По ком звонит НАТО

Цовинар НАЗАРЯН
Гражданская инициатива «Армия в реальности»
Ереван

Усилия гражданского общества, нацеленные на защиту прав человека, укрепление закона и конституционности, довольно медленно, но уже дают плоды, сталкиваясь по пути с новыми потерями, для восстановления и преодоления которых нужны новые, мультиплицированные усилия.

Пока общество ожидает от власти реформ по всем направлениям, защиты прав и достоинства человека, оно вынуждено констатировать, что власть зачастую отвечает всего лишь «защитной» реакцией – самооправданием, а шаги, нацеленные на реформы, по большей части носят локальный и формальный характер, причем, не без стимула принятых Арменией перед международным сообществом обязательств.

Вышеизложенное относится в особенности к реформам в вооруженных силах. Речь о реформах, которые призваны защищать жизнь и достоинство военнослужащих, исключить дискриминацию, насилие (физическое и психологическое) и гибель солдат в небоевых условиях, организовать службу таким образом, чтобы она была «совместима не только с жизнью», но и с достойной жизнедеятельностью человека. Образцовая постановка в отдельных воинских частях свидетельствует, что при наличии «политической воли» командира, Конституция и законы РА, хоть и не в полной мере, но создают такую возможность. Но исполнение все еще осуществляется на низком уровне, чему в немалой степени способствует закрытость деятельности вооруженных сил, дефицит транспарентности и подотчетности, низкий уровень демократического надзора и, наконец, военное положение. Последнее обстоятельство может быть преодолено дипломатическим путем и, очевидно, далеко не в ближайшем будущем. Поэтому мы попытаемся сосредоточиться на тех возможностях, которые реализуемы в обозримой перспективе и закреплены в принятых Арменией международных обязательствах, в частности, в заключенном с НАТО Плане действий индивидуального партнерства (IPAP).

Убеждена, что фундаментальные реформы могут привести к наращиванию элементов гражданской жизни в армии, следовательно, это главный приоритет на пути реформ.

Армянская армия превратилась в настоящую крепость, находящиеся за непробиваемыми стенами которой не могут оказать никакого воздействия на тех, кто находится в крепости, хотя именно они обеспечивают существование крепости. По сути, она осталась суррогатом советской армии. В нынешней ситуации армия «контролирует» по большей части сама себя. Преступления, совершенные в вооруженных силах, расследуют подчиненные министерству обороны органы – военная полиция и следственная служба, надзорная функция же передана военной прокуратуре. Случаи смерти в небоевых условиях в большинстве своем квалифицируются как самоубийства и несчастные случаи, настоящие виновные к ответственности не привлекаются, обстоятельства уголовного дела сворачиваются, что приводит к атмосфере безнаказанности произвола, а это способствует росту преступности. Врачей для ВС готовят в специальном отделении Медицинского университета. Врачи, вопреки Уставу, зачастую не могут защитить нездоровых военнослужащих от волюнтаристских решений вышестоящих. Смертные случаи происходят и по причине халатности медицинского сектора. Даже Общественный совет при МО формируется приказом министра. Подчинение военному руководству и дефицит независимости создают объективные условия для того, чтобы деятельность вышеупомянутых структур по возможности оправдывала ожидания вышестоящих, вместо того, чтобы играть надзорную и сдерживающую роль. Убеждена, что «гражданизация» этих институтов может существенно оптимизировать ситуацию в армии.

Высшее руководство Армении приняло обязательства по реформированию политической и оборонной сфер рядом документов, в том числе, Планом действий индивидуального партнерства с НАТО. Он обновляется раз в два года, но на официальном сайте МО план не обновлялся с 2005 года, когда он был впервые утвержден. Армения сама предлагает реформы, направленные на укрепление партнерства, которые согласовываются и включаются в повестку для реализации на ближайшие 2 года при совместном финансировании. Но следует заметить, что положения заключенного со столь влиятельной организацией договора также выполняются частично и не привносят заметных перемен в ВС РА. Более того, результаты мониторинга выполнения IPAP пока недоступны обществу.

Представители гражданского общества имеют возможность поднимать эти проблемы как перед руководством Армении, так и НАТО. Наши последние контакты с НАТО и американскими чиновниками в Брюсселе и Ереване были достаточно полезными в смысле обмена мнениями. В частности, от ответов на наши вопросы в брюссельской штаб-квартире НАТО впечатление было такое, что IPAP служит больше миротворческой бригаде Армении, которая по призыву НАТО и США присоединилась  к международным миротворческим миссиям в Ираке, Косово и Афганистане. Иными словами, сотрудничество с НАТО больше идет на пользу НАТО, чем реформированию армянской армии.

Кстати, миротворческая бригада с самого начала создания выгодно отличалась от других армейских подразделений и стала образцом для остальных. Прежде всего, там служат на добровольной основе, оплата высокая, коррупционные риски минимальные (во всяком случае, жалоб на то, что кто-то заплатил за вступление, не было), военный профессионализм на высоком уровне, взаимоотношения между военнослужащими партнерские, а не тюремные, как во многих других частях.

IPAP НАТО-Армения предусматривает формирование одной войсковой части по стандартам НАТО до 2015 года. Выяснилось, что речь идет как раз о миротворческой бригаде. Наши собеседники не стали скрывать, что с самого начала договаривались с руководством Армении об этом. Сейчас, учитывая глобальный экономический кризис, выполнение IPAP ограничено рядом приоритетов, одним из которых является образование – важнейшее направление для армейской реформы. Армянская сторона подтвердила, что все прошедшие обучение в ведущих западных военных учреждениях армянские офицеры возвращаются на родину и продолжают служить в Вооруженных Силах. Неожиданным стало то, что службу они продолжают в Миротворческой бригаде, а не в других частях. Кто-то, а может даже все (по различным данным) по возвращении 3 года служат на границе и только потом переводятся в Миротворческую бригаду.

Как нам кажется, это довольно неэффективное использование ресурса подготовки за рубежом для Армении (но не для НАТО). Получается, что по итогам этой программы не следует ожидать реформ в армии в целом, потому ей и приходится уповать на невысокое качество местного обучения. Скажем, нравы, царящие в Военной академии им. Вазгена Саркисяна по подготовке офицеров, не внушают надежд, что новое поколение офицерского состава улучшит ситуацию с защитой прав человека в армии. Переподготовленные офицеры могли бы поделиться полученными знаниями и опытом в армянских образовательных учреждениях, тем самым способствуя изменению атмосферы и повышению уровня обучения, что, в свою очередь, позитивно скажется на армейской жизни. С другой стороны, важно обеспечивать качественное обучение в самой стране, чтобы им могли пользоваться не избранные отдельные офицеры, а все. Конечно, нужно быть наивным, чтобы полагать, будто образование является единственной проблемой и рецептом для армии. Но это направление сотрудничества Армения-НАТО свидетельствует, насколько мало обязалась Армения сделать для собственных вооруженных сил, взамен усилий по вкладу в международный миротворческий контингент.

Следует отметить, что НАТО также не особенно заинтересовано в исполнении Арменией обязательств для собственных вооруженных сил. IPAP предполагает укрепление гражданского надзора в армии, но шаги МО в этом направлении не заметны. Действующий при министерстве Общественный совет назначается министром, а не законом, что предполагает объективную зависимость Совета от Министерства. Еще одна договоренность между Арменией и НАТО – об учреждении института военного омбудсмена – осталась на бумаге. Представители обеих сторон ежегодно встречаются в Брюсселе и обсуждают исполнение IPAP, составляют доклады, которые также не публикуются. Об этих проблемах мы говорили на различных встречах.

Ощущение такое, что Ереван и Брюссель удовлетворены нынешним уровнем сотрудничества, и, несмотря на IPAP и заверения на различных площадках, реформы ВС РА считаются важными постольку, поскольку это соотносится к международным миротворческим силам. И пока немногие армянские военные наслаждаются военным образованием и службой международного уровня, большая часть страдает от ежедневного попрания прав человека. Очень возможно, что полноценное приведение армянской армии в соответствие со стандартами НАТО может привести к обострению отношений с Россией как Армении, так и НАТО, но выполнение IPAP не может привести к этому. Договор уже заключен, и российская сторона, вроде, не проявила возмущения.

В конце концов, вышеупомянутые проблемы решаемы и при нынешнем уровне формальных отношений Армения-НАТО. Если наши озабоченности услышат и в Ереване, и в Брюсселе.

Share

Comments are closed.