Грузинская мечта: взгляд из России

Александр КРЫЛОВ
Доктор исторических наук
Москва 

Победа оппозиции на прошедших в октябре 2012 года парламентских выборах в Грузии представляется многими политиками и экспертами как удачный пример продвижения демократии на постсоветском пространстве.

 

Сразу после обнародования официальных результатов руководители США и европейских стран положительно оценили парламентские выборы в Грузии и приветствовали процесс мирной передачи власти[1]. Для этого есть основания: за весь 20-летний постсоветский период прецедента мирной передачи власти в стране еще не было. Президенты Гамсахурдия, а затем  Шеварднадзе были свергнуты насильственным путем, причем, первый из них погиб при невыясненных обстоятельствах.

Если на предстоящих в следующем году президентских выборах третий по счету президент Саакашвили передаст власть своему преемнику конституционным путем, это станет для Грузии чрезвычайно важным прецедентом, который продемонстрирует дееспособность государственных институтов и зрелость общества. Но необходимо учитывать, что сама по себе победа «Грузинской мечты» на парламентских выборах еще не является таким прецедентом, она лишь создает для него условия. Пока же Грузию ожидает сложный и довольно длительный период сосуществования оппозиционных по отношению друг к другу парламента и президента, который весьма напоминает «двоевластие» из российской истории столетней давности. Может ли в Грузии повториться нечто подобное российским потрясениям 1917 года?

В случае если «Грузинской мечте» удастся проявить себя в качестве дееспособной политической силы, взять в свои руки бразды правления и обеспечить политическую стабильность и хотя бы минимальное социально-экономическое развитие, у ее кандидата на президентский пост будут все шансы стать преемником М. Саакашвили. В этом случае исторический для Грузии прецедент конституционной смены власти действительно состоится.

Однако на пути такого сценария имеются большие трудности. Объединившийся вокруг Б. Иванишвили политический блок состоит из самых разных политических сил, что уже в скором будущем может поставить под вопрос его единство. Особенно в условиях, когда происходит новая дележка политического и финансового «пирога». Другой опасностью являются ожидания большой части грузинских избирателей, которые связывают с «Грузинской мечтой» надежды на быстрое решение социально-экономических проблем страны.

Очень часто такие завышенные ожидания не исполняются и ведут к разочарованию во вчерашних кумирах. В Грузии для подобного разочарования есть все предпосылки. При Саакашвили произошли положительные сдвиги в энергетике (при Шеварднадзе перебои с электричеством имели повсеместный характер), дорожном хозяйстве, полиции. Радикальная реформа местного ГАИ в течение многих лет вызывала восторженные оценки как в Грузии, так и за ее рубежами, особенно в тех постсоветских государствах, граждане которых продолжают страдать от произвола инспекторов ГАИ. По общему признанию, города и столица Грузии стали куда более безопасными, чем во времена предшественников М. Саакашвили.

Для «Грузинской мечты» крайне важно, чтобы ситуация в Грузии не ухудшилась до следующих президентских выборов. Но здесь против нее может сыграть «проблема 2013 года», с которой столкнулся бы и сам Саакашвили, если б сумел остаться у власти. Дело в том, что все достижения последних лет базировались на широкомасштабной финансовой помощи из США и ЕС. При этом лишь небольшая часть поступающих средств предоставлялась на различные гуманитарные проекты на безвозмездной основе. Остальное составляли кредиты и займы. В результате общий внешний долг Грузии по состоянию на 30 июня 2012 года достиг 12,0 млрд. долларов (19,7 млрд. лари)[2].

Очевидно, что выплата столь объемного долга является непосильной задачей для небольшой по размерам и не обладающей значительными по масштабам природными кладовыми Грузии. Это не является секретом для иностранных кредиторов, которые, скорее всего, пойдут на всевозможные реструктуризации и на списание части грузинских долгов. Но даже при самом благожелательном для Грузии отношении иностранных кредиторов возникает проблема: на какие средства стране жить дальше?

При Саакашвили большая часть полученных средств была потрачена куда угодно, но не на развитие экономики. В стране не было построено крупных предприятий или отраслей экономики, которые позволили бы получать большие и регулярные доходы. В условиях невозможности выплаты Грузией своих долгов, особенно на фоне затяжного кризиса в Европе и сложного финансового положения США, рассчитывать на поступление новой финансовой помощи из-за рубежа весьма затруднительно. И проблема, на какие средства жить дальше, неминуемо встала бы перед Саакашвили (останься он у власти). Теперь эта проблема встает перед «Грузинской мечтой», причем, если решение не будет найдено в самые краткие сроки, население может связать ухудшение ситуации не со старой властью, наделавшей долгов и не распорядившейся полученными средствами по-хозяйски, а с приходящей ей на смену «Грузинской мечтой». В такой ситуации симпатии грузинских избирателей к следующим президентским выборам могут претерпеть большие изменения.

Большую роль в грузинских событиях играет внешний фактор и постоянное давление, которое оказывают на Саакашвили США и ЕС, жестко требующие от него соблюдать цивилизованные «правила игры». Однако не ясно, сохранится ли такое давление, если «Грузинская мечта» не сможет решить сложнейшие проблемы и ситуация в стране начнет ухудшаться. И тем более, будет ли М. Саакашвили вести себя столь же цивилизовано и мирно в случае, если возникнет ситуация, благоприятствующая его политическому реваншу.

Одним из путей решения имеющихся у Грузии проблем могла бы стать нормализация отношений с Россией. Сельское хозяйство Грузии может получить перспективу развития только путем возврата на российский рынок. Последние годы со всей очевидностью продемонстрировали, что альтернативы этому рынку для Грузии не существует, и именно поэтому аграрная отрасль  оказалась  в столь критическом положении. Грузия могла бы получить большие выгоды от разблокирования путей сообщения, в том числе по железнодорожной дороге через Абхазию как от перевозки собственных грузов, так и от транзитных платежей. Большие возможности развития взаимовыгодного сотрудничества имеются в энергетике и других отраслях.

Главным препятствием на пути развития экономического сотрудничества продолжают оставаться острые политические разногласия между Москвой и Тбилиси. Бидзина Иванишвили сделал ряд демонстративных жестов в сторону России: было прекращено вещание ТВ-канала ПИК, заявлено о намерении Грузии не препятствовать Олимпиаде-2014 в Сочи и даже принять в ней участие, было высказано намерение отказаться от активной роли Грузии в событиях на Северном Кавказе, в том числе, будировании черкесской проблемы и т.п.  Бидзина Иванишвили коренным образом пересмотрел оценку событий августа 2008 года и обвинил М. Саакашвили в развязывании войны в Южной Осетии[3].  Однако позиция нового грузинского руководства по таким проблемам двусторонних отношений, как признание Россией Абхазии и Южной Осетии и вступление Грузии в НАТО, остается прежней. Вряд ли имеющиеся разногласия могут быть преодолены в обозримой исторической перспективе.

Ни Россия, ни Грузия не заинтересованы в том, чтобы двусторонние отношения продолжали оставаться в хроническом тупике. Важно начать процесс нормализации отношений путем решения тех проблем, которые могут быть решены уже в ближайшем будущем.



[1] http://inosmi.ru/sngbaltia/20121011/200737390.html

[2] http://www.cbonds.info/az/rus/news/index.phtml/params/id/602391

Share

Comments are closed.