный тому пример).

Если США и их союзникам удастся отстранить от власти Башара Ассада и решить для себя сирийскую проблему, велика вероятность, что они смогут подавить и противников Израиля рядом с его границами (Хамас, Хезбулла и другие группировки, пользующиеся поддержкой Сирии и Ирана). В этом случае Иран лишится всех своих наиболее ценных союзников в регионе, вероятность военного решения иранской проблемы сильно возрастет. Действия противников Ирана могут повторять ливийский сценарий с предварительной подготовкой внешнего вторжения путем всемерной поддержки оппозиции, массированной пропагандистской атакой на правящий режим, ужесточением экономических санкций, арестом банковских счетов и т.п.

Важную роль в операции против Ирана может сыграть Азербайджан. Обсуждение в Милли-Меджлисе АР проблемы Южного Азербайджана и возможности изменения конституции страны с ее переименованием в Северный Азербайджан, участившиеся  разоблачения подрывной деятельности иранских спецслужб на азербайджанской территории и т.п. свидетельствуют, что в стране есть политические силы, рассчитывающие на получение выгод от участия Азербайджана в кампании против Ирана.  Вероятно, подобные надежды связаны с давно обсуждаемыми планами масштабной перекройки границ Большого Ближнего Востока, предусматривающими расчленение Ирака и Ирана, а также изменение границ большинства государств региона.

Одним из первых приверженцев идеи решить проблемы США в данном регионе именно таким путем был кадровый сотрудник американских спецслужб Ральф Петерс[2], опубликовавший статью «Как нам преобразовать Ближний Восток?»[3] в американском военном журнале «Armed Forces Journal».  Статья вызвала в США большой интерес и получила название «план Ральфа Петерса». В соответствии с этим планом, Ирак должен быть разделен на три части, такая же участь ждет Иран, Саудовскую Аравию и Пакистан, от Турции отрезается ее восточная часть в пользу новосозданного государства Курдистан, Сирия лишается приморских территорий в пользу Ливана, к Азербайджану отходит часть иранской территории, Армения получает священную гору Арарат  и т.д.

В свое время статья Ральфа Петерса и опубликованная им карта нового «Большого Ближнего Востока»  вызвала бурную реакцию в регионе. Позиция мусульманских государств была единодушной и негодующей, но в среде не имеющих государственности народов (прежде всего курдов) реакция оказалась противоположной. Не случайно после публикации в «Armed Forces Journal» курды, вдохновленные реальной перспективой получения собственной независимой государственности, провели серию терактов на курортах турецкой Анталии.

Желание  сменить «сомнительных» американских союзников на новых, лояльных Вашингтону, вполне объяснимо. Турция занимала критическую позицию по отношению к военной операции в Ираке, теперь она столь же негативно относится к возможному удару по Ирану, пошла на обострение отношений с Израилем, выступает против расширения военного присутствия внерегиональных государств на Черном море и т.д. Ситуация в обладающем ядерным оружием Пакистане становится все более непредсказуемой, США фактически лишились возможности транзита грузов для войск в Афганистане.

Уменьшение американского военного присутствия, а тем более заявленное властями США намерение вывести войска из Афганистана и Ирака делает реальной перспективу новой череды войн с непредсказуемыми результатами. В этой ситуации новыми американскими союзниками могут стать вновь созданные при поддержке США государства, прежде всего Курдистан. Союзниками станут и те государства, которые расширят свои границы за счет реализации американских геополитических проектов. Впрочем, проблемы возникли уже на стадии обсуждения проекта перекройки границ. В Азербайджане, например, еще в 2006 г. общественностью было высказано возмущение тем, что на новой карте «Большого Ближнего Востока» «исконно азербайджанский город Тебриз» не включен в состав территории Азербайджана, а передан в состав «так называемого курдского государства». Очевидно, что масштабная перекройка границ Большого Ближнего Востока неизбежно будет сопровождаться войнами и анархией. Это прекрасно понимает сам Ральф Петерс, констатировавший, что «исправление границ» повлечет за собой «неизбежное сопутствующее кровопролитие».

Нестабильность Большого Ближнего Востока давно является реальностью, имеющиеся здесь острые противоречия и конфликты, вызванные внешними силами (или ими усугубленные), никуда не исчезнут даже в том случае, если США откажутся от геополитических экспериментов по перекройке границ, от военного   решения сирийской и иранской проблем. Уже в ближайшей исторической перспективе ситуация к югу от Центральной Азии и Южного Кавказа может измениться радикальным образом. Это значит, что расположенным здесь постсоветским государствам нужно быть готовыми давать ответ на принципиально новые вызовы и угрозы их  национальной безопасности.



[1] Александр КРЫЛОВ  — Президент Научного общества кавказоведов,

ведущий научный сотрудник  ИМЭМО Российской Академии Наук

 

[2] Сейчас на пенсии, но, как известно, бывших разведчиков не бывает.

[3] Peters R. Blood borders. How a Better Middle East Would Look. // Armed Forces Journal. 2006. №6, June.

 

Share

Comments are closed.