Южная Осетия: власть и бизнес

Мария ПЛИЕВА
Независимый журналист
Цхинвал

«Какое в Южной Осетии можно построить государство, если вы, фактически, нищие?»

Эта фраза не раз звучала из уст различных экспертов, журналистов, общественников, чиновников за «непринужденной» беседой. Крылатая фраза «бедность – не порок», судя по всему, никого не останавливает. Нужно признаться, что оскорбительнее этого в адрес моего государства я ничего не слышала, но основания для таких «обвинений» есть. Если мы хотим построить правовое государство, то должны быть уверены в своем хлебе насущном.

А реальным фундаментом экономики в современном государстве может быть частный бизнес, как индикатор существования экономики в республике.

 

Недавно на правительственном сайте osinform.ru появился десятиминутный видеоролик о промышленном потенциале Южной Осетии. В нем рассказывается о тех предприятиях, которые уже функционируют в Южной Осетии, а также о том, что могло бы быть. Те, кто смотрел этот ролик, говорят, что он отражает наши мечты, но до реальности ему, увы, далеко.

 

В видеоролике перечисляются основные функционирующие предприятия в Южной Осетии, такие как:

— завод «Электровибромашина», специализируется по выпуску электровибраторов и питателей возвратно-поступательного действия различной производительности, применяемых в горной промышленности, также выполняет заказы по изготовлению металлоконструкций;

— завод «Эмальпровод», где открыт новый цех по производству водоэмульсионных, дисперсионных красок;

— лесокомбинат, где производится мебель и столярная продукция, может обеспечивать заготовку древесины до 30 тыс. кубометров в год, имеет собственное сырье,

— Багиатский наливочный завод, занимается продажей минеральной воды;

— предприятие хлебобулочных изделий, обеспечивает продукцией столицу Южной Осетии и районные центры;

— предприятие «Полиграфическое производственное объединение», функционирующее с 1964 года. Правда, из-за дороговизны продукции некоторые издания республики печатаются в соседней Северной Осетии;

— из туристстко-оздоровительной сферы работает только оздоровительный комплекс в селе Нагутни, где находится малюсенькая санатория.

— молочный завод и мукомольное предприятие производительностью в 12 тысяч килограмм в сутки.

 

Из того, что могло бы функционировать, вышеназванный источник говорит о предприятии «Югостальк», где можно получать свинцовый и цинковый концентрат,   свинцово-цинковое рудоуправление в городе Квайса (запасы – 726,5 тысяч тонов руды), а также завод строительных изделий, которое позволит обеспечить продукцией местные отрасли дорожного и капитального строительства и гидроэлектростанции, которых нет.

 

Информацию о размере бюджета, прибыли этих заводов, практически, невозможно получить. После развала большевистской экономической системы эти предприятия, по идее, должны были перейти в руки частных собственников, но они по-прежнему находятся в руках правительства. О том, сколько составляет размер их налогов и, соответственно, «взносов» в бюджет республики, никто не знает. Все это засекреченная информация. Особенно тайным бюджет Южной Осетии стал после того, как правительство России стало выделять миллиарды на послевоенное восстановление республики. Люди, разбирающиеся в элементарной математике, ломают себе голову, какими же законами арифметики руководствуются чиновники России и Южной Осетии, если первые могут назвать одну цифру, а уже в устах вторых цифра трансформируется в другой вид, и даже намного уменьшается.

 

Но есть интересная деталь, связанная с выделяемыми из РФ в бюджет Южной Осетии средствами. В 2010 году, 20 июля, в СМИ Южной Осетии было опубликовано интересное постановление правительства РЮО, которое было потом стерто с сайта газеты «Южная Осетия». Как показало постановление, в статью распределения российской финансовой помощи вошли и суммы, выделенные на беспроцентное кредитование малого предпринимательства в размере 100 млн. рублей. В документе было черным по белому написано, как были распределены эти финансы: а) 50 млн.рублей – фонду «Возрождение» (это в основном пропрезидентский «Союз защитников Отечества» — экс-комбатанты); б). 35 млн. рублей – сотрудникам Министерства обороны и МЧС РЮО; в) 5 млн. рублей – сотрудникам Государственной охраны РЮО; г) 5 млн.рублей – сотрудникам ОМОН Министерства внутренних дел РЮО; д) 5 млн.рублей – сотрудникам спецназа КГБ РЮО. г. Цхинвал.

Разумеется, ни один рубль на развитие малого предпринимательства не пошел. Деньги были отданы силовым структурам республики за их силовую преданность. После бурных обсуждений в Оснете данного постановления и его последствий, правительство Южной Осетии перестало публиковать какие-либо документы, говорящие о том, кому и как выделяются кредиты для развития частного бизнеса.

Но частный бизнес в республике  существует в виде продуктовых, вещевых магазинов, салонов красоты и предприятий, связанных с пищевой отраслью. Это, пожалуй, то единственное, что находится в руках людей, не являющихся сотрудниками государственных служб.

Малый и средний бизнес, связанный с продажей собственной сельхозпродукции на российском рынке, прикрыт еще с 2006 года. Тогда правительство России ввело эмбарго на ввоз продукции из Грузии, запретив этим самым вывозить и сельскохозяйственную продукцию из Южной Осетии. Таким образом, осетинский крестьянин, живший на прибыль от своей сельхоздеятельности, не может продать всю продукцию только в пределах Южной Осетии и вынужден с болью наблюдать, как загнивают яблоки, виноград и груши.

 

Под российское эмбарго подпало и вино из винограда, растущего на берегу Лиахвы, осетинский сыр и древесина, которым можно обеспечить весь Северный Кавказ. Вино в количестве от200 литровежегодно производят в каждой цхинвальской семье, а также в селах близ города Цхинвал, где есть благоприятная почва для хорошего виноградника. Но вывозить прекрасное цхинвальское вино даже родственникам в Северную Осетию невозможно, т.к. существует таможенное ограничение – не больше трех литров. Нельзя не сказать об осетинском пиве, производство которого сошло на «нет» благодаря разным рейдерским «проектам» семьи бывшего президента.

 

Восстановление разрушенных домов по-прежнему контролируется премьер-министром, сейчас уже новым и, по-прежнему безрезультатно по причине того, что откаты в строительных фирмах составляют более 20 процентов. В народе это назвали «теорией и практикой 20-процентного барьера». В строительных фирмах из-за низких и несвоевременных зарплат привлекаются неместные жители. Подрядчики и строители в Южную Осетию  приезжают из разных стран Азии, а местные специалисты остаются без работы. Обещанные же к текущему месяцу 8 центральных улиц разрушенного Цхинвала по-прежнему остаются неотремонтированными.

 

Финальный аккорд зависимости бизнеса от власти можно было «услышать» месяц назад в городе Сочи, где проходил XI международный инвестиционный форум «Сочи-2012». Форум посетила и делегация руководства Южной Осетии, представившая на нем два инвестиционных проекта: 1. завод по производству базальтового непрерывного волокна и арматуры на его основе, и 2. проект завода по производству солнечных модулей, позволяющий производить дешевую электроэнергию с помощью экологически чистых модулей.

По словам политолога Алана Парастаева, он был в полном недоумении, прочитав эту новость. «На основе каких макро- и микроэкономических расчетов наше министерство экономики пришло к выводу, что ресурс нашей экономики  именно в этих двух труднопроизносимых направлениях, и именно они нуждаются в инвестициях? Ведь мы, наверно, уже давно наладили производство осетинского сыра, пива и нашей минеральной воды, а зеленью и помидорами мы завалили весть Северный и частично Южный Кавказ, а холмистый и продуваемый всеми ветрами Знаурский район утыкан ветряными ЭС?» — подчеркнул Алан Парастаев.

Югоосетинское общество вновь задалось вопросом: почему нам не нужны инвестиции в аграрный сектор и пищевую промышленность? Остается только заняться сложнейшими для нашей республики технологиями в виде разрабатывания солнечных модулей в условиях, когда в республике отсутствует даже интернет, и только очень слабый можно установить в столице.

Share

Comments are closed.