Я возведу между должностными лицами и бизнесом высокую стену

Интервью с кандидатом в президенты НКР
Аркадием СОГОМОНЯНОМ

 

 

 

 

— Господин Согомонян, как Вы оцениваете 5 лет президентства Бако Саакяна?

-Оценки должен давать в первую очередь народ, поскольку он – президент, избранный народом. Во-вторых, считаю, что Бако Саакян сам заявил о мотивах своего выдвижения – и можно однозначно заключить, что есть еще нереализованные программы, которые он намерен призвать к жизни. Было множество объективных и субъективных причин, есть, конечно, и нереализованные программы. Поскольку я также баллотируюсь, есть стратегические направления, по которым наши подходы будут разниться. У меня свои подходы по стратегическим направлениям и решению проблем. Для остальных кандидатов я буду конкурентом, альтернативой и представлю положения своей предвыборной программы, тогда вы и увидите разницу.

-В годы президентства второго президента Аркадия Гукасяна Вы возглавляли Контрольную палату, проводили проверки в государственных учреждениях и ведомствах. Если сравнивать с тем периодом, расходовались ли государственные средства в бытность президентом Б. Саакяна более эффективно и целенаправленно?

-Я был первым председателем Контрольной палаты в 2002-2005 гг., осуществил более 30 проверок, выявил целый ряд нарушений и случаев неэффективного, нецелевого расходования финансовых средств. Что касается вашего вопроса, то для ответа мне нужно было бы и сейчас руководить Контрольной палатой. Вторая часть вопроса имеет другого адресата, ибо не я возглавляю КП. Поэтому ответ был бы субъективным.

-Какие принципиальные разногласия Вы имеете с действующей властью?

-У меня нет принципиальных и личных разногласий с действующей властью. Мне кажется, кандидаты должны соревноваться не на личностном, а программном уровне, то есть, дебаты должны строиться вокруг идей, представлений о будущем. Безусловно, я бы поставил выше личных отношений путь кандидата, его биографию и должности, которые ему пришлось занимать последние 20 лет. Скорее, я бы говорил не о разногласиях, а о разнице в программах. Они имеются, в частности, по научно-образовательным вопросам, проблемам здравоохранения, национальной, продовольственной безопасности, модернизации политической системы, инновационных методов управления, а главное – международного признания нашей страны и обеспечения ее безопасности. Я бы хотел, чтобы при обсуждении важнейших проблем на первый план выдвигались не личности, а четкие тактические и стратегические программы, а также стабильно действующие законы. Страна должна руководствоваться этой системой.

-Имея довольно богатый опыт парламентской деятельности, Вы так и не проявили себя в исполнительной власти. Считаете ли Вы свою миссию в представительских органах исчерпанной и что внушило Вам уверенность в успехе на посту президента?

-Вы правильно заметили, что у меня богатый опыт парламентской деятельности: я был депутатом Национального собрания второго, третьего и четвертого созывов, возглавлял комиссию по социальным вопросам, был первым председателем Контрольной палаты, в годы войны являлся начальником штаба управления Противовоздушной обороны НКР, затем, по завершении полномочий, я перешел на работу в научно-образовательную сферу и ныне занимаю должность проректора степанакертского филиала Аграрного университета. Таков мой путь, и мой парламентский опыт составляет порядка 13 лет. Будучи председателем парламентской комиссии по социальным вопросам, я представил более 40 проектов законов, которые сейчас действуют, я бы выделил закон о социальной защите военнослужащих и их семей, об образовании, о выплатах ветеранам и ряд других ключевых законов, которые действуют по сей день. Так что, я не считаю исчерпанной свою миссию. Невольно я стал профессиональным депутатом, и не исключается, что в ближайшие годы опять буду осуществлять деятельность в Национальном собрании. Считаю, что парламент должен быть профессиональным, чтобы депутаты работали независимо и предлагали законодательные решения различных проблем.

Что касается того, что внушило уверенность, честно говоря, предложений было много, в том числе, и в исполнительной власти, но тогда мне был роднее законодательный орган, потому что я считал парламент масштабным органом и убежден, что не экономика должна вести за собой политику, а четко выработанная стратегическая политика должна вести экономику. Я до сих пор убежден, что правительство должно быть подотчетно парламенту, который должен иметь серьезную контрольную функцию, чтобы каждая лума государственного бюджета тратилась целенаправленно и эффективно.

Основанием для выдвижения стала, в первую очередь, статья 62 Конституции. Это право дает мне и пройденный путь. Через 2 месяца мне исполнится 50 лет, и уже полвека я живу в Карабахе, где родился, осуществляю государственную деятельность и, как уже отмечал, занимал серьезные должности. И мой парламентский опыт, биография, научно-образовательный уровень, ученая степень, подходы в отношении масштабных проблем в различных сферах позволяют мне баллотироваться и реализовать положения предвыборной программы. Я всегда руководствовался следующими принципами – честность, справедливость, социальное равенство, свобода человека, солидарность и верховенство закона. Я считаю, что нам хватит сил вместе строить процветающий Арцах.

-Вы возглавляли партию, но баллотируетесь в порядке самовыдвижения. Почему? Разве Социал-демократической партии больше нет?

— Да, я учредил в Арцахе социально-демократическую партию, созвал съезд, на который пригласил делегатов со всех районов и представил четкий устав. Тогда я ставил задачу изучить мировой партийный опыт и пытался внедрить в Арцахе опыт и программы европейских партнеров, в частности, социал-демократических партий Германии, Швеции. Партия существовала до 2005 года. Когда обсуждался вопрос о развитии гражданского общества, мне предложили объединить партию с другой, и я принял предложение. Тогда обсуждался вопрос об объединении с Союзом «Демократический Арцах», накануне своего съезда они выступили с заявлением, и в результате слияния образовалась Демократическая партия Арцаха.

-Но если вы являетесь членом ДПА, почему эта партия поддерживает не Вас, а беспартийного действующего президента?

-В 2010 году, когда мои депутатские полномочия завершились (я был во второй раз избран по пропорциональным спискам), в день выборов, имея ряд объективных и субъективных причин, а также разногласия по поводу дальнейшей деятельности партии и программных и уставных положений, я принял про себя решение, что наши пути разошлись, и в мае 2010 года я решил, что мне больше нечего делать в ДПА. С той поры я беспартийный, поэтому, естественно, что выдвигался я как беспартийный, и я не нуждаюсь в заявлениях партий о поддержке. Было бы лучше для партий, которые 5 лет назад поддержали действующего президента, заявить об упущениях и нереализованных планах. Это их дело, но я вижу тут одно упущение. Много говорится о формировании в стране гражданского общества, повышении роли партий и политической системы. По идее, сейчас борьба должна была быть более жесткой, чем 10 лет назад. Поэтому, было бы желательно, чтобы действующие в Арцахе партии выдвигали своих кандидатов. Хотя бы Дашнакцутюн, которая не выдвигает кандидатов на должность мэра, так же, как и президента, и только заявляет о поддержке того или иного кандидата. Или та же ДПА, «Свободная родина». Если бы они выдвигали своих кандидатов, конкуренция была бы реальной, и тогда можно будет говорить о том, что гражданское общество вступило в период становления.

-В предвыборный период много говорится о фоновых или так называемых подставных кандидатах. Обоснованы ли эти слухи и насколько серьезны Ваши намерения?

-Я тоже получаю такую информацию, но скажу, что к людям, которые распространяют подобные слухи, я не отношусь серьезно, потому что у них нет ни правовых, ни моральных норм для подобных заявлений. По своей части я могу только сказать – пройденный мной путь в полной мере позволяет мне заявить, что по жизни я всегда был принципиальным реалистом и всегда занимал ключевые должности. Кстати, хотел бы заметить, что во времена второго президента я выиграл парламентские выборы по третьему степанакертскому округу, хотя против меня работал весь Союз «Демократический Арцах», государственный ресурс, но я выиграл. После этого я целый год не работал по принципиальным соображениям. Если бы не принципы, мне, как остальным, предложили бы место в пропорциональных списках. После этого мне предложили выдвинуться на пост председателя Контрольной палаты, и я согласился, потому что мне сказали, что из всех претендентов только я могу сформировать подобную структуру и развернуть полноценную деятельность.

И я оправдал ожидания. После завершения срока моих полномочий в 2010 году мне не сделали предложений, и я не изменил своим принципам – свобода, справедливость, солидарность, закон. Почти год я не работал, опять же из принципиальных соображений, хотя вполне можно было бы использовать мои знания и опыт долгих лет работы. Когда мне предложили должность проректора степанакертского филиала Аграрного университета, я принял решение на какое-то время отойти от политики и заняться научно-образовательной деятельностью. Я не могу выполнять чей-то заказ, в моей натуре этого нет. Просто считаю, что каждый свободен в своем выборе. Я решил баллотироваться и буду бороться до конца. Моя цель – не занять кресло или получить должность, а реализовать программы, которые, по моему мнению, необходимо осуществить в ближайшие 5 лет.

Мне кажется, политической борьбы не будет, состоятся гражданские выборы, и пусть народ решает, кому отдать вотум доверия. Приведу пример – платная система образования разложила систему и ударила по качеству обучения. Я предлагаю полностью отменить платную систему в научно-образовательной сфере уже с 2013 года. То же самое касается здравоохранения: медобслуживание в нашей стране должно быть бесплатным. Почему во время войны мы могли направить последнюю копейку на спасение жизни  людей, а сейчас, в мирных условиях, люди умирают, потому что нет денег на лечение. Думаю, государство обязано создать для жизни людей нормальные, бесплатные условия. И одним из первых шагов должно стать создание Контрольной службы при президенте, которая будет в оперативном порядке контролировать деятельность исполнительной власти. Контрольная палата должна осуществлять внешний надзор, а президентская служба – оперативный.

-В Арцахе нет политической оппозиции, что обуславливают некой местной моделью демократии. Приемлема ли подобная модель, отличающаяся от классической? И хотели бы самому быть единым кандидатом?

-Я бы не хотел стать единым кандидатом и с самого начала сказал, что не ощущаю потребности в чьей бы то ни было поддержке. Думаю, выбор будет гражданским, и людям должно быть предоставлено право свободного и справедливого выбора. Что касается отсутствия оппозиции, то это вина партий. Я не согласен с тем, что в годы правления второго президента одна из партий была оппозицией, а при третьем президенте стала прогосударственной. Сейчас, если лишить их должностей, они опять станут оппозицией. Оппозиция и прогосударственность – категории относительные. Я сам не могут в себе разобраться, до какой степени являюсь оппозицией, а до какой – позицией. Есть вопросы, по которым мое мнение разнится с позицией действующей власти, и в этом смысле я буду оппозицией. Оппозиция существует не для того, чтобы очернять, а для того, чтобы выдвигать альтернативу. Оппозиция должна быть генератором публичной мысли, движущей силой. Если она просто заявляет, что является оппозицией, не предлагая альтернативной программ, то это мертворожденная структура.

Что касается единого кандидата, то я вижу парадоксальный подход – не могут партии с либеральными и социальными взглядами поддерживать одну программу. Я предлагаю бесплатную систему, они платную, они видят либеральный путь развития, я – социал-демократический. Я считаю, что по всем стратегическим направлениям у государства должна быть надзорная функция, если государство остается в роли наблюдателя, оно разрушается. Поэтому, я предлагаю, чтобы партии не просто выступали с заявлениями, а ставили конкретные задачи, указывали на упущения, неправильные назначения и четко заявили о своей позиции. Вот это я считаю идеальной моделью. Я открою все пути политического развития и буду способствовать, чтобы инакомыслие в стране было на передовых позициях – чтобы люди не боялись высказывать свои мысли. Если человек не свободен, он не может выражать мнение, творить. У нас маленькая страна, и здесь должна быть установлена социальная справедливость.

-Как Вы расцениваете нынешний этап переговорного процесса по карабахскому урегулированию? Какого Вы мнения о деятельности Минской группы ОБСЕ?

-Оценки могут быть относительные. Переговоры, конечно, продолжаются, формально Карабах остался за бортом переговоров, но на деле руководство Карабаха в курсе всех деталей. Думаю, переговоры должны продолжаться в рамках Минской группы. Любая международная структура, будь то ОБСЕ, ООН или Совет Европы, являются только посредниками. У них нет права решающего голоса, они только предлагают условия. Я считаю, что пока власти Карабаха не сядут с властями Азербайджана лицом к лицу и не обсудят проблему, она не получит решения. Что касается вероятности окончательного урегулирования в предстоящие 5 лет, могу сказать, что ничего подобного не будет. Но я считаю важным, что под эгидой Минской группы может быть подписан договор о долговременном мире. Азербайджан ведет себя так, словно это он победил в войне, но на деле он унижен. Считаю, что президент должен быть гарантом Конституции, нашей территориальной целостности и суверенитета. Любой избранный президент в предстоящие 5 лет должен не допустить возобновления войны и, во-вторых, не позволить, чтобы обсуждался вопрос о сдаче даже метра земли, это не предмет переговоров.

-Делает ли все официальный Степанакерт, чтобы вернуть право на полноправное участие в переговорах? Какие шаги, в случае избрания, Вы предпримете в этом направлении?

— Должен с сожалением отметить, что это зависит не только от официального Степанакерта. В урегулирование нашей проблемы вовлечены самые крупные мировые центры – США, Франция и Россия. Наш регион находится в эпицентре столкновения интересов крупнейших мировых держав. И во внешней политике нам следует быть инициативными, активными и защищать на дипломатической арене то, чего достигли в результате войны. Победивший народ обязан жить благополучной жизнью, с верой в будущее.

-В случае достижения согласия о компромиссах между конфликтующими сторонами, каким Вы представляете предел уступок? Каковы Ваши подходы к освобожденным территориям?

-Я не хотел бы говорить о минимальной или максимальной планке уступок. Хочу лишь сказать, что в случае избрания буду исполнять все вверенные мне полномочия, начиная с безопасности, и заканчивая защитой территориальной целостности, суверенитета и государственности. Думаю, что освобожденные территории должны стать для нас основой, во-первых, широкомасштабной программы заселения и, во-вторых, экономического развития. Мы не используем в полной мере земли, которыми располагаем. Но богатство наше в этих землях. Нужно предпринять все меры, чтобы территории, находящиеся под контролем властей НКР, стали безопасными и служили движущей силой экономики. 

-Как Вы оцениваете нынешнюю экономическую ситуацию в НКР?

-Если сравнивать с послевоенным периодом, то ситуация просто отличная, но если сравнивать с экономиками развитых стран, то картина получается печальная. Я вообще считаю, что уровень развития экономики прямо пропорционален зарплате. Если люди получают низкую среднюю зарплату, уровень экономики не может быть высоким. Если уровень благосостояния людей высокий, я имею в виду показатель ВВП на душу населения, состояние экономики хорошее. Необходимо открыть рабочие места, соответствующие современным требованиям, чтобы люди получили работу, а это основа благосостояния, чтобы снизить уровень безработицы и чтобы люди не думали об отъезде. Думаю, для экономического роста необходим приток значительных финансовых средств. 65% средств нашего госбюджета направляется на социальные программы, порядка 20% — на зарплаты, остальные 10-15% не могут быть основой для интенсивного экономического развития, следовательно, необходимы крупномасштабные программы с партнерами из диаспоры, Армении, с нашими соотечественниками. В своей предвыборной программе я наметил 10 крупных программ, и если они будут реализованы, то значительно вырастет число рабочих мест, а экономика начнет развиваться.

-Несмотря на то, что должностным лицам воспрещается законом заниматься бизнесом, не секрет, что у многих есть свое дело. Насколько серьезной Вы считаете эту проблему для нашей страны и что Вы намерены сделать, в случае избрания, для разграничения бизнеса и власти?

-Ответ на этот вопрос дан в нашей Конституции – там четко определено, какие чиновники не имеют права заниматься бизнесом. Это члены правительства, депутаты, работающие в парламенте на постоянной основе, генпрокурор, судьи, председатель Контрольной палаты и другие. Я возведу между чиновником и бизнесом высокую стену. Каждый должен выбирать – либо он занимается предпринимательством, либо становится чиновником. Я не позволю, чтобы должностные лица пользовались служебным положением в интересах своего бизнеса. Считаю, что для бизнеса необходимы равные условия, мягкое налоговое поле и такая фискальная политика, которая стимулировала бы развитие экономики и бизнеса.

-Считаете ли Вы удовлетворительным нынешний уровень защиты прав и свобод человека?

-Слово «свобода» включено в мой лозунг. Считаю, что человек должен быть свободен в правовом, моральном, творческом смысле. Знаю, что каждый гражданин должен дружить со справедливостью, чтобы не иметь проблем с законом. Я намерен создать все условия, чтобы человек не просто жил свободно, но и знал, что его права защищены. Для этого я предлагаю независимую судебную систему.

Сейчас в определенных кругах царит атмосфера страха, хотя когда спрашиваешь, чего они боятся, трудно получить четкий ответ. Каждый сам строит в себе комплексы. Я не могу сказать, что людей увольняют за политические убеждения, тем не менее, в этом смысле мы далеки от международных стандартов.

Какими будут Ваши первые шаги в случае избрания? 

-Естественно, избранный президент, согласно Конституции, дает присягу народу на специальном заседании парламента. В первый же день вступления в должность я потребую отставки правительства, представлю парламенту свои кандидатуры на пост премьера и министров, до этого предложу оптимизировать структуру правительства. Мне кажется, определенные министерства нужно объединить. Затем я распущу Национальное собрание и назначу внеочередные выборы, до этого законодательно трансформировав парламент в постоянно действующий профессиональный орган и сократив число депутатов с 33 до 17.

-Какого Вы мнения о конкурентах и как высоко оцениваете свои шансы на победу?

-Знаком со всеми и их заслугами, пройденным путем и сферами деятельности. В человеческом плане я настроен ко всем великолепно, но борьба будет происходить между программами. А шансы должен расценивать народ, избиратели. Думаю, при честных выборах, близких к идеальным, народ сделает свой выбор.

Share

Comments are closed.