А зори здесь не тихие

27.07.12.

Ашот ГАЗАЗЯН, Асеф ГУЛИЕВ, Лусинэ АВАНЕСЯН

 АРМЕНИЯ: ВОЙНА БЕЗ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ, МИР ПОД ПРИЦЕЛОМ СНАЙПЕРА

ТРАГИЧЕСКАЯ СТАТИСТИКА

Весна 2012 на армяно-азербайджанской границе выдалась тяжелой. Эксперты сходятся во мнении, что беспрецедентное по числу убитых и раненых “весеннее обострение” может повлечь за собой серьезную эскалацию конфликта.

Вот только некоторые эпизоды противостояния.

Ранним утром 27 апреля в следственный отдел шестого гарнизона Следственной службы Министерства обороны Армении поступило сообщение о том, что на дороге Айгепар-Мовсес Тавушской области расстреляна машина “ВАЗ-2107”, принадлежащая одному из служащих по контракту N-ской части. В результате обстрела водитель и два пассажира получили тяжелые огнестрельные ранения. Несмотря на все предпринятые действия, спасти военнослужащих не удалось – двое скончались по дороге в госпиталь райцентра Берд, один – в госпитале. При осмотре места происшествия на машине обнаружено множество следов от пуль.

 

Двумя днями ранее, 25 апреля, в той же области с азербайджанской стороны было обстреляносело Довег. Обстрел велся на протяжении двух часов, и, поскольку огонь угрожал зданиям сельской школы и детского сада, дети были немедленно эвакуированы. К счастью, никто не пострадал.

31 марта двое солдат срочной службы и старший лейтенант армянской армии подорвались на мине на боевых позициях на границе с Азербайджаном, близ села Чинари Тавушской области. В результате взрыва все трое получили тяжелые ранения. Одному из пострадавших оторвало стопу, его прооперировали в военном госпитале.

19 марта на пограничных постах все той же Тавушской области в результате нарушения режима прекращения огня, как сообщают официальные армянские источники, был убит майор ВС Армении Артак Шахбазян.

14 марта на боевой позиции одной из частей Тавушской области был убит военнослужащий контрактной службы, младший сержант Севак Асликян.

Не все эти эпизоды фактически продолжающейся войны вошли в информацию о количестве нарушений режима прекращения огня, распространенную Министерством обороны Армении. Согласно последнему, за первые три месяца 2012 Азербайджан нарушил режим перемирия 434 раза, при этом число выстрелов в направлении Армении составило более 3,610. Азербайджанская сторона около 500 раз использовала СВД (снайперская винтовка Дегтярева), около 40 раз – ДШК (крупнокалиберные пулеметы), почти 60 раз – “Черную стрелу” (усовершенствованное крупнокалиберное снайперское оружие). Случаев использования ручных гранатометов не зарегистрировано. С января по март в результате нарушения режима перемирия только на армяно-азербайджанской границе были убиты 3 армянских солдат, 6 ранены.

Динамика случаев нарушения перемирия говорит сама за себя. По данным Министерства обороны Армении, количество нарушений режима прекращения огня со стороны Азербайджана на армяно-азербайджанской границе за первые три месяца 2011 составило 197 (с общим количеством выстрелов 2391). Иными словами, частота обстрелов возросла более чем в два раза. И эта тенденция наблюдается уже давно. По данным армянских информагентств, в 2011 азербайджанская сторона нарушила режим перемирия более 12600 раз, в 2010 – 7200, в 2009 – почти 4600 раз. В 2008 было зарегистрировано 3500 нарушений, в 2007 – около 1400, в 2006 – около 600.

Кроме того, с мая 1994, когда между сторонами конфликта был установлен режим прекращения огня, по сей день заминированными остаются территории, прилегающие к 60 населенным пунктам Армении. Подобных участков насчитывается более ста, площадь их превышает 322 кв.км. С момента установления режима перемирия по настоящее время от взрывов мин, неразорвавшихся снарядов и иных боеприпасов пострадало более 400 человек, 112 скончались.

Лето 2012 выдалось, пожалуй, самым горячим за все время после установления режима прекращения огня. Диверсионные вылазки, обстрелы позиций, расположенных в непосредственной близости от населенных пунктов, новые погибшие и раненые. Пострадали и рядовые сельчане, их имущество. По-прежнему в числе главных задач повестки дня остается вывод снайперов с передовых позиций. Об этом говорят все высшие должностные лица, представляющие Евросоюз, Совет Европы, ОБСЕ…

В ЧЕСТЬ ЧЕГО СТРЕЛЯЮТ НА ГРАНИЦЕ?

Ряд армянских экспертов, источники, близкие к главному военному ведомству РА  полагают, что перестрелки становятся интенсивнее в период очередных призывов в армию, встреч высокопоставленных официальных лиц, саммитов, сессий, очередных заседаний международных организаций, на которых ожидается рассмотрение карабахской проблемы, а также в канун праздников или памятных дат. Наши личные наблюдения в приграничной зоне совпадают с этим мнением – напряжение возрастает здесь как до, так и после встреч президентов Армении и Азербайджана, в дни религиозных праздников, выборов и т.п. При этом, однако, во время воинских призывов активизация перестрелок до сих пор не наблюдалась.

Сегодня, оценивая последние инциденты, к примеру, на границе Тавушской области Армении и Товузского района Азербайджана, можно констатировать их связь с приходом весны, преддверием парламентских выборов в РА и визитом президента Сержа Саргсяна в этот регион. Многие обстоятельства могут повлиять, влияют, и, к сожалению, будут влиять на безопасность жителей в приграничной зоне – до тех пор, пока карабахская проблема не найдет своего решения.

 СНАЙПЕРСКАЯ ВОЙНА ОТДАЛЯЕТ МИР

Отвод снайперов с линии огня стала в последние месяцы притчей во языцех. Но не менее важно обезвредить хотя бы часть мин на линии соприкосновения. Поскольку большей части карт минных полей у сторон не сохранилось, от мин и неразорвавшихся снарядов гибнут по обе стороны границы. Разминирование позволило бы получить в дополнительное и безопасное пользование десятки тысяч гектаров земель – сельхозугодий, пастбищ, сенокосов – в обеих странах.

Международная кризисная группа выступила с рядом рекомендаций и предложений на этот счет. Так, “в целях защиты гражданского населения, проживающего вдоль линии соприкосновения, Азербайджану следует согласиться: во-первых, на расширенный мониторинг миссии ОБСЕ вдоль линии соприкосновения; во-вторых, на предложение вывести снайперов с линии соприкосновения и, в-третьих, на создание двустороннего механизма расследования фактов нарушения соглашения о прекращении боевых действий”, – говорится в одном из докладов МКГ. Этой организацией дается также статистика по потерям с обеих сторон: в течение каждого года около 30 военнослужащих погибает по разные стороны линии соприкосновения. Только за 2011 с армянской стороны погибло 10 военнослужащих, 28 были ранены. Также, с армянской стороны погиб один гражданский. (По данным армянской стороны, в 2011 перестрелки унесли жизни 20 военнослужащих, ранения получили 36 человек).

По данным Минобороны Азербайджана, на которые ссылаются авторы доклада, за 2011 на линии соприкосновения войск были убиты 15 азербайджанских военных и 4 гражданских лица. Еще 24 человека, из которых 19 военных, были ранены.

Ереванский политолог, директор Центра глобализации и регионального сотрудничества Степан Григорян напоминает, что “еще во время председательства Литвы в ОБСЕ (в 2011) выдвигалась инициатива по мерам доверия между сторонами конфликта”. “Здесь важно как стимулирование контактов между институтами гражданского общества Армении и Азербайджана, так и ослабление напряжения на линии соприкосновения армий Азербайджана и Армении, то же самое следует сделать и на карабахском направлении”, – считает Григорян.

Он считает, что особенно болезненно нашими обществами воспринимается гибель военнослужащих от снайперских пуль, что отдаляет стороны карабахского конфликта от поиска его решения, а также еще более усиливает недоверие друг к другу. “Поэтому отвод снайперов с передовых позиций, сегодня является актуальнейшей задачей для посредников (первым долгом сопредседателей МГ ОБСЕ) в решении конфликта. Однако Азербайджан пока не соглашается на отвод своих снайперов с линии соприкосновения сторон. Как нам кажется, это главным образом связано с тем, что азербайджанская сторона опасается, что международное сообщество предаст забвению карабахский конфликт. Наличие же напряжения на линии соприкосновения сторон, для официального Баку является главной гарантией того, что мир будет активно заниматься этой проблемой”.

Другой армянский политолог, заместитель директора Института Кавказа Сергей Минасян считает: “Перестрелки являются инструментом политического давления Азербайджана, символизирующим “несогласие” его руководства со сложившейся вокруг карабахского конфликта военно-политической реальностью. В подавляющем большинстве случаев они являются политически мотивированными, вызванными нежеланием азербайджанского руководства снижать эскалацию, выводить снайперов и т.д.”.

По мнению Минасяна, мандат и имеющиеся ресурсы спецпредставителя действующего председателя ОБСЕ Анджея Каспршика (фактически, единственной структуры, которая может в настоящее время проводить расследование инцидентов на линии соприкосновения войск) не позволяют в полной мере мониторить и представлять мировой общественности данные по ситуации на линии соприкосновения.

Влияют ли воинственные призывы первых лиц государств на интенсивность перестрелок? На этот вопрос все люди, с которыми нам довелось общаться в процессе подготовки этого материала, ответили утвердительно. При этом армянские военные отметили, что “интенсивность перестрелок повышается и без особых причин или прямых указаний высоких инстанций, что дает повод думать об отсутствии эффективного контроля над подразделениями со стороны верховного командования”.

ПЕРЕСТРЕЛКИ ОСЛОЖНЯЮТ ЖИЗНЬ ПРИГРАНИЧНЫХ СЕЛ

Напряженность на границе крайне негативно сказывается на социальном положении населения близлежащих к зоне конфликта районов, прежде всего, из-за затрат бюджетов общин на обеспечение мер безопасности. Частые перестрелки осложняют организацию сельскохозяйственных работ и передвижение населения, а также отрицательно влияют на психическое состояние людей, при этом, особенно страдают дети.

“В основном, наши  угодья находятся в непосредственной близости от границы, как и  само село”, – рассказывает глава сельской администрации села Воскепар Тавушской области Грануш Агбалян. “ Довольно много земли мы просто не можем использовать. Как только приближаемся на тракторе или комбайне к этим территориям, с  той стороны сразу начинают стрелять. Люди просто боятся. Конкретно наше хозяйство лишено возможности использовать до 70 гектаров своих земель, и они приходят в запустение. В нашей области более сорока приграничных сел”.

По мнению Агбалян, “можно было бы договориться с азербайджанцами и на период сельхозработ огонь не открывать. Но такие вопросы должны решаться на государственном уровне. Поначалу бывало, что и договаривались. Но люди все меньше верят, что могут работать на приграничных землях в безопасности. Никаких контактов с азербайджанцами, никаких встреч просто нет. Безопасность нашего и соседних сел обеспечивают военные. Там окопы, траншеи, словом, все, что нужно для контроля ситуации и обороны”.  “Именно поэтому – отмечает глава Воскепарской администрации, – наше село за последние годы никаких потерь не имело – ни убитых, ни раненых, ни подорвавшихся на минах. У нас даже дети знают, куда можно ходить, а куда нельзя. Сразу после войны, бывало, на минах подрывались люди, домашние животные. Но это было давно, вот уже несколько лет никаких потерь мы не понесли. Разве что люди многие уехали. В Воскепарской школе обучаются 102 ученика, а до войны здесь училось втрое больше детей”.

При этом стрельба на границе звучит почти постоянно. И не всегда для того, чтобы решать какие-то задачи военного характера, к примеру, улучшения позиций. “В одно время с той стороны простреливалась даже общереспубликанская дорога, да и сейчас здесь есть участки, на которых автомобили вынуждены ускорять движение”, – говорит один из сельчан Гензел Григорян.

Люди единодушны во мнении, что война всех отбросила на многие годы назад.

“Знаете, сейчас мы научились ходить по окрестностям так, чтобы нас не могла задеть пуля с той стороны, чтобы не подорваться на мине. Но все равно страдают все – и наши, и люди с той стороны. Никто не выиграл от этой ситуации”, – говорит житель села, владелец небольшой сыроварни Генрих Саруханян. “Раньше активно торговали с Казахским районом.  Животноводческую продукцию, как правило, туда возили. Они тоже часто приезжали. В производстве молочных продуктов азербайджанцы нам уступали, но их фрукты, овощи дешевле были”.

ПРИСУТСТВИЕ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ ОТРЕЗВЛЯЕТ

По поводу необходимости и действенности мониторингов ОБСЕ на линии соприкосновения войск, представители экспертного сообщества, с которыми мы встречались, сказали приблизительно следующее: “После организации и проведения мониторингов на конкретном месте царит спокойная ситуация без каких-либо нарушений режима прекращения огня, но это носит временный характер. В тактическом плане эти мероприятия не дают особого результата, поскольку их число и частота недостаточны для полного контроля. В то же время стратегическая роль мониторинга заключается в том, что на линии соприкосновения чувствуется присутствие международного сообщества”.

Но все, как один, уверены в том, что “было бы лучше, если бы ОБСЕ увеличило бюджет на наблюдателей ”. Посредникам за годы их деятельности удалось, по крайней мере, не допустить войны.

 

АЗЕРБАЙДЖАН: НЕ ВОЙНА, НЕ МИР

 ЖИВЫЕ МИШЕНИ

По пути к линии соприкосновения войск наш коллега попросил водителя остановить машину, чтобы сделать несколько снимков. Сопровождавший нас офицер резко возразил: “Здесь  останавливаться нельзя – эта часть дороги под прицелом армянских снайперов”. Пришлось ехать дальше, а коллега долго сожалел, что не удалось запечатлеть прекрасный вид.

Этот случай произошел в Газахском районе. Но подобных участков вдоль линии соприкосновения войск от Араза до Куры много. Люди живут и работают на этих опасных территориях, зная о том, что представляют собой живую мишень.

12 мая 1994, после интенсивных военных операций, длившихся более двух лет,  официальными представителями конфликтующих сторон при посредничестве России было подписано соглашение о бессрочном перемирии, которое остается в силе уже 18 лет. Оформлению этого соглашения способствовал документ, принятый днями ранее руководителями парламентов, который  вошел в историю как Бишкекский протокол. Однако как минимум 5 дней в неделю мы слышим сводки о нарушении режима прекращения огня практически по всей линии фронта.

ГОРЬКАЯ СТАТИСТИКА

Согласно результатам мониторинга СМИ, проведенного в 2003-2011 Центром журналистов по военным расследованиям “Доктрина”, боевые потери Азербайджана составили 162 человека. Такова горькая статистика последних пяти лет:

2007 — погибли 22 человека (16 – в перестрелке с армянами, 6 – подорвались на минах), 10 ранены.

2008 – погибли 18 человек, 5 ранены.

2009 —  погибли 11 человек, 15 ранены.

2010 – погибли 17 человек (16 – от пули противника, 1 – подорвался на мине), 12 ранены.

2011 – погибли 14 человек (13 – от пули противника, 1 – подорвался на мине), 26 ранены.

По результатам мониторинга СМИ Азербайджана, проведенного нами, в январе-мае 2012 в результате нарушения режима прекращения огня погибли 7, ранения получили 7 солдат и офицеров  Вооруженных сил Азербайджана. Согласно этим данным, режим прекращения огня нарушался за 5 месяцев 568 раз. Среди пострадавших есть и гражданское лицо: житель Тавузского района получил пулевое ранение. По информации азербайджанских СМИ, за 5 месяцев 2012 армянская сторона потеряла на линии соприкосновения войск 30 военнослужащих.

За 18 лет самое крупномасштабное нарушение режима прекращения огня произошло в ночь с 3 на 4 марта 2008. Оно было зафиксировано в направлении села Гасангая Тертерского района. Перестрелка длилась почти сутки. После подписания Бишкекского протокола это единственный случай, когда были использованы  крупнокалиберные минометы. Жители расположенных поблизости населенных пунктов  и военнослужащие, с которыми мы беседовали через два дня после происшедшего, говорили одно и то же: “Мы думали, что началась война”.

Громкий резонанс в связи с нарушением режима прекращения огня  вызвало и пересечение линии соприкосновения войск офицером азербайджанской армии, впоследствии Национальным героем страны Мубаризом Ибрагимовым. И на этот раз стороны обвинили друг друга, каждая со своих позиций. Самым запомнившимся и загадочным  моментом этого происшествия стало возвращение армянами тела Мубариза Ибрагимова лишь спустя несколько месяцев.

МЕНЬШЕ ИНФОРМАЦИИ – БОЛЬШЕ СЛУХОВ

Безусловно, нарушения перемирия и связанная с этим информация воспринимаются в обществе неоднозначно – возникают различные слухи, выдвигаются разнообразные обвинения и соображения.

Во-первых, режим прекращения огня чаще всего нарушается накануне призыва. А это способствует тому, что напуганные родители начинают искать способы, чтобы обеспечить своим детям службу в более безопасных местах. “О каких “способах” идет речь, думаю, сами понимаете”, – подсказывает нам рослый мужчина, которого мы не первый раз встречаем перед одним из военных комиссариатов города Баку.

Во-вторых, количество использованных во время нарушения перемирия боеприпасов искусственно преувеличивается, чтобы присвоить финансовые средства. В этом уверены многие наши коллеги, особенно те, кто ни разу не был в приграничной зоне.

В-третьих, обстановка специально обостряется перед каждым раундом переговоров по урегулированию конфликта мирным путем. Об этом говорят все аналитики. Депутат парламента, политолог Расим Мусабеков уверен, что последний инцидент на линии соприкосновения связан именно с визитом госсекретаря США Хиллари Клинтон.

В-четвертых, информация о нарушении перемирия служит тому, чтобы отвлечь внимание общества от имеющихся проблем внутри страны. Это мнение можно услышать из уст почти каждого второго оппозиционера.

На первый взгляд, каждое из перечисленных утверждений – логично. Однако сказать, какая доля истины присутствует в каждом из них, довольно сложно.

Привлекает внимание тот факт, что официальных сообщений о нарушении режима прекращения огня было больше всего в сентябре 2011, как раз накануне призыва. Но давать этому однозначную оценку нельзя. Источники в армии и комиссариатах это предположение категорически отвергают. Обратимся к фактам. По официальным данным Министерства обороны Азербайджана, статистика  нарушения перемирия в 2011 выглядела следующим образом: в январе – 24, в феврале – 56, в марте – 80, в апреле – 36, в мае – 80, в июне – 69, в июле – 68, в августе – 69, в сентябре – 119, в октябре – 64, в ноябре – 49, в декабре – 61 раз.

Вспомним, призывы проводятся в январе, апреле, июле, октябре.

Согласно официальным сообщениям, в марте 2012 Вооруженные силы Армении нарушили режим прекращения огня на линии фронта 124 раза. Если сравнить со статистикой 2011,  рост интенсивности налицо. Однако расценивать это как искусственно создаваемое допризывное волнение нельзя, потому что в следующем месяце зафиксировано 147 нарушений перемирия. Значит, дело не только в ажиотаже накануне призыва. Если учесть, что в мае Азербайджан принимал конкурс “Евровидение”, версия о  заинтересованности армянской стороны в создании напряженности в Азербайджане в это время выглядит вполне реалистичной. И средний офицерский состав воинских частей на передовой линии говорит о частых провокациях с армянской стороны именно накануне “Евровидения”.

Утверждения, что за нарушениями режима перемирия стоят хищения, не подтверждаются ни одним источником. Для прояснения вопроса мы решили получить дополнительную информацию непосредственно от военных. По словам одного из наших собеседников, представлявшего средний командирский состав и служившего на передовой линии, ложной информации в связи с нарушением режима прекращения огня с передовой не передают. Правдивость в интересах командиров,  потому что ошибочная информация означает лишние или недостающие патроны в воинской части. А несоответствие количества патронов в воинской части тому количеству, что указано в документации, напрямую ведет к уголовной ответственности. Поэтому ни один командир не станет обманывать. Источник сообщает, что риск  такого рода фикций со стороны младшего командирского состава неблагоразумен, а со стороны верхнего эшелона такая попытка нереальна, потому что в любом случае списание боеприпасов должно осуществляться  «низами».

Следует отметить, что ответа на информационный запрос в Министерство обороны по этому поводу не последовало.

Министерство, не отвечающее ни на один вопрос, связанный с армией, и в этом вопросе продемонстрировало неуважение к закону «О доступе к информации».

Еще одно предположение – совпадение нарушений режима перемирия с дипломатическими усилиями по разрешению конфликта. У него немало аргументов. К примеру, нарушение режима перемирия в направлении Гасангая, о котором рассказывалось выше, пришлось на время перед Давосской встречи президентов двух стран. Выяснить истинные причины этого нарушения, то есть узнать,  кто “первый начал”, невозможно: стороны обвиняют друг друга, а выхода на беспристрастные источники информации нет.  Вопрос о том, кто же на самом деле накаляет обстановку и с какой целью, остается открытым.

ПЕРЕСТРЕЛКИ И ПОЛИТИКА

И наконец, бытует мнение, что нарушение перемирия или распространение информации об этом направлено на то, чтобы отвлечь внимание общества от существующих социальных проблем.

Обратимся к статистике 2011. Самые серьезные акции азербайджанской оппозиции, вдохновленной “арабской весной”, и  протестные настроения в обществе приходятся именно на апрель. Но статистика указывает на то, что перемирие нарушалось в этом месяце всего 36 раз. А это меньше даже годового среднестатистического показателя.

Другое наблюдение показывает, что после заявлений международных организаций в связи с нарушением прав человека в Азербайджане на линии соприкосновения войск становится тревожно. Вновь обратимся к статистике 2011. После апрельских акций оппозиции международные организации выступили с заявлениями по поводу нарушений прав человека в Азербайджане. Заявления приходятся преимущественно на май. В официальной статистике за этот месяц зафиксировано 80 случаев нарушения перемирия.

Затем в июне состоялась нашумевшая Казанская встреча президентов. Однако, согласно официальным данным, в июне режим перемирия нарушался 69 раз.

Несовпадение взаимных обвинений и статистики в случаях нарушения перемирия заставляет серьезно задуматься. Сравнительный анализ 2011 и истекшего периода 2012 показывает, что количество нарушений режима прекращения огня увеличилось. Безусловно, в статистических показателях возможен и факт искусственного завышения. Но рост интенсивности инцидентов в любом случае не вызывает сомнений.

Как на переговорах в рамках Минской группы ОБСЕ, так и на встрече Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна по инициативе президента России, была выражена обеспокоенность по поводу нарушения перемирия. Сопредседателям даже было рекомендовано подготовить механизмы для изучения причин нарушения перемирия. Однако конкретных шагов в связи с этим пока нет. Вот уже несколько лет на линии соприкосновения войск под руководством личного представителя председателя ОБСЕ проводятся мониторинги. Но их истинные цели воспринимаются в азербайджанском обществе, включая политиков и самих военных, по-разному.

Например, по словам командира дислоцированной на передовой линии воинской части, полевые помощники личного представителя председателя ОБСЕ однозначно собирают разведданные.  А то, что результаты мониторинга не предаются гласности, способствует усилению подобных подозрений. Мы пытались получить официальный ответ на вопрос, предоставляется ли информация о результатах этих мониторингов правительству Азербайджана?  Но, ни Министерство обороны, ни Министерство иностранных дел АР не ответили.

СТЕНА – НЕ ОЧЕНЬ УДАЧНАЯ ИДЕЯ

В результате нарушения перемирия на линии соприкосновения войск страдает и мирное население. На той стороне линии, пролегающей через территории Физулинского, Агджабединского, Агдамского, Тертерского, Геранбойского, Гёй-Гёльского районов, нет никаких населенных пунктов. Но вдоль всей линии соприкосновения войск с азербайджанской стороны находятся населенные пункты. Это дает превосходство тактического маневра для армянской стороны. Нередки факты убийства азербайджанцев, жителей приграничных сел. В 2011 было убито четверо гражданских лиц, двое из них – дети. Трагические события произошли в Агдамском, Товузском районах.

После убийства 9-летнего жителя Агдама Фариза Бадалова азербайджанское правительство решило обезопасить своих граждан, выстроив стену перед населенными пунктами на прилегающих к линии соприкосновения войск территориях для защиты от мелкокалиберного оружия. Строительство стены было поручено Агентству по восстановлению и перестройке территорий Азербайджанской Республики. На посланный нами информационный запрос Агентство не ответило. Его обеспокоили вопросы, касающиеся финансовой стороны строительства. Юрист Агентства заявил, что для получения ответов необходимо разрешение МНБ, а сумма выделенных средств является государственной тайной.

Строительство стены было неоднозначно воспринято и местными жителями. Одни

считают, что после строительства стены безопасность, пусть и в малой степени, будет обеспечена. Другие, занимающиеся сельским хозяйством на приграничных территориях, говорят, что все равно остаются лицом к лицу с опасностью.

Дело в том, что стена строится только вокруг населенных пунктов, а люди, работающие в поле или на пастбищах, рискуют попасть под обстрел. Значит, оградительная стена – не очень удачная идея. Многие конфликтологи придерживаются мнения, что идея ее строительства потерпела крах. Кстати, на ряде участков работы по строительству стены приостановлены.

Можно бесконечно перечислять обстоятельства, связанные с нарушением режима прекращения огня. Но самой серьезной  проблемой остается факт перестрелок. До тех пор, пока не будут предприняты действенные меры, не избежать потерь, как среди военнослужащих, так и среди гражданских лиц.

Село Чыраглы Агдамского района находится в приграничной зоне. Здесь некоторые дома находятся буквально в 100-150 метрах от линии соприкосновения войск. Хосров Шукюров во время военных действий в 1993 вместе с семьей уехал из села. После объявления перемирия вернулся домой. Но зайти к себе во двор через ворота не смог, потому что ворота открываются в сторону постов, контролируемых армянами. Хосров забетонировал ворота, открыл вход с другой стороны двора и вот уже 18 лет живет под пулями. Однако надеется на то, что наступит день, когда он разрушит бетонную стену, и к нему в дом постучится не пуля врага, а рука друга.

 

НАГОРНЫЙ КАРАБАХ: ЦВЕТЫ ПОД ПУЛЯМИ

ЛИНИЯ СОПРИКОСНОВЕНИЯ ЖИЗНИ И СМЕРТИ

Перемирие дало возможность поиска дипломатического пути решения конфликта. Но на линии соприкосновения армянских и азербайджанских вооруженных сил за последние 18 лет напряженность не ослабла, несмотря  на заверения лидеров конфликтующих сторон о приверженности решению конфликта мирным путем, и постоянные призывы международных организаций соблюдать  соглашение о прекращении огня.

 Детство Лусинэ Арустамян прошло под обстрелами, в тревоге за жизнь родных, которые были на передовой. После перемирия жизнь в небольшом городе Мартуни, где проживает Лусинэ, стала налаживаться. Но для Лусинэ и ее коллег “перемирие” – понятие относительное. Она работает в госпитале и, к сожалению, часто сталкивается  с последствиями инцидентов на линии соприкосновения.

Заявления, которые принимаются в каких-то далеких городах, на высоких саммитах молодой женщине непонятны. “У нас стреляют так, как на фронте. Это не линия соприкосновения, это фронтовая линия. Соприкасаться можно с чем-то прекрасным, а здесь – смерть и страдания”, – говорит Лусинэ. 

ЗАЯВЛЕНИЯ, ЗАЯВЛЕНИЯ…

19 июня 2012 в далеком Лос-Кабосе президенты России, США и Франции приняли очередное заявление.

“Мы, президенты стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ – Франции, России и Соединенных Штатов Америки – едины в своей твердой приверженности мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Стороны конфликта не должны более откладывать принятие важного решения, необходимого для достижения прочного и мирного урегулирования”, – говорится в заявлении Франсуа Олланда, Владимира Путина и Барака Обамы.

Главы государств призвали лидеров Армении и Азербайджана к выполнению взятых на себя обязательств на встрече в Сочи 23 января, согласно которым стороны должны ускорить достижение согласия по основным принципам урегулирования карабахского конфликта. В качестве доказательства своей политической воли они должны воздерживаться от максималистских позиций на переговорах, уважать соглашение о прекращении огня от 1994 и не применять враждебной риторики, которая повышает напряжение.

Президенты Франции, России и США подчеркнули, что конфликт не может быть решен военным путем, что это лишь “продлит страдания и лишения, выпавшие на долю народов региона”.

Внешнеполитическое ведомство Нагорного Карабаха поддержало совместное заявление президентов России, США и Франции. “Мы всегда положительно относились к подобным инициативам, направленным на мирное решение проблемы с учетом всех принципов международного права, и в очередной раз подтверждаем свою готовность следовать призывам и рекомендациям глав стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ”.

“Я не верю политикам”, – говорит Лусинэ Арустамян из Мартуни. “Дома отец иногда смотрит азербайджанское ТВ, переводит на армянский слова журналистов, депутатов, президента Алиева. Говорят больше о войне, об уничтожении армян. Как после этого верить каким-то договоренностям?” – спрашивает Лусинэ.

ИЮНЬ ВЫДАЛСЯ СЛИШКОМ ЖАРКИМ

В то же самое время карабахские политологи не скрывают, что ожидали большего и от президентов стран-сопредседателей МГ ОБСЕ и от политиков на родине. Дело в том, что июнь 2012 в зоне конфликта выдался слишком жарким.

На линии соприкосновения вооруженных сил Азербайджана и Нагорного Карабаха в эти дни стреляли на разных участках. По данным армии обороны НК, с 3 по 9 июня на карабахско-азербайджанском участке линии соприкосновения режим прекращения огня был нарушен около 1400 раз, это почти в 3 раза больше среднестатистических данных. В течение последней недели в дополнение к многочисленным нарушениям, противник предпринял также несколько попыток разведывательно-диверсионного характера.

Вот подробности одной из них, согласно официальным источникам.

“6 июня около 04:15 часов на южном направлении линии соприкосновения (Горадиз) азербайджанская разведывательно-диверсионная группа предприняла попытку проникнуть на одну из позиций Армии обороны НК. Карабахские ВС прибегли к ответным мерам и отбросили противника на исходные позиции. По данным пресс-службы Армии обороны НК, в  результате перестрелки азербайджанская армия понесла значительные потери. Потери есть и у армянской стороны – погиб младший сержант Вардан Оганян, ранены рядовые Араик Мавреян и Володя Цатрян”.

Госсекретарь США Хиллари  Клинтон в своих выступлениях в Ереване и Баку прокомментировала ситуацию. На пресс-конференции в Ереване 4 июня она заверила, что обсудит вопрос инцидентов на линии соприкосновения с руководством Азербайджана. Как передает агентство АПА, в Баку  она заявила следующее: “Этому насилию должен быть положен конец. Я сказала президенту Азербайджана, что США готовы сделать все, чтобы содействовать урегулированию конфликта”. С заявлениями выступили и представители других стран-сопредседателей МГ, а также  Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон, действующий председатель ОБСЕ Имон Гилмор.

Если верить статистическим данным, эти призывы были услышаны. Уже на следующей неделе, по  данным военных источников НК, число нарушений сократилось до 1000 за неделю (10-16 июня), а 23 июня сообщалось о 400  нарушениях за неделю. Несмотря на это в одном из инцидентов погиб армянский солдат. Это случилось накануне саммита большой двадцатки, в день, когда в Париже состоялась встреча министров иностранных дел Армении и Азербайджана.

18 июня внешнеполитическое ведомство НК потребовало от ОБСЕ дать жесткую оценку действиям Азербайджана. Соответствующая нота, отражающая официальную точку зрения властей НК по данному вопросу, была отправлена в офис Личного представителя Действующего председателя ОБСЕ Анджея Каспршика.

По мнению пресс-секретаря главы Нагорного Карабаха Давида Бабаяна, инцидентами на линии соприкосновения официальный Баку пытается шантажировать международное сообщество. Бабаян, комментируя инцидент 18 июня, отметил: “Накануне любой встречи на высшем уровне либо визитов в регион крупных международных руководителей азербайджанская сторона нарушает режим прекращения огня. Хотя, казалось бы, именно в это время нужно вести себя более сдержанно, учитывая к тому же членство Азербайджана в Совбезе ООН. Поэтому развивать такой сценарий – просто нонсенс”. Подобная оценка ситуации разделяется в Карабахе всеми, с кем приходилось говорить на эту тему.

В интервью карабахскому телевидению председатель комиссии по внешним сношениям карабахского парламента Ваграм Атанесян подчеркнул: “Азербайджан хочет дать понять, что если мирным путем вопрос не будет решен, как выгодно ему, то он применит силу”. По мнению депутата Сергея Газаряна, “азербайджанская сторона подобными провокациями пытается показать, что ситуация вот-вот может выйти из-под контроля и вылиться в полномасштабную войну, что противоречит интересам региональных и мировых игроков. Такая линия поведения, избранная Азербайджаном, является одной из возможных, но при этом самой контрпродуктивной и опасной”. Председатель Общественного совета по внешней политике и безопасности Масис Маилян считает, что нарушение режима прекращения огня – “составная часть азербайджанской военной дипломатии”.

ВИЗИТЫ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ВНЕЗАПНЫМИ

С майором карабахской армии Седраком Погосяном мы встретились на передовой.  На участке линии соприкосновения, где служит Погосян, стреляют каждый день. Солдаты были даже удивлены, что за два часа нашего пребывания на передовой было спокойно. “Солдат выполняет приказ политического руководства. Азербайджанские военные в окопах не могут нарушить режим перемирия без  приказа из Баку. Тем более, что стреляют они на поражение. У нас же  другой приказ – соблюдать режим перемирия, не поддаваться на провокации”.

Военные на передовой не скрывают, что стреляют и сами. Старший лейтенант Сурен Китоян разъясняет, что стрельба открывается, “когда действия противника могут изменить баланс сил на линии соприкосновения и угрожать жизни наших солдат”. Позиции сторон на этом участке расположены друг от друга очень близко. Даже человеку невоенному  понятно, что это значит на самом деле.

На вопрос, “возможно ли честное расследование инцидентов на линии соприкосновения?”, майор Седрак Погосян отвечает утвердительно: “Нужно, чтобы наблюдатели чаще бывали на передовой. Несколько часов, проведенные здесь, помогут выяснить все или почти  все. Только визиты наблюдателей должны быть внезапными, неожиданными”.

МЕХАНИЗМОВ ПО-ПРЕЖНЕМУ НЕТ…

Пока посредники только обсуждают механизмы расследований инцидентов. По мнению Масиса Маиляна, если стороны проявят конструктивный подход, то честное проведение расследований возможно. В этом случае, по его мнению, число нарушений сократится до минимума.

Посредники надеются, что предложенные МГ ОБСЕ механизмы по расследованию инцидентов будут эффективны и взаимоприемлемы. Они также поддержали инициативу Генерального секретаря ООН прекратить снайперскую войну. “Мы должны гарантировать отвод снайперов с линии соприкосновения, а также то, что никаких ответных действий сторонами предпринято не будет, поскольку все инциденты будут расследованы. Необходимо иметь независимые механизмы по расследованию этих инцидентов, которые все это обеспечат.” Это выдержка из заявления действующего председателя ОБСЕ, вице-премьера и министра иностранных дел Ирландии Имона Гилмора.

ИНОГДА ПРИХОДИТСЯ С ПРОТИВНИКОМ “БЕСЕДОВАТЬ”

“Миролюбие не бывает односторонним, иногда приходится с противником “беседовать” на его же языке”, – говорит старший лейтенант карабахской армии.

Жители села Талиш Мартакертского района НК в 1992 были вынуждены покинуть свои дома. Стали возвращаться после перемирия. Фронтовая линия проходит недалеко от села.  До соседней азербайджанской деревни расстояние всего 3 км. Между двумя населенными пунктами – военные позиции. Раньше  дорога, ведущая в Талиш, на мосту до города Мартакерт сворачивала направо. “Сейчас эта дорога обстреливается, поэтому поедем другой дорогой”, – объясняет наш шофер, сворачивая налево. Через несколько метров – новый дорожный указатель. Старый давно снят.

Средняя школа Талиша. Дети играют во дворе. Они родились после перемирия, но хвастаются, что по звуку выстрела могут определить оружие, из которого стреляли. Учитель физики Сос Петросян говорит, что от фронтовой линии до школы совсем близко. К счастью, под обстрел дети пока не попадали. Но несколько лет назад  среди сельчан были раненые. По словам сельского старосты Мхитара Аванесяна, жертвой в основном становился скот. “В последние два года мы нашли выход. Просто не пасем скот вблизи от позиций”, – говорит Мхитар.

По соседству другая деревня – Матагис. “Если в последние годы у нас нет жертв и раненых, нет потери скота, это не значит, что стрельба в направлении деревни или  сельскохозяйственных угодий прекратилась. Просто мы научились жить в прифронтовой зоне. Не разрешаем детям играть на опасных  участках”, – говорит глава местной администрации Завен Аванесян. “Мы платим налоги за земли, которые из-за перестрелок не используем. Почти половина пастбищ находится в опасной зоне”.

Пшеницу в Талише и Матагисе выращивают в непосредственной близости от линии соприкосновения. “Каждый год мы сеем и с трепетом ждем урожая. Из-за  стрельбы пожары иногда уничтожают хлеб”, – рассказывает Сос Петросян.

В обеих деревнях люди чувствуют напряжение буквально каждым нервом. Почти в каждой семье кто-то служит в армии. Нарушения режима прекращения огня стали частью жизни этих людей. Удивляет спокойствие, с которым они говорят о перестрелках, демонстрируют их последствия на стенах домов, общественных зданий. “Мы привыкли даже к локальным боям, которые иногда ведутся на расстоянии 2-3 км от деревни. Друзья и родственники звонят из Степанакерта, Еревана, беспокоятся. Но мы привыкли”, – говорит Завен Аванесян.

МЕЖДУ НАМИ – СТЕНА

 “А может нужно построить разделительную стену на линии соприкосновения?” – спрашиваем Завена.

“Для чего? – удивляется он. – Для безопасности? И какая же будет у этой стены протяженность? Нам просто нужно научиться жить рядом, а не воевать”.

На позиции, где служит майор карабахской армии Седрак Погосян, уже слышали, что Азербайджан строит разделительную стену. “С наших позиций стена пока не просматривается. По- моему, это очередная провокация, и цель стены вовсе не оборона, а что-то совсем другое”, —  считает офицер.

Эту инициативу карабахские эксперты оценили по-разному. Председатель постоянной комиссии по внешним отношениям карабахского парламента Ваграм Атанесян строительство стены расценил как очередной пропагандистский ход, за которым ничего серьезного не стоит  “В чем ее смысл? Давайте посмотрим на ситуацию реально. Если стена строится для защиты мирного населения, неужели мы не можем помешать этому строительству? Ведь все происходит на глазах у наших ВС. Если бы армянская сторона преднамеренно убивала мирных людей, то рабочие-строители давно были бы расстреляны ”, – говорит он.

Масис Маилян придерживается того же мнения: “Строительство азербайджанской стены вдоль линии границ с НК не может стать эффективной защитой. Она не является серьезной преградой для имеющихся у сторон современных видов вооружений. Если официальный Баку действительно желает прекращения перестрелок, то для этого необходимо строго придерживаться соглашения о перемирии 1994, выполнять принятые в феврале 1995 обязательства по укреплению режима прекращения огня”.

Что же произойдет, если  на линии соприкосновения перестанут стрелять?

 “Мы просто станем вместе выполнять свой долг по сохранению мира”, – говорит старший лейтенант Сурен Китоян.

Масис Маилян считает, что прекращение “снайперской войны” является минимально необходимым условием для продолжения диалога между конфликтующими сторонами. Это,на его взгляд, стало бы сигналом для всех в регионе и для международного сообщества о готовности решить конфликт мирным путем.

КОШКИ ДРУГ К ДРУГУ В ГОСТИ ХОДЯТ БЕЗ ПОСРЕДНИКОВ

…Всего в нескольких шагах от линии, которую медсестра Лусинэ Арустамян называет “линией соприкосновения со смертью”, молодые солдаты выращивают цветы. В окопах очень чисто, порядок. Сержант Вруйр Восканян поливает ирисы и улыбается: “Это же наш дом. Я  скоро закончу службу. Придут другие ребята”.

К нашему изумлению в узкой ячейке, предназначенной для стрельбы, сидит котенок. Ребята шутят: “Спрятался от солнца, а во время перестрелок прячется в блиндаже. Умный. Пока с противоположной стороной (указывают на  азербайджанские позиции) дружит только он. У него там друг (смеются) – тоже кот. Они друг к другу  в гости ходят  без посредников”.

Share

Comments are closed.