На грани неба и земли

Арам МАТЕВОСЯН
Писатель
Ереван

О Прометее говорят в четырех контекстах: в первом «кругу» боги решили наказать его за предательство и приковать к Кавказским горам, где орлы выклевали ему печень.

Второй круг – орлы своими клювами так пригвоздили Прометея  к скале, что он стал  неделимой частью камня.

В третьем кругу, спустя тысячи лет, его вина была забыта, забыли боги, забыли орлы, забыл и он сам.

Круг четвертый – поскольку все это утратило смысл, все устали. Устали боги, устали орлы, от усталости заросла рана.

Остались только необъяснимые скалистые горы.

Миф пытается объяснить необъяснимое. Но поскольку оно исходит из недр истины, его финал кроется в необъяснимом.

. . .

В свое время в Петербурге должен был состояться судебный процесс, получивший общественное звучание. Муж убил жену на бытовой почве. Защиту мужа взял на себя Анатолий Федорович Конни. До начала своей речи он обратился к судье и присяжным со следующей преамбулой: «Многоуважаемый господин судья, господа присяжные заседатели».  20 минут предложение звучало в том же монотонном ритме. Потерявший терпение судья прервал его  довольно грубо, попросив продолжить речь. «Видите, — парировал адвокат, — вы не выдержали монотонную речь и 20 минут. Представьте себе мужа, который 20 лет подряд слышит одно и то же – ты ничего не стоишь, безответственный алкоголик и прочее». Других доводов, чтобы оправдать мужа, не понадобилось.

— Ты нечестен, ты враг государства, ты вор.

Вот уже двадцать лет власть отзывается так о предпринимателях.

Может, не так явно, но в контексте каждого слова, в каждом намеке ощущается элемент подозрения. Подозреваемые же в течение долгих лет начинают сами сомневаться в своей честности. Власть предержащему непременно нужно посеять сомнения в обществе. Ему надо убедить, что нет честных людей. Все нечестные. Вот конечная цель сокрытия собственной нечестности с помощью психологического давления. Так говорят боги, так говорят власть предержащие. И пусть невинные попробуют доказать свою невиновность.

***

За критику в адрес власти по сфабрикованному обвинению лишают депутатской неприкосновенности бывшего министра иностранных дел и направляют к нему «орлов» — любителей печенки.

Я привез в Армению то, что создано моей семьей, я оставил благополучную Америку и приехал на родину с семьей, чтобы служить своему народу. Я сыт и на чужое не позарюсь, — пытается спасти свою печень новоявленный Прометей. Пытается доказать, что он честен. Странный же он человек. Он не понял, что как только начинаешь оправдываться, тут же оказываешься под подозрением. Особенно правоохранители думают – раз оправдывается, значит, есть что скрывать, и нужно еще покопаться. И как не повторяй вслед за Конни «Уважаемый господин судья, господа присяжные заседатели», подозрения будут все усугубляться.

***

Пока писалась эта статья, начались массовые проверки в малых и средних бизнес-объектах. По какой цене ввозят, по какой продают, какой спрос, почему покупают, что потом делают с купленным товаром? Изучается конкурентность бизнеса, плюсы и минусы данного предприятия, задают вопросы, целые анкеты, цель которых известна только тем, кто их составляет. Говорят от имени государства, представляются как защитники государственного интереса, как хозяева законности.

И закрыл частный предприниматель дверь своего небольшого цеха, отправил домой двух своих работников, дал немного денег семье рабочего и сам, наверное, в последний раз, пошел домой, думая о том, куда бы сбежать. Пошел домой, чтобы еще крепче приникнуть к своей скале, пошел каменеть, чтобы выдержать муки.

***

Для сохранения и репродукции власти необходимы деньги. Армянский властитель понял это тогда, когда увидел, что понятия Родина, Любовь, Человек не способны выжить при новых рыночных порядках. Очень небольшой период, может, год, в 1991-92, властители новонезависимой Армении пытались каким-то образом терпеть существование предпринимателей в стране. И поняв, что он антагонистичен их внутренним устремлениям, взяли в свои руки и бизнес, и банковские ресурсы. Сейчас наивно говорят о сращении бизнеса и власти. Срастаться могут различные элементы. Если властью и бизнесменами изначально были одни и те же люди, о каком сращении может идти речь? Наши заведомо оплаченные аналитики пытаются связать нашу бесчеловечную ситуацию с общими порядками. Между тем, порочный этот порядок  узко национален —  он сугубо армянский. Гражданин знает, что бизнес-пространство узурпировано, и ему осталась наемная рабская работа, он знает, что Армения – не место для предприимчивого и думающего человека, даже для фортуны не осталось места в стране Армения, и каждый, кто считает удачу естественной потребностью души, собирает чемоданы и следует по пути Госпожи Удачи.

Обделенным остался один выход. Бегство.

И в этом бегстве умирают легенды о счастливом будущем новонезависимой страны.

***

Миф о Прометее Франц Кафка представляет в четырех версиях и ищет объяснения в необъяснимом. Развитие событий, по его мнению, приводит к абсурду. Но автор игнорирует одно обстоятельство — то, что время имеет нахальные черты. Время течет даже во время абсурда. Невольно во времени вновь и вновь переживает легенду ее герой, и появляются пятая и следующие за ней версии. Каждый, кто оказывается перед лицом абсурда, имеет свою перспективу. Человек – существо будущего, тем более, Прометей, который предсказывал будущее, поэтому не мог завершить свою биографию четвертым и последним вариантом.

А по пятой версии, Прометей в какой-то момент стал ценить свое место в реальности, убеждаться, что обвинение в его адрес и наказание не безосновательны. Он солгал своему другу Гефесту, совершил кражу, причем, умышленно. А мотивом его деяния был клановый интерес. Ради получения светоча знаний человек должен был иметь особое отношение к титанам. Он вел двойную игру. Приведя Зевса к власти, он был принят богами, но вместо того, чтобы оставаться приверженным правилам божьего клана, предал его, за что был наказан и отвергнут. То, что подаренный человеку светоч знаний в итоге уничтожит его, начинает все четче очерчиваться во времени.

Укравший огонь для людей, боровшийся за их свободу Прометей все время слышал ропот от этих же людей, грозящий вылиться в проклятия и порицание. Свобода стала обузой, независимость – рабством для человека. Есть еще одно насущное обстоятельство признания собственной вины и смирения. Чем глубже ощущение собственной вины, тем сильнее оно отводит боль. «Почему тот, кто запрещает, позволил кражу? Может, это есть провокация самого Зевса? Если да, то день прощения и освобождения недалек», думает он. Так и произошло. Появился полубог и освободил Прометея. Миф гласит – то ли забыли, то ли устали боги и сделали вид, что не заметили прегрешение Геракла. Усталость и забывчивость не являются убедительными причинами для того, чтобы простить проступок. Не замечает проступок соучастник. И чувство вины, которое проникло в Прометея, разрешило конфронтацию. Олимпийская жизнь спроецировалась на Землю. Освобожденный Прометей принес новым светом чувство вины людям. Это и нужно было богам. Порок и порочный порядок на земле стали констатацией. Главное, чтобы были виновные и чувство вины. Чувство, которое порождает покорность.

«Чтобы покорялись тебе, ты сам должен покоряться»

Народ наш, проникнутый тысячелетними мифами, устами своего властителя провозгласил самую универсальную формулу, регулирующую общежитие. Под этим лозунгом олимпийские преступные нравы были спроецированы с небес на землю, на нашу новонезависимую республику, и перспектива освобождения была похоронена в глубинах необъяснимого. Но даже там, в недрах необъяснимого, всегда есть открытая возможность для тех, кто ждет своего взлета на грани неба и земли.

Share

Comments are closed.