Ближневосточный кризис и демография Армении

Эмиль САНАМЯН
Главный редактор издания
“The Armenian Reporter”
Вашингтон

Многие, если не большую часть нынешних и будущих проблем Армении, можно отнести к тому обстоятельству, что у страны малая численность населения. Демографические данные Армении занимают центральное место среди таких существенных факторов, как привлекательность страны для иностранных инвесторов, доходы бюджета и военный потенциал.

Хотя уровень эмиграции из Армении стабилизировался за последнее десятилетие по сравнению с массовым оттоком в конце 1980-х и начале 1990-х годов, обустроившиеся за рубежом армянские общины, особенно, в России и на Западе, будут и впредь служить магнитом для еще большего числа иммигрантов из Армении.

До сих пор Армения рассматривала зарубежных армян, в первую очередь, как резерв для потенциальной репатриации в Армению. За пределами Армении проживают около 7 миллионов армян, и многие из них достаточно основательно ассимилировались, так что, можно ожидать, что лишь малый сегмент из их числа серьезно вознамерится переселиться в Армению. Соответственно, это вряд ли может иметь сколь-либо значительные демографические последствия.

Хотя сегодня такое может показаться надуманным или немыслимым для большинства армян, тем не менее, становится все более очевидно, что Армения сможет обеспечить долгосрочный рост численности населения только посредством возможных иммигрантов неармянского происхождения.

То, что Армения является первым государством, которое приняло Христианство как официальную религию, является одним из тех сугубо армянских фактов, которыми гордится народ: армяне его часто упоминают в общении с представителями других народов, да и в своем собственном дискурсе. Однако сам факт, что Армения первая, это историческое событие, судя по всему, накладывает не особенно глубокий отпечаток на сегодняшнюю Армению, если не считать обширную церковную инфраструктуру, весьма заметную как в ландшафте самой страны, так и в Диаспоре.

В частности, как представляется, очень мало внимания армяне уделяют другим христианским группам на Ближнем Востоке. Хотя государством и выражается некоторое беспокойство за сокращение армянских общин,  сколь-либо заметной солидарности в судьбе неармянских христианских общин не наблюдается, хотя и они в последние годы испытывают на себе огромное давление, вынуждающее их эмигрировать из родных мест, охватываемых все большей смутой.

Исход христиан

Вследствие американского вторжения в Ирак его почти 800-тысячное христианское население сократилось до 400 тысяч. Большая часть этих христиан (а среди них – около десяти тысяч армян) бежала в Иорданию, Сирию и на Запад.

Представители  2.2-милионной христианской общины Сирии (включая приблизительно 80 тысяч армян) могут стать следующей группой на Ближнем Востоке, которая эмигрирует в массовом порядке в случае, если насилие в этой стране продолжится. Согласно сообщениям СМИ, бегство сирийских христиан уже началось, главным образом в Ливан.

В самом Ливане, где христиане ранее составляли большинство, их доля в общей численности населения в настоящее время снизилось до менее чем 40 процентов, или около 1,5 млн. человек (в том числе, около 150 тысяч армян), и эта тенденция, вероятно, продолжится.

За последние десять лет Иордания, по всей видимости, единственная ближневосточная страна, где численность христиан увеличилась: в первую очередь из-за притока беженцев из Ирака. В настоящее время в стране около полумиллиона христиан, в том числе, возможно, 5 тысяч армян.

Армяне в настоящее время являются самой многочисленной из оставшихся в Иране и Турции христианских общин, однако там имеются и другие христианские общины, насчитывающие десятки тысяч человек.

Наиболее многочисленные христианские общины – в северо-африканской части Ближнего Востока. Копты, египетские христиане насчитывают, по меньшей мере, 6 миллионов человек, а Коптская церковь имеет 11 миллионов приверженцев. Христиане также составляют половину населения Эфиопии, а в Эритрее их около 3 миллионов.

Братские связи?

Армянская, коптская, эритрейская и эфиопская церкви связаны друг с другом теологически, и они обычно собирательно рассматриваются как восточно-христианские церкви, не являющиеся частью ни Восточного православия, ни Западного христианства.

Однако их подобное группирование, скорее, отражает обособленность восточных церквей от других, чем их единство друг с другом. К примеру, Армянская церковь, Святой Эчмиадзин, поддерживает более активные связи с Русской православной церковью и Ватиканом, чем со своими церквями-сестрами на Ближнем Востоке. Для полноты картины следует добавить, что большая часть ближневосточных христиан вне Северной Африки – в Ираке, Израиле, Иордании, Ливане и Сирии  — либо католики, либо православные.

В настоящее время не существует общей платформы, которая была бы способна собрать более чем 10 миллионов ближневосточных христиан, которых бы явным образом связывала более широкая культурная идентичность (за пределами Эфиопии и Эритреи). Многие эти группы имеют долгую историю противоборства друг с другом, однако ожидать, что это самое противоборство будет отложено в сторону все-таки можно, как бы нереалистично это ни выглядело, учитывая тот факт, что эти группы подвергаются схожей опасности в результате все более усиливающейся нестабильности и прямым нападениям на христиан.

В сегодняшних кризисных условиях Армения могла бы стать идеальным местом для регионального сбора ближневосточных христиан, которые получили бы возможность обсудить общие для всех проблемы, причем, в безопасной обстановке.

Как эфиопы, так и ассирийцы северного Ирака (историческая область Адиабене) могут соперничать с армянами за гордое право считаться самым первым христианским государством, однако Армения сегодня – это самое христианское государство в регионе, причем, с самой малой численностью населения.

Ирландский пример

Население Ирландии до сих не восстановилось после великого голода середины 19-ого века. К началу 20-о века, из-за высокой смертности и широкомасштабной эмиграции,  население Ирландской республики составило 3 миллиона человек, половину показателя 50-летней давности. Примечательно, что в 1980-х годах население страны составляло как раз эти самые 3 миллиона из-за эмиграции в Северную Америку.

Сегодня только около 5 процентов ирландцев мира проживают в пределах Республики Ирландия. При этом, страна сталкивается с еще одним вызовом: иммиграцией из стран, недавно вступивших в Европейский Союз, а также из государств, не являющихся членами ЕС.

Лишь весьма незначительная часть ирландцев, проживающих за рубежом, репатриировалась на родину своих предков, однако отмеченный новый тип иммиграции позволяет компенсировать прошлые демографические потери.

Ребрендинг и заселение Армении

Как нация, пережившая жесточайшие гонения, армяне должны признать нравственную необходимость в том, чтобы протянуть руку помощи другим христианам, которые в настоящее время подвергаются едва ли не такой же опасности в своих странах.

Сначала это может быть неким форматом сбора, скажем, региональной ассамблеи, а вслед за этим Армении следует выработать такую политику, которая бы предложила благоприятные права иммигрантам из определенных групп, включая ближневосточных христиан, а также таких этнических групп, связанных с Арменией, как курды-езиды.

Конечно, вряд ли какая-то из этих групп в массовом порядке обоснуется в Армении в ближайшем будущем, однако демографические перспективы Армении возрастут, если пусть и немногочисленная группа ближневосточных христиан, общее число которых превышает количество всех армян в мире, окончательно поселится в Армении.

Конечно, это потребует фундаментального переосмысления самого назначения армянского государства, которое до сих пор заключалось в том, чтобы служить местом сбора армян и быть защитником большей части (если не исключительно всех) этнических армян.

Однако, по мере того, как будет развиваться процесс переосмысления своего предназначения, Армения в качестве надежного прибежища для тех христиан, чья жизнь находится под угрозой на Ближнем Востоке, и  тех, чья культура столкнулась с опасностью ассимиляции на Западе, может явиться неким сдвигом, более или менее приемлемым для достаточно консервативного армянского общества.

Share

Comments are closed.