Карабах: «чемодан без ручки» и «сцены ревности»

Наира АЙРУМЯН
Журналист
Ереван

В регионе Южного Кавказа происходят интересные процессы. Явное наращивание западного присутствия и некоторое сокращение влияния России уже замечается не только аналитиками, но даже рядовыми гражданами. Причем, наиболее явно этот переход заметен в Армении.

Грузия уже несколько лет, как отказалась от протектората России и вступила на путь интеграции в Западное сообщество. На недавнем саммите НАТО Грузию опять обещали принять в эту организацию. Наращивает связи с Западом и Азербайджан, в нефтяной и газовый сектор которого вложено миллиарды долларов западных инвестиций, требующих гарантий безопасности. Именно благодаря этому сектору и соседству с Ираном США помогают Азербайджану охранять границы на Каспийском море и даже приостановили поправку 907, запрещающую оказывать Азербайджану военную помощь до прекращения «оккупации Карабаха».

 

Армения долгие годы считалась надежным форпостом России в регионе: здесь осталась единственная российская военная база на Южном Кавказе, российские пограничники охраняют границы Армении с Турцией и Ираном, Россия инвестировала в сферу коммуникаций и экономику Армении, которая сильно зависит от российского газа. Словом, Армения, казалось бы, не имеет места для маневра.

 

Однако, события последних трех лет показывают, что Армения совершила резкий крен в сторону Запада. В частности, на самом высоком уровне заявлено о намерении Еревана как можно теснее интегрироваться в европейскую семью: начались переговоры о свободной торговле, упрощении визового режима и даже ассоциации с Евросоюзом. И, наоборот, Армения, на уровне премьер-министра, отказалась от участия не только в предложенном Владимиром Путиным Евразийском союзе, но и Таможенном союзе России, Беларуси и Казахстана.

 

Сейчас отношения с Арменией активно наращивают США – посол этой страны не исключил, что США будут активно инвестировать в экономику Армении, в частности, в сферу высоких технологий. Но главное, и США, и Евросоюз финансируют реформы в Армении, которые должны привести к либерализации экономики и демократизации политической системы.

 

И если несколько лет назад все это казалось только одним из невероятных векторов развития, то теперь, как заявил действительный государственный советник I класса России Модест Колеров, «проамериканский дрейф Армении закончился, он является свершившимся фактом. И какие бы боевые стрельбы с участием нашей страны не проходили на территории Армении, на случай войны, — Армения уже не на нашей стороне».

 

В Армении предстоят в будущем году президентские выборы, и, судя по всему, водораздел между основными кандидатами будет проходить именно по российско-западной линии. В смысле предложений по пути политического и экономического развития позиции кандидатов вряд ли будут отличаться – все, наверняка, будут предлагать борьбу с монополиями и олигополиями, повышение социального уровня, демократизацию государственной системы. Разница может состоять в том, какого вектора развития придерживаются кандидаты.

 

Серж Саркисян уже анонсировал, что намерен идти на Запад. Это не значит, что он хочет испортить отношения с Россией. Но настало время, когда приходимся выбирать, и он выбрал западный путь, который, как говорит премьер-министр Армении Тигран Саркисян, близок нам исторически и цивилизационно и который может повести нас к развитию.

О том, что Армении следует отказаться от слишком назойливого протектората России, говорят и оппозиционные политики. Скажем, Арам Саркисян, лидер партии «Республика», открыто заявил, что Армении нечему учиться у России. О том, что нужно сокращать вассальную зависимость от России, говорят и партии «Наследие» и «Свободные демократы», которые вошли в парламент.

 

Правда, партия «Процветающая Армения», судя по всему, является сторонницей участия Армении в Евразийском союзе, во всяком случае, об этом заявил ее лидер Гагик Царукян. И его в этом поддерживает немало людей в Армении. Очевидно, что вектор дальнейшего развития Армении – на Запад или Север – станет главной темой обсуждений в ходе предстоящей президентской кампании в Армении.

 

А как насчет Карабаха? Готовы ли кандидаты в президенты Карабаха поспорить по этому вопросу и разнятся ли их мнения? Это очень важно, потому что если Армению потянет на Запад, Карабах никак не сможет остаться в стороне: не может же Армения идти на Запад, а мы, как говорится, «пойдем на Север». Это может внести существенный разлом в панармянский политический курс.

 

С другой стороны, Карабах – самостоятельная политическая единица, и ей следует четко определиться, в какую сторону двигаться. И если карабахский народ решит, что выгоднее сохранить с Россией добрые отношения, даже ценой отрыва от Армении, то Бог в помощь.

Этот вопрос должен стать предметом обсуждений в Карабахе.

 

Здесь особое отношение к России. Оно стало очень «особенным» после прихода к власти Бако Саакяна – западных и без того небольших инвестиций в Карабахе поубавилось, зато появился капитал российских бизнесменов армянского происхождения. Кроме того, сыграло роль то, что Бако Саакян несколько лет представлял Карабах в Федеральной службе безопасности России в Москве. Эти связи не могли пройти бесследно, и после его избрания президентом российские бизнесмены действительно осуществили немало благотворительных проектов. Чего стоит только строительство республиканской больницы на средства Самвела Карапетяна.

 

Кроме того, Россия продолжает рассматриваться в Карабахе как «естественный протектор», а Запад – как сила, угрожающая безопасности Карабаха и поддерживающая Азербайджан и Турцию. В Карабахе не приветствуется сотрудничество с западными фондами, существует недоверие к инициативам Запада, но главное, отсутствует дискуссия по этой теме. В Карабахе принимают Константина Затулина, который открыто говорит о необходимости территориальных уступок, а любые разговоры о том, что российский план урегулирования предполагает сдачу территорий, расценивается как поползновение на армяно-российскую дружбу.

 

Является ли это инерцией или в Карабахе просто не хотят ничего менять? Сложно сказать, тем более, что российское присутствие в регионе действительно является важным фактором сохранения баланса сил и сдерживания эскалации. Хотя Карабах помнит и советских солдат, которые на танках входили в карабахские села, открывая путь азербайджанцам для оккупации. Но и помогла Россия армянам немало.

 

Но сейчас дело не в этом, а в том, что процессы протекают динамично, регион меняется, как и расклад сил, и Карабах может оказаться «чемоданом без ручки», который таскают за собой, если он не определится сам с будущим вектором развития. Кандидаты в президенты должны честно рассказать людям об этих трансформациях, предложить свой путь, и народ сам должен решить, сохранить ли нынешние отношения с Россией или впустить в страну западную политику.

 

США, кстати, являются единственной страной в мире, которая на уровне государства оказывает помощь Карабаху. А Евросоюз усиленно пытается проникнуть в Карабах, добиваясь свободного доступа для своих представителей. Не зря Азербайджан отчаянно сопротивляется этому – он понимает, что присутствие в Карабахе офиса ЕС станет лучшим признанием нынешнего статус-кво.

 

Карабах никоим образом не реагирует на эти политические тенденции, не выражая ни одобрения, ни нежелания сотрудничать с мировыми центрами силы. А может, Карабах желает вступить в Евразийский союз без Армении? Но желает ли этого сама Россия?

В июне в Москве прошли экспертные слушания Международного Комитета «Евразийская перспектива и решение политических, гуманитарных и экономических проблем «непризнанных» государств». Ее организатор, тот же Модест Колеров, заявил, что «рассчитывать на особую субъектность Карабаха в евразийском измерении не приходится». «И этот бильярдный пасс надо армянам с чистой совестью вернуть — не будет никакой евразийской интеграции Армении и Карабаха, как бы этого не хотелось Карабаху, как бы в это ни играла Армения», сказал Колеров.

Очевидно одно: на этот раз Карабаху не удастся промолчать и не заявить о своем выборе, так же, как Армении пришлось выбрать, несмотря на то, что была и есть угроза «сцен ревности» со стороны России. И президентские выборы – хороший повод обсудить эти «семейные вопросы».

 

Share

Comments are closed.