Армянские последствия «арабской весны»

Татул АКОПЯН
Эксперт фонда «Сивилитас»
Ереван 

4 января 2011 года от глубоких ожогов скончался 27-летний Мохамад Буазизи. Торговавший на улицах тунисского города Сиди Бузид молодой человек в знак протеста решился на самосожжение. Смерть молодого араба стала последней каплей: десятки тысяч тунисцев вышли на улицы, а спустя пару дней – 14 февраля 2011 года — правивший 23 года президент Зин Эль Ардин Бен Али вынужден был скрыться в Саудовской Аравии.

«Арабская весна»: именно такое общее название получил процесс перманентного свержения диктаторских режимов в арабских странах. Бен Али сориентировался быстро и, практически без сопротивления и жертв, отошел от власти и покинул страну. А свержение Хосни Мубарака в Египте, Муаммара Каддафи в Ливии и Али Абдуллы Саллеха в Йемене привело к гибели тысяч человек.

Уличные бунты против авторитарных и тоталитарных режимов произошли и в ряде других стран – Алжире, Иордании, Бахрейне, даже в Саудовской Аварии. Сейчас «арабская весна» стучится в двери Сирии и его авторитарного лидера Башара Асада. Ограничится ли революция арабским миром, или волна накроет страны за пределами Магриба, Ближнего и Среднего Востока, в частности, Южный Кавказ, Центральную Азию и территорию СНГ вообще, где также нет недостатка в авторитарных лидерах, не желающих покидать свой трон.

Для того, чтобы получить ответ на эти и другие вопросы, следует понять, насколько «самопроизвольна» «арабская весна» и не используются ли уличные протесты (которые в Ливии, а теперь уже и в Сирии вылились в кровавые столкновения между правительственными войсками и оппозицией) Западом для свержения нежелательных для него режимов.

Безусловно, решившийся на самосожжение Буазизи и миллионы арабов, которые десятки лет страдали в когтях коррумпированных и антинародных режимов, вышли на улицу по велению своей души. Но спустя некоторое время за этими процессами показалась рука супердержав. Повстанцам в Ливии явно помогали европейские страны. То же самое происходит в случае с Сирией, с той лишь разницей, что если Запад и Турция помогают и вооружают повстанцев, то Китай – в рамках ООН, а Россия – вооружением поддерживают режим Асада.

Когда в Иордании люди вышли на улицу, эти факты даже не удостоились внимания западных СМИ, а США и влиятельные европейские страны поддержали короля Иордании Абдаллу Второго. Иордания является надежным партнером Запада в чувствительном регионе Ближнего и Среднего Востока. То же самое касается стран Залива – небольшого Бахрейна, где довольно долго народ, под воздействием «арабской весны», пребывал на улице, но западные медиа этого не заметили.

Зато в Иране (этот непосредственный сосед Армении не является арабской страной, хотя на юге страны проживает довольно много арабов), Сирии и Ливане в центре внимания масс-медиа находятся как раз события в Бахрейне, где большинство населения шииты, хотя страной управляют сунниты. Это вовсе не случайно. В Иране, который является сердцем шиитского мира, в Сирии, где у власти находятся шииты, составляющие только 15% населения страны, и Ливане — родине военно-политического блока Хизболла (что в переводе означает Партия Бога), властвует мнение, что «арабская весна» является «тупым орудием» в руках Запада, а целью американцев и европейцев является отстранение от власти шиитов.

Воистину, в последнее время мишенью Запада стал треугольник Ливан-Сирия-Иран. И это должно беспокоить Армению и диаспору по нескольким причинам. Отметим только три обстоятельства.

Первое: Ливан, Сирия и Иран – это страны, которые в международных инстанциях если не поддерживают Армению, то уж точно не поддерживают однозначно и безоговорочно Азербайджан. Установившиеся в этих странах режимы настроены дружески в отношении Армении и собственного армянского населения.

Второе: в Ливане, Сирии и Иране довольно крупные армянские колонии.

Третье: Иран является одной из четырех стран, имеющих границы с Арменией, и, в отличие от Турции и Азербайджана, не блокирует границу с Арменией. Более того, в последние два десятилетия Иран являлся одним из надежных окон для выхода Армении во внешний мир.

Угрожает ли «арабская весна» авторитарным лидерам Южного Кавказа? Какие последствия может иметь «арабская весна» для Армении и армянского мира – диаспоры?

В век информационных технологий любое событие в мире раздается эхом в каждом уголке планеты. «Арабская весна» породила воодушевление в среде оппозиции постсоветских стран, но до сих пор ни в одной из стран СНГ уличное движение оппозиции не достигло серьезных успехов. Успешные попытки свержения режимов на волне уличных движений были зафиксированы в 2003 году в Грузии – «революция роз», в 2004 в Украине – «оранжевая революция» и в 2005 в Киргизии – «революция тюльпанов». На этом волна революций в странах СНГ стихла. Запад словно смирился с той мыслью, что у власти в странах СНГ находятся полуавторитарные, авторитарные и тоталитарные режимы. Дело Запада на постсоветском пространстве усложняется тем, что эти страны связаны многочисленными нитями с Кремлем и находятся в сфере влияния России.

Сирия и другие арабские страны, где есть армянские колонии, а также Иран должны находиться в центре внимания Армении и армянского мира по нескольким причинам. Рассмотрим на примере Сирии.

Первое: в отличие от Туниса, Египта, Йемена и Ливии, где «арабская весна» свергла прежних лидеров, внутриполитическая война в Сирии явно демонстрирует тенденцию к долговременному продолжению. Международное сообщество, вместо того, чтобы оказывать прессинг на президента Асада  и вынудить его к серьезным политическим реформам (судя по всему, президент Асад готов к серьезным уступкам, но не намерен покидать власть), требует отставки сирийского лидера. Асад не подает в отставку. Сложно предугадать, какую развязку получат события в Сирии. Скорее всего, кровопролитие продолжится. «Окопавшаяся» на территории Турции сирийская оппозиция воодушевляет сирийских повстанцев на борьбу с режимом правления Асада. В ходе столкновений проливается кровь, погибают тысячи мирных граждан. Среди пострадавших есть и армяне. 80-тысячная армянская община Сирии, которая проживает в основном в Алеппо, Гамишли, Латакии, в округах Кесаба и Дамаска, пытается сохранять нейтралитет. Подобное поведение, безусловно, оправдано, более того, это меньшее из зол. Но нейтралитета явно недостаточно для того, чтобы сирийские армяне могли избежать жертв и потерь. К счастью, армянские кварталы пока не стали ареной столкновений между правительственными войсками и повстанцами, хотя ситуация в столице стране Дамаске и втором по величине городе Алеппо, особенно, в последние недели, далека от того, чтобы называться спокойной.

Второе: продолжение гражданской войны и кровопролития вынудит сирийских армян искать более стабильные места. По-человечески можно понять — сирийских армян беспокоит собственная физическая безопасность. В отличие от других стран с крупными армянскими колониями, Сирия и Ливан играют ключевую роль для всего армянства. В течение десятилетий Алеппо и Бейрут остаются главной нивой, давшей армянскому народу священников, интеллигентов, учителей и тех, кто ратует за сохранение нации. Хранителями армянского духа в Австралии, Америке и Европа десятилетиями были сыны Алеппо и Бейрута. Они покидали Алеппо и Бейрут, но несли с собой в мир армянский дух. Жизнеспособность армянской диаспоры и сохранение армянского духа напрямую связаны с Алеппо и Бейрутом.

Третье – это интерес Республики Армения. Нет сомнений в том, что Запад пытается ограничить власть шиитов в арабском мире и мусульманском Востоке. В случае успеха в Сирии очередь, скорее всего, дойдет до Хезболла в Ливане и до Ирана. Хезболла сейчас является серьезной силой в Ливане. Война против этой организации стала бы вызовом ливанскому армянству. В случае войны последние остатки 50-тысячной общины этой страны также вынуждены будут эмигрировать. Но хуже всего дела обстоят с Ираном. Война или силовые удары по этой стране поставят Армению перед сложным выбором.

Share

Comments are closed.