Армения-НАТО: необходимость общественной повестки

Рубен МЕГРАБЯН
Армянский Центр политических и международных исследований
Ереван

Активизация НАТО в нашем регионе и упрочение его связей с Арменией, а с другой стороны — последние развития в нашем и соседних регионах ставят перед армянским государством и обществом вопросы, на которые, все же, в ближайшей перспективе придется дать ответ: нужна ли Армении НАТО, насколько глубоко можно и нужно интегрироваться в этот военно-политический союз, объединяющий 28 стран Европы и Северной Америки?

Последний период политической жизни Армении характеризуется тем, что властями европейский выбор декларируется на высшем государственном уровне. С Европейским Союзом Армения предпринимает определенные шаги по приведению политического и экономического режимов в соответствие с европейскими стандартами, подписывается или готовится к подписанию беспрецедентный пакет соглашений Армения-ЕС. Причем, официально говорится о том, что европейский выбор и европейские ценности не имеют альтернативы, при всем при том, что реальная система ценностей, на которой зиждется сегодняшняя власть и ее практическая политика, не только не имеет ничего общего с декларациями, но и противоречит им. Но, тем не менее, насколько возможна реальная, а не декларативная реализация европейского выбора, если этот путь не сопряжен с евроатлантическим выбором Армении?

Не претендуя на глубокий анализ и не вдаваясь в детали, можно, все же, констатировать, что вся постсоветская история расширения ЕС на Восток свидетельствует о параллельности этих целей и путей их достижения. Во всяком случае, ни одна восточноевропейская страна не стала членом ЕС, не став до этого полноправным членом НАТО. Тут мы не найдем просто ни одного исключения. Исключением не стали и три постсоветские страны – Литва, Латвия и Эстония. Тем самым, можно констатировать, что, наряду с Копенгагенскими критериями, для восточно-европейских будущих партнеров политическая практика выработала определенный алгоритм, согласно которому без решения вопроса членства в НАТО говорить о полноправном членстве в европейской семье народов становится излишне.

По части вышеуказанной констатации, как представляется, вопросов нет, вопросы начинаются, притом серьезные, при столкновении с внутриполитическими и геополитическими реалиями, в которых пребывает Армения. И главными составляющими этих реалий являются, во-первых, наши отношения с Азербайджаном и Турцией, обусловленные неурегулированным Карабахским конфликтом и проблемами (в случае с Турцией) исторического характера, во-вторых, наши отношения с путинской Россией, которые характеризуются как “стратегические, союзные”, а на деле – складывающиеся как у сюзерена и вассала, и, в-третьих, постсоветская общественно-политическая и социально-экономическая система, характерная для большинства стран, получивших независимость после распада СССР, система, которой обусловлены своеобразные представления о положении вещей в современном мире. Эти факторы взаимосвязаны и обуславливают друг друга, представляя собой своего рода монолит, не позволяющий обеспечивать в настоящее время минимальную самодостаточность Армении в плане безопасности и сохранения баланса сил и интересов в регионе без внешних факторов, в данном случае – России.

Ситуация еще и отягощается тем, что постсоветская Россия принципиально не решила исторического вопроса своих взаимоотношений с Западом и продолжает видеть в нем угрозу, а постсоветские страны – в качестве зоны своих “привилегированных интересов”, своего рода буфера в своем “противостоянии” с ним. Плюс к тому, остается открытым вопрос: насколько готов сам Североатлантический Альянс полностью абсорбировать этот проблемный и пока что резко фрагментированный регион?

В такой ситуации, напоминающей порочный круг, будучи в цивилизационном отношении европейской страной, Армения, без решения известных проблем с соседями, в настоящее время лишена, фактически, возможности реализации выбора без ущерба для своей безопасности, выбора, который объективно исходит из наших же интересов – полноценной интеграции в европейскую семью народов.

Сложившееся тем самым положение вещей в своей основе представляется неудовлетворительным, поскольку если и обеспечивает в краткосрочной перспективе выживание, то никак не развитие, без чего говорить о состоятельной государственности не приходится. Без больших усилий, направленных на поиск путей изменения формулы сосуществования с непосредственными соседями данная задача представляется на сегодняшний день пока что неразрешимой, а ее постановка – нереалистичной.

В то же время, для военно-политического сотрудничества Армении с НАТО в настоящее время объективно сложились благоприятные внешние и внутренние условия. Во-первых, активные шаги нашего непосредственного соседа, Грузии в направлении полноправного членства в НАТО, во-вторых, партнерские отношения, сложившиеся на фоне миротворческой операции в Афганистане и однозначной общности интересов блока и России, в-третьих, глобальный и наднациональный характер угроз и вызовов в современном мире и необходимость поиска адекватных ответов на них, в-четвертых, насущная необходимость коренной реформации военно-политической сферы нашего государства, создание формата Армения-НАТО. Все это открывает широкие возможности и подчеркивает необходимость расширения и углубления связей Североатлантического Альянса с Арменией.

В настоящее время официальный Ереван предпринимает определенные шаги в направлении сближения с НАТО в рамках утвержденного Плана действий по индивидуальному партнерству (ПДИП, IPAP). Однако, как представляется, есть возможности и политическая необходимость для форсирования движения нашей страны в этом направлении.

В информационную эпоху есть широкие возможности для того, чтобы расширить общественное восприятие необходимости расширения связей нашей страны с Североатлантическим Альянсом. Если обязательства нашей страны перед Советом Европы, Европейским Союзом, ОБСЕ, их выполнение и контроль над приведением нашего законодательства и практики правоприменения в соответствие с общепринятыми стандартами становятся предметом обсуждения политически активной части гражданского общества и СМИ, то в плане IPAP и всего комплекса отношений с НАТО проблема не пользуется, к сожалению, подобной “популярностью”.

Не считаю, что ситуация в этом отношении определяется исключительно объективными факторами. Во-первых, публичные мероприятия в рамках Армения-НАТО (к примеру, “Недели НАТО”) недостаточно освещаются СМИ, и дело ограничивается лаконичными “бюрократическими” сообщениями и пресс-релизами, что не становится и не может стать предметом общественной дискуссии. Во-вторых, если отношения Армения-ЕС являются предметом дискуссии и обсуждений для целой сети разного рода общественных организаций и независимых аналитических центров Армении, то этого нельзя сказать об отношениях Армения-НАТО, которые, можно сказать, ограничиваются только официальным уровнем.

На этом фоне представляется, что насущная необходимость расширения и углубления связей нашей страны с НАТО исходит не только из интересов региональной безопасности, интересов нашей страны, но и армянского общества. Долгосрочная программа сотрудничества с Североатлантическим Альянсом является серьезным стимулом для процессов реальной демократизации нашей страны, в которых само общество изначально является как главным заказчиком, так и главным бенефициаром. Потому и важен не только официальный уровень отношений, но и общественный, с использованием всего инструментария и институтов публичной дипломатии, ибо ценности, которые заложены в основу самого мощного блока, и которые блок призван защищать, предполагают совпадение с коренными интересами самого гражданского общества.

Такая постановка вопроса позволит обществу не только сформировать, сформулировать собственную повестку отношений Армения-НАТО, но и эффективно контролировать ход выполнения намеченных программ партнерства, что определенно позитивно отразится на результатах, во благо Армении как государства, так и всего региона. Это исходит также из интересов самого военно-политического союза.

Share

Comments are closed.