Вопреки существующей системе, или нужен ли нашей стране отечественный предприниматель?

Изида ЧАНИЯ
Журналист
Сухум 

Наиболее характерным взаимоотношением бизнеса и государства является взаимообвинительный характер: государства жалуется на предпринимателей, предприниматели на государство. Этот обоюдный «плач» не просто постепенно превращается в привычный ритуал, а становится основой недоверия и подозрительности между властью и бизнесом.

Предприниматели Абхазии (наверное, как и во многих странах) считают, что их бизнес существует не благодаря, а вопреки существующей системе. Главные их претензии к государству – несбалансированная налоговая система и несовершенное законодательство, таможенные барьеры, отсутствие доступа к кредитным ресурсам и дорогие кредиты, обилие контролирующих органов, высокая степень коррупции. За послевоенный  период эта система настолько устоялась, что, кажется, никто уже и не намерен что-либо менять.

После признания Россией нашей независимости и появления гарантий безопасности в виде усиленного миротворческого контингента, кажется, жизнь без военной угрозы становится для нас реальностью. Мирная жизнь лучше всего настраивает на развитие. А развитие – это когда экономика работает динамично, а значит, пополняется бюджет. Это во многом зависит от того насколько комфортно чувствует себя в стране предприниматель.

Все построено на взятках, и поэтому число контролеров только увеличивается…

Мой собеседник Давид — предприниматель со стажем. В его послужном списке бесконечная борьба за права частного производителя. Во времена обострения отношений власти и частных хлебопеков Давид всегда выступал в авангарде. Результатом стало то, что он просто ушел из хлебного бизнеса. «Невозможно было выжить при высокой цене на муку и фиксированных ценах государства. Да еще у нас было такое обилие ревизоров, что нужно было бросить работу и только ими и заниматься», — объясняет предприниматель. В отличие от многих других предпринимателей, он хорошо знаком с действующей законодательной базой и говорит, что закон, который регулирует проведение проверок в Абхазии, не действует. Давид насчитал почти два десятка проверяющих организаций городского и республиканского уровня, которые могут предъявить претензии предпринимателю.

Но еще более сложным препятствием для развития бизнеса, на его взгляд, является налоговая система. «Теоретически у нас, вроде, налоги невысокие. Но мы обманываем наших граждан. Кроме традиционного набора налогов, существует налог с прибыли 18% , и еще нужно выплатить 15% на уже уплаченный налог — подоходный налог. То есть, как только ты забрал деньги из банка, выплатил все налоги, тут ты автоматически облагаешься еще и 15%. Оно не высвечивается нигде, но многие под эту вилку попали и разорились», — говорит предприниматель. По его подсчетам, общая сумма налоговых отчислений у нас составляет более 30%, в России всего 28%. А процентные ставки кредитов — 24-26%. В России же 11-17%.

Впрочем, бизнес у него остался, но только потому, что Давид постоянно ищет новые направления и незанятые ниши. «У нас, в Абхазии, если чем-то начинаешь успешно заниматься, обязательно кто-то помешает, или тебя со всех сторон начинают «обкладывать». По российским машинам у меня была серьезная проблема. Я заключаю с российскими фирмами договоры о поставках и ничего скрыть не могу, даже при огромном желании. Машина пришла — я должен ее оплатить. Она прошла границу — мне выписывают пошлину. С меня дважды взимают НДС. Выходит, я плачу НДС еще и с пошлины. Таков закон. Но сама пошлина уже является налогом. Выходит я плачу налог на налог. Где логика? В мире нет такой практики. Это я отношу к несовершенству законодательной базы, но таких нюансов в работе очень много», — рассказывает предприниматель.

Он все еще пытается доказать, что государство заинтересовано создать такую систему налогообложения, чтобы предприниматели были заинтересованы работать прозрачно? Пока вопрос остается риторическим. По мнению самого Давида,  для этого необходимо упростить систему платежей, «чтобы человек знал — заплатит налоги, и больше ничего ему не помешает работать и развиваться». «В России по малому бизнесу проверка полагается раз в три года. А у нас могут прийти все одновременно. Коррупция, как ржавчина, пожирает все. Все построено нa взятках, и поэтому число контролеров только увеличивается», — говорит предприниматель. Пока что особой надежды на то, что кто-то готов систематизировать все пробелы в законодательстве и облегчить систему взаимоотношений бизнеса и государства, у него нет. Каждый отдельный предприниматель как-то приспособился к ситуации.

На резонный вопрос, почему бизнес не может объединить усилия, чтобы лоббировать необходимые условия, Давид отвечает так: «У нас нет выросшего среднего слоя предпринимательства. И пока нет среднего класса, чиновники этим пользуются».

Опять мешают таможенные барьеры

Леонид — представитель редко встречающейся в Абхазии категории предпринимателей — производственник. Он директор завода, и занимался производством еще до грузино-абхазской войны. «Для того, чтобы развивалось предпринимательство, нужен рынок, финансы, гарантии государственной системы. Мы просто находимся на стадии развития рынка. А тормозит это развитие отсутствие финансов и сложности выхода на мировой рынок», — очень доступно объясняет он причины всех неурядиц в сфере бизнеса. Леонид, в принципе, разделяет все претензии предпринимателей, при этом говорит, что идеальной была бы ситуация полного отсутствия налоговой инспекции, таможни, контролирующих структур.

«Тогда все будет развиваться. Но мы понимаем, что этого нельзя сделать. В государственной системе все должно быть сбалансировано. А правительство должно контролировать эту грань», — считает Леонид. Пока продуманной системы, направленной на поддержку бизнеса, предприниматели не видят. «Есть неоправданные налоги, иногда даже парадоксы, к примеру, я юридическое лицо, и мне запрещены обороты по наличному расчету. Но есть более глобальные вещи. Вот, 3% на таможне снимают с любых ввозимых товаров. Даже с завезенного оборудования. В принципе, если бюджет страны формируется более чем на 30% за счет пошлины на ввозимый товар — это уже неперспективно. Бюджет должен в первую очередь формироваться за счет производства, поэтому нужно его развивать», — говорит он.

Точно такое же мнение у всех без исключения экономистов и людей, имеющих отношение к сфере бизнеса. Ярко выраженная сезонность не позволяет нам делать ставку лишь на курортную сферу. А для развития производства нужны два фактора — сырье и рынок. Производство можно начать развивать и при наличии хотя бы одного из этих факторов.

Между тем, слишком много расходов у промышленников, в том числе и на таможне. «Если бы не проблемы на таможне, я бы уже свое производство запустил. К примеру, мне нужен мазут — его просто нет. Работаем полностью на электроэнергии. Все равно выходит дорого, несмотря на то, что она относительно недорогая», — говорит Леонид. Есть еще объективные причины, мешающие развитию производства. Это то, что малые предприятия не могут конкурировать с крупными. Им трудно конкурировать с импортируемыми товарами, себестоимость которой дешевле. Ну, и по-прежнему трудно вывезти продукцию из Абхазии — опять мешают таможенные барьеры.

Налоговое бремя в Абхазии значительно выше, чем даже в России…

Игорь — управляющий и один из владельцев крупного супермаркета и оптовой базы. О том, какие, мягко говоря, сложные отношения сложились у предприятия с контролирующими органами, знает вся страна. Каждый год, накануне курортного сезона, в торговый комплекс приходят представители различных контролирующих структур. Игорь отбивается, и не молчит. «У нас сложилась ситуация, когда бизнес вынужден договариваться с властью. Это плохо, потому что не только мешает развитию бизнеса, но и самой власти, и порождает всепоглощающую коррупцию. Ни для кого не секрет, что предприниматели решают свои проблемы с помощью взяток», — говорит он.

— Но, говорят, Вы взяток не даете?

— Да, не даю. Да и зачем, ведь мы работаем честно, как это принято говорить у бизнесменов — «в белую». В этом вся и проблема — никто не верит, кроме наших сотрудников. Некоторые чиновники так и заявляют, что мы все равно воруем, и они это рано или поздно докажут. Разве можно такие отношения назвать нормальными. Чтобы отношения стали партнерскими, и бизнесу было удобно и легче работать, на самом деле нужно немного — нужно срочно пересмотреть и внести изменения в налоговое законодательство:

— первое — снизить налоговое бремя, по факту оно в Абхазии значительно выше, чем даже в России;

— второе — убрать статьи о двойном налогообложении, особенно, российских предприятий и банков;

— отменить или изменить различные постановления, мешающие работать — например: указ об обращении денежной наличности между предприятиями, мы не можем купить даже бензин за наличный расчет или отправить экспедитора за товаром рано утром, пока банки не работают. Постановление о розничных ценах на хлеб заставило нас отказаться от собственного производства хлеба;

— изменить состав затрат — невозможно прожить в командировке в Москве на 400 рублей в сутки. Всем давно понятно, что таких цен просто нет, но никто не собирается эту статью пересматривать. Принято, что все остальные затраты предприниматель покрывает уже из собственной прибыли.

Таких «нюансов», которые мешают развитию бизнеса, в законодательстве много — это лишь пример».

Игорь считает, что цивилизованной системы взаимоотношений между бизнесом и властью в нашей стране не создано. «Не нужно договариваться, напишите законы, по которым можно жить. Невозможно облегчить жизнь предпринимателям, не поставив цель облегчить жизнь людям этой страны», — говорит он. На вопрос, что нужно сделать, чтобы облегчить работу бизнесу, у Игоря свой рецепт: «Нужно собрать инвесторов, человек двадцать, все же известны, местных предпринимателей, человек двадцать, чиновников от различных ведомств, человек двадцать, депутатов, человек двадцать — пусть сядут за одним столом, и пока не примут решение о том, что нужно сделать, чтобы народу облегчить жизнь, не расходятся».

Пора перейти к системе прямого налогообложения

Илья в бытность депутатом не раз высказывался по проблемам бизнеса. Сейчас он по-прежнему «в теме». «Мы до сих пор не сделали самого важного шага — нам давным-давно пора принять закон «О государственной поддержке предпринимательства». Нужно четко определить, какое значение имеет предприниматель для страны  — это вор, негодяй, который думает, как ободрать государство, или это фигура, которая приносит доход в бюджет и позволяет выжить населению?» — говорит эксперт. Илья признает, что принятый несколько лет назад закон «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении госконтроля» не всегда работает. По закону, без соответствующей необходимости сотрудник милиции не может проводить проверку и вмешиваться в хозяйственную деятельность предприятия. «Но проблема в том, что наш предприниматель тоже привык работать по старинке, он устанавливает доверительные отношения с контролирующими органами и не готов пользоваться законами, которые есть», — говорит он.

Несмотря на все трудности, бизнес развивается, и порой стихийно. Появляется ниша, и ее спешат занять. «Раньше все строили пацхи (традиционная кухня во дворе абхазского дома), сейчас идет «гостинизация» всей страны. Завоз машин, контрабанда металлов — это всегда шло. А если бы у нас была программа развития государства, связанная с развитием бизнеса, нам всем было бы легче», — уверен эксперт. К примеру, рынка сельхозпродукции в Абхазии по-прежнему нет. Малый бизнес только начинает занимать эту сферу. Очевидно, что государство должно предлагать предпринимателям свободные ниши. Но вместо этого мы имеем ежегодное индикативное планирование.

«Мы планируем свою жизнь на один год и в рамках «мертвых» предприятий или в рамках бизнеса, который сам себе находит дорогу», — констатирует Илья. Между тем, во всем мире толчком к развитию бизнеса служат дешевые кредиты. В Абхазии кредиты дорогие, и доступ к ним затруднен. По словам Ильи, «те, кто заняли эту нишу, наладили правила игры и приближаются к прослойке, которую называют средним классом. Но войти в этот класс сегодня новым людям затруднительно».

Почему предприниматели не могут сообща отстаивать свои интересы — вопрос почти философский. «Предприниматель сегодня привык выживать как одинокий волк. Предприниматели должны иметь возможность высказывать свое мнение, отстаивать свои интересы, но в то же время они должны быть и социально ответственными. Многие ведь недостаточно добросовестно выполняют свои обязательства перед государством и обществом», — объясняет Илья. А что касается депутатов парламента, которые обладают всеми возможностями для усовершенствования законодательства, то «система законодательства так устроена, что внести туда что-то, особенно, в экономической сфере очень сложно. Не всегда, может быть, сами бизнесмены могут изложить в законодательном виде ту проблему, с которой они сталкиваются», — пытается объяснить инертность парламента бывший депутат. «И, тем не менее, стране все равно нужно определяться с перспективой развития малого бизнеса, как с платформой для появления среднего класса, который является основой государства. Для этого нужна программа государственной поддержки предпринимательства, финансово обеспеченная», — заключает Илья.

 

Share

Comments are closed.